6 необычных коллекционеров

Жанара Каримова, Vласть, фотографии автора и героев

Vласть нашла несколько коллекционеров необычных вещей: столового серебра, платежных карточек разных стран, пакетиков сахара, раритетной техники и других предметов.

Что: Платежные карты

Сколько: около 300 карт

Откуда: пока не охвачены два континента – Австралия и Африка.

Манарбек Абенов, 34 года, директор департамента развития финансовых услуг АО «Казпочта». Когда Манарбек устроился в Народный банк, у него возникло желание собирать карточки: «Нужно было уничтожать карточки, а я просто портил одну сторону и оставлял у себя в коллекции. Друзья знают о моем увлечении, стараются привозить мне интересные карты, за что я им признателен. Есть уникальные карточки, например, с фестиваля джаза от Альфа банка было выпущено около 5 тысяч экземпляров в России, или карточка почты Израиля».

Кроме того в его коллекции имеется уникальная карта «Иртыш» – это первая локальная карта Казахстана, запущенная в Павлодарской области. По словам Манарбека, таких карточек было около 180 тысяч, систему запустили в 1992 году, еще до введения в обращение национальной валюты. «В то время был дефицит наличных денег, в целом по Советскому Союзу обходились чековыми книжками. В Павлодарской области запустили систему платежных карточек, и это помогло удержаться на плаву крупнейшим предприятиям, — рассказывает Манарбек. — Работать я начал в 2001 году, а в 2002 систему закрыли. Я пользовался этой картой. И, к моему сожалению, мне довелось закрывать эту систему. А ведь она была легендарной. Потом банк перешел на выпуск международных платежных карточек Visa и MasterCard».

По мнению Манарбека, карты казахстанских банков не уступают по качеству, а иногда даже превосходят по функционалу аналоги иностранных банков: «У нас допускается открывать карточки для нерезидентов Казахстана, некоторые банки в других станах открывают только для резидентов. Иногда, посещая страну, объясняю, мол, я ваш коллега, коллекционирую карточки. И мне их дают. Я держал в руках карточки премиум уровня с бриллиантами, но в коллекцию не получил, слишком дорогие».

На данный момент коллекция просто хранится дома у Манарбека, на следующей неделе он планирует заказать стенды и развесить карты на стене. Он еще ни разу не пересекался с другими коллекционерами платежных карточек.

Что: Серьги

Сколько: 67 пар

Откуда: Казахстан, Кыргызстан, Россия, Украина, Грузия, Азербайджан, Турция, Испания, Португалия, Остров Мадейра, Таиланд, Камбоджа, Индия, Шри-Ланка, Китай, Франция, Италия, Греция, Арабские Эмираты, Египет и Узбекистан.

Фото Дениса Овчинникова

Настасья Ветер, 27 лет, писатель, работает PR-консультантом. Из всех украшений Настя предпочитает серьги: «Кольца мешаются на пальцах, браслеты неудобны, колье и ожерелья меня словно душат». Девушка не помнит, в каком возрасте стала собирать серьги. Уши ей прокололи в 12 лет, и «понеслось». Серьги она хранит в шкатулках и органайзерах.

«Мама у меня художница, делает вручную аксессуары. Я с удовольствием носила немало пар сережек, сделанных для меня лично. Самым старым и любимым сережкам в моей коллекции столько же лет, сколько и мне – 27. Мама делала их, когда была беременна мною, они достаточно авангардны, на мой взгляд. С удовольствием надеваю по особым случаям, - рассказывает Настасья, - потом стала покупать серьги в путешествиях».

Настя отдает предпочтение серьгам, сделанным вручную. Блошиный рынок в Испании поразил ее количеством интересных аксессуаров. Ее коллекцию пополняет молодой человек: «Если он куда-то едет без меня, то обязательно привозит несколько пар, попутно расскажет трогательные рассказы о том, как долго он искал именно эти, особенные серьги. Родители и друзья тоже привозят серьги, зная мою любовь к ним. Так и собралась коллекция».

Что: Пакетики сахара

Сколько: Более 500

Откуда: Почти со всего мира, нет только пакетиков из Австралии и Северной Кореи.

Ерулан Измайлов, 31 год. Три года назад, летая по работе, Ерулан во всех заведениях брал по 1-2 пакетика сахара на случай, если вдруг захочется чая, а сахара под рукой не будет. «А когда прилетал домой, то замечал, что у меня в карманах пакетики из разных городов, — вспоминает Ерулан. — Я складывал их в маленькую коробку от телефона. Когда она заполнилась, я понял, что начал коллекционировать пакетики».

Любопытно, что сейчас Ерулан решил ограничить потребление сахара и собирает пакетики только с одной целью — пополнить коллекцию.

Два года назад друзья начали привозить Ерулану пакетики из своих поездок. Один из крупных вкладчиков в коллекцию — блогер Александр Цой, который привозил сначала горстки, а позже и полукилограммовые подарки в виде желаемых пакетиков. «У меня визуальная память. Я помню свои уже собранные пакетики, поэтому с привезенными не повторяюсь, — рассказывает Ерулан. — Есть редкие пакетики — из Диснейленда или исторических мест, где отдыхали писатели. Из Африки мне привезла пакетики Дина Сабирова, так она покрыла еще один континент, откуда у меня еще не было сахара».

Ерулан заметил, что пакетики сахара Starbucks в каждой стране разные. В Европе они меньше по весу, чем в Азии или в странах СНГ. Подмечал он и плагиат нескольких кофеен. А еще благодаря своему увлечению, он узнал, что создатель удлиненных пакетиков совершил суицид, потому что большинство людей неправильно пользовались его изобретением: они открывали пакетики с боку, хотя их нужно надламывать посередине.

60% коллекции – это сахар с кофеен, затем — с ресторанов, отелей и самолетов. Самый весомый пакетик из Питера — в нем 10 грамм сахара. Часть коллекции Ерулан хранит у брата. Самые любимые пакетики он привез из Парижа, на них изброжены девушки в разноцветных нарядах. «Забавный пакетик был в шашлычной в Шымкенте. Представляете, в Шымкенте в шашлычной делают фирменные пакетики, у нас не каждое заведение решается производить свои упаковки», — смеется Ерулан.

Некоторые пакетики не доживают до Алматы, рвутся и сахар высыпается. У коллекционера есть задумка — выставить все в кофейне. Ерулан мечтает о пакетике сахара из Ватикана.

Над ним иногда смеются друзья, говорят: «Когда в стране начнется кризис, мы все пойдем к Ерулану. Но лучше бы ты гречку собирал».

Что: Телефоны

Сколько: около 100

Кроме пакетиков сахара, Ерулан собирает еще и старые модели телефонов, в основном Nokia, Siemens и Motorola. Все началось с того, что Ерулан устроился на работу в «Евросеть Казахстан». «Когда в моду вошли сенсорные телефоны, пришла на ум идея собирать трубки, — вспоминает он. — Тогда многие начали их закидывать в дальний ящик, а я начал собирать у друзей и родных. Чаще всего люди просто так отдают трубки. Я купил только 5-6 телефонов из всей коллекции».

Ерулан мечтает о Siemens SL45 – это первый мобильный телефон в мире с функцией MP3-плеера и слотом для карт памяти, который сейчас почти невозможно найти среди пользователей. У Ерулана в коллекции есть линейка Nokia от 1100 до 8800. Он мечтает собрать серию Nokia со сменными панелями: «Из этой серии у меня есть 6 телефонов, а в линейке их порядка 30. Я посмотрел на ebay, чтобы собрать одну серию телефонов, нужно выложить 5 тысяч долларов. Учитывая текущий курс доллара, я бы не отдал больше 15 тысяч тенге, то есть 50 долларов за покупку редкого телефона — такого, как Nokia 7610 с двумя закругленными углами. Причем люди, у которых есть эти телефоны, знают, что сейчас они востребованы в цене из-за коллекционеров. Я наблюдал как Nokia 3310 продали за 50 тысяч тенге».

«Была задумка сделать свой музей. В Москве Евгений Козлов открыл музей гаджетов и показал как эволюционировал телефон от большой трубки, у которой еще был отдельный аккумулятор до айфона. Как оказалось, коллекция у него не такая большая, всего 50 телефонов в идеальном состоянии, — рассказывает Ерулан. — Ко мне не раз обращались с предложением продать некоторые телефоны, я отказывался, но, возможно, настанет тот момент, когда я оставлю только самые раритетные модели, а легкодоступные или не шибко популярные продам. Слышал, что в Москве мужчина продавал линейку Motorola RAZR почти за полмиллиона тенге».

Однажды Ерулан пришел на мероприятие с телефоном 3510, он похож на 3310, но у него оранжевый корпус и он по бокам светится. Когда Ерулан разговаривал по нему, заметил на себе взгляды. Люди подходили со словами, что у них был такой же телефон в школе. У Ерулана уходит целый день на чистку трубок от пыли и подзарядку: «Еженедельно этим занимаюсь. Зарядок много, раньше не был принят этот общий микро USB разъем, у каждого телефона были свои разъемы. У Siemens их три вида, у Nokia – два. Сейчас у меня, наверное, 20 штук зарядок есть. У Sony Ericsson были разные зарядки практически на каждую модель, чем они вообще думали? У меня есть два телефона, на которые я не могу найти зарядку».

Что: Банки от дезодоранта Axe

Сколько: 10

Павел Май, 24 года, IT-специалист. В 9 классе купил AXE Africa и решил, что это лучший дезодорант для него. За все это время Паша не изменил любимой марке: «В определенный момент я увидел, что дизайн банок весьма хорош и каждый вид уникален. Тогда я и начал собирать их. Без прямой цели закупа всех видов — я просто покупал очередной дезодорант, но уже с новым ароматом, после того, как заканчивался предыдущий. Теперь же мне осталось собрать 1-2 вида до полной коллекции».

Паша заметил, что некоторые виды дезодоранта уже не производятся, а еще несколько не завозятся в Казахстан. По его мнению, банки выглядят весьма эстетично на полке для сувениров. «Простая цель - собрать все виды дезодоранта. Кроме того, когда заканчивается банка и нужно понять, что на этот раз я желаю, всегда можно обратиться к коллекции и понять, какой AXE чем пахнет, если подводит память», - делится Паша.

Первый купленный дезодорант стоил 300 тенге, сейчас же цены выросли: «Но ведь нельзя себе отказать в покупке такой необходимости, и цена не особо важна. Но она растет заметно, что печалит. После первой девальвации банка стоила 580 тенге, после второй уже 690».

Вспоминая рекламу AXE, многие друзья интересуются у него — есть ли знаменитый эффект. Паша отвечает, что не знает, ведь в первую очередь аромат нравится ему самому.

Что: Столовое серебро

Сколько: Больше 40

Откуда: Россия, Казахстан, Украина.

Юрий Мильчевский, 29 лет, репетитор математики. Когда ему было14 лет, он обнаружил интересные вещи советских времен. Юрий приобрел украшения и значки советского периода, потом немецкие и советские столовые приборы. По словам коллекционера, сейчас такие вещи найти тяжелее, раньше они продавались около рынков, с рук и по объявления. Теперь же подобный товар можно найти только у «барыг», которые когда-то купили или ищут по деревням и перепродают.

«Я не считал, сколько потратил денег на хобби. На один предмет максимально мог бы потратить, наверное, 200 тысяч тенге. Но если вещь того стоит, то можно отдать любые деньги».

В семье до Юрия никто не увлекался коллекционированием, поэтому родители не разделяют увлечение сына, считая, что лучше потратить деньги на развлечение, чем покупать такие предметы. Но есть друзья-коллекционеры, которые его поддерживают. «Я зарабатываю не так много, просто не трачу средства на другие вещи.

Для меня коллекционирование – это самый интересный отпуск.

Время от времени раскладываю коллекцию. Когда тоска накатит или, наоборот, с появлением новой вещи. Самый дорогой предмет в моей коллекции – это столовая ложка Карла Фаберже, ей больше 100 лет. Тут не так важна старина, важнее клеймо и редкость. Я собираю в основном серебро 84-ой пробы, это золотниковая проба. Половину вещей купил через интернет. В антикварных магазинах цена раза в три выше, чем можно найти в интернете. У нас не так много антикварных магазинов, наверное, интерес к ним не такой большой, потому что цены высокие, и ассортимент не увеличивается».

Свою коллекцию Юрий хочет пополнить ювелирными изделиями Карла Фаберже и серебряными часами с механизмом мастера Павла Буре. У него уже есть часы Буре, но в стальном корпусе. Как рассказал Юрий, особого ухода приборы не требуют, «если их не трогать, они будут покрыты оксидом серебра, который их защищает. Серебро интересно тем, что с древних времен ему придавали волшебный смысл. Оно стоило дороже золота. Потом все поменялось».

По словам Юрия, изделия Карла Фаберже не доставались простым людям. В то время цена уже была высокая. Клеймо «поставщик двора» или изображение короны говорит о том, что изделия были признаны достойными использования императорской семьи. Но не все изделия поставлялись только для императорского двора. Что-то продавалось в крупных магазинах.

Свою коллекцию Юрий оценивает примерно в миллион тенге.

Что: Старинные фотоаппараты

Сколько: Около 100

Откуда: Страны СНГ

Андрей Качанов, 36 лет, менеджер. Еще школьником Андрей собирал марки, потом монеты и банкноты. Эта страсть передалась ему от отца: «Он нумизмат, я любил его коллекцию перекладывать, складывать. Может так все и привилось. Из его коллекции у меня есть много монет и бумажных денег Царской Руси».

Фотоаппараты Андрей начал собирать года 3-4 назад, когда переехал в новую квартиру. Однако первый фотоаппарат был подарен ему отцом на день рождения, это был Зенит-TTL. Андрей фотографировал первое время, а потом забросил камеру. Вспомнил о своем увлечении, уже будучи взрослым, найдя аппарат при переезде. «Поставил его на полку и потом чикнуло у меня: дай-ка я буду собирать, – вспоминает Андрей. — Иногда друзья находят интересные фотоаппараты, иногда знакомые вспоминают о ненужной фототехнике. Редкие экземпляры нахожу в интернете. Они все для меня дороги, а по цене я уже не помню, сколько они стояли. За последний огромный полароид отдал 20 тысяч тенге. Не знаю, какую сумму я могу потратить на фототехнику, зависит от настроения и свободной суммы. Сейчас я немного поприжимистей, хочется, но колется. Кризис, двое детей и так далее».

80% фототехники в рабочем состоянии. Самая старая техника – «Кодак» 1919 года, сделанный в Канаде. Как ни странно, сам Андрей использует простой цифровой фотоаппарат или камеры на телефонах.

Из балкона Андрей сделал кабинет: «Может быть, ради хвастовства все это, чтобы друзей удивить. Передвигаю фотоаппараты с места на место. Пока не думал, что с этим делать в будущем. Буду просто пополнять коллекцию. Может кто-то из детей захочет продолжить. Когда все коллекции переехали на балкон, жена успокоилась. А до этого она не разделяла мое пристрастие, потому что ей приходилось убирать, пыль вытирать. А у меня руки не доходили. Если я захожу сюда убираться, то на это уходит два дня. Раз в месяц стабильно этим занимаюсь».

Кроме фототехники, на балконе также хранятся вещи старшего сына Андрея — у него есть своя полка, отведенная для его деревянных пазлов.

Репортер, фоторепортер интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики
Loading...