• 258

Карим Кадырбаев, специально для Vласти

В отечественный прокат выходит дебютная полнометражная картина режиссера Рашида Сулейменова «Дорога домой», продолжающая «славную» казахстанскую линейку ультрапатриотических фильмов, в которых художественная ценность приносится в жертву плакатным агитациям и восхвалениям первого президента Республики Казахстан.

В центре сюжета история Макса – блестящего биолога, уже 20 лет живущего в Европе. На историческую родину Макс приезжает всего на один день в командировку, но по воле случая ему придется не просто задержаться, а на личном примере убедиться в справедливости поговорки «Где родился, там и пригодился».

Зрители, чья молодость пришлась на середину 90-х годов, могут помнить режиссера Рашида Сулейменова и продюсера Ильхама Джалилова по программе «Музыкальный канал 31» или по поп-дуэту «2XS». Вряд ли тогда кто-то мог подумать, что популярный телеведущий и музыкант через 15 лет превратится в одного из главных воспевателей действующей власти. В кино Сулейменов дебютировал короткометражкой «Наргиз», вошедшей в киноальманах «Сердце мое – Астана» и это была единственная новелла с ярко выраженной политической окраской. Если в одном предложении пересказать «Наргиз», то это история о том, как школьница из глухого аула собиралась на тракторе приехать в Астану, чтобы лично встретиться с президентом.

Полнометражный дебют Сулейменова сочится такой же открытой подобострастной любовью к Елбасы. В течение всего фильма мы трижды услышим восхваление в адрес президента (это чуть меньше, чем в каждой из частей киноэпопеи «Путь лидера»). Причем, первым пожелает здоровья Назарбаеву русский старик Степаныч, которого правительство со дня на день должно было лишить работы всей его жизни.

К слову, образ Степаныча вообще одна из главных вещей в картине, которая настораживает и заставляет подозревать авторов проекта в национализме. Начнем с того, что в одной из сцен двое молодых казахов (Макс и Еркебулан) сидят за столом, а Степаныч, который годится им в отцы, разливает чай. И если с Максом еще как-то оправдывает то, что он гость, то с какой стати Степаныч прислуживает здоровому лбу Еркебулану, который тут же позволяет себе повысить голос на старика.

Второй момент, который смущает еще больше – это то, что Степаныч называет покойного деда Макса Жумаша не иначе, как «хозяин», в то время как такой же работник конюшни Еркебулан вспоминает его как Жумаш-ата. Когда вы в последний раз видели человека, который называет другого мужчину хозяином? Или мы чего-то не знаем, и в аулах близ Астаны существует крепостное право?

«Дорогу домой» при всем желании невозможно воспринимать как художественное кино. Это скорее полуторачасовая социальная реклама, насильно вдалбливающая в зрителя любовь к Родине. Здесь все как положено: невыносимо прекрасные панорамы левого берега Астаны, утопический процветающий аул, в котором казахский язык преподают в классе, оборудованном по последнему слову техники, патриотично настроенная учительница Инкар, уехавшая из столицы на крутой тачке оправдывать доверие президента по программе «С дипломом в село», и наконец, чуждый манкуртам колорит сельских дискотек под бессмертный хит «Кызыл орик».

Вот только неведомо Рашиду Сулейменову то, что насильно мил не будешь. Что любовь к Родине нельзя вдолбить провокационными вопросами, типа «Ты вообще кто? Казах?» или футуристическими видами столицы.

«Казахфильм» может поставить себе галочку, что в предвыборной кампании Нурсултана Назарбаева, он свою функцию выполнил. Всем остальным, причастным к этой картине (включая Санжара Мадиева и Аружан Джазильбекову) рекомендуется срочно реабилитировать себя съемками в настоящем кино.

Свежее из этой рубрики
Loading...