Вадим Смирнов, «Двадцатый Век Фокс СНГ»: «Мы хотим сделать в Алматы среднеазиатский офис»

Светлана Ромашкина, Vласть

В конце прошлого года было объявлено об открытии в Казахстане представительства «Двадцатого Века Фокс СНГ». Мы встретились с генеральным директором этой компании Вадимом Смирновым и поговорили с ним о том, как «Фокс» будет работать в Казахстане, готовности прокатывать казахстанские фильмы и дубляже картин на государственный язык. 


— Самый популярный вопрос: почему вы решили открыть представительство в Казахстане?

— Кинопрокатный рынок в Казахстане существует давно, практически с середины 90-х годов, но последние пять-шесть лет он начал стремительно развиваться, приносить много денег, в стране стало открываться много хороших, достойных кинотеатров премиум класса и класса люкс. Но при этом не были забыты обычные зрители, которые не могут позволить потратить деньги на VIP зал, а могут посещать только общие залы. Еще одна важная причина связана с тем, что если прежде, по сравнению с российской аудиторией, было очень сильное разделение во вкусовых предпочтениях, то сейчас мы наблюдаем, что казахстанские зрители выбирают все больший круг картин, которые представлены на кинорынке. Если раньше какие-то жанры не работали или работали плохо, то сейчас публика потребляет все и у каждого жанра есть свои поклонники. Видя то, что динамика рынка положительная, мы решили, что студии лучше работать здесь, осуществляя контакт с кинотеатрами напрямую, без участия третьих компаний, с которыми мы раньше работали. Мы им безумно благодарны: те 15 лет, которые мы проработали с нашими предыдущими субдистрибуторами, были очень хорошие, несмотря на непростые времена и становление рынка. И они сделали все, отработали честно и с энтузиазмом, но жизнь меняется, бизнес развивается, поэтому мы, оставаясь друзьями, будем работать самостоятельно.

Кадр из фильма «Бердмэн»

— Вы будете менять политику своей работы в Казахстане?

— Навскидку нет вещей, которые можно радикально изменить. У рынка есть своя специфика, например, казахстанское кино работает здесь очень хорошо. Другая ситуация в России, российское кино сейчас находится в некоторой депрессии. Казахстанский рынок кинопроката очень стандартный, он близок к европейскому и российскому рынкам. Ничего радикального мы делать не будем. Может быть, чуть больше времени и средств будем тратить на рекламную поддержку, будем более активно заниматься маркетингом картин.

— Может быть, вы будете пересматривать процентную ставку в работе с кинотеатрами? (сейчас 60% от цены билета уходят прокатчику, 40% - кинотеатру. В большинстве стран принята ставка 50% на 50% - прим. автора). Я знаю, что это больной вопрос для всех.

— Это любимый для всех, и в тоже время, больной вопрос. Я хочу сказать две вещи: коль скоро идет речь о бизнесе, то на каких условиях мы работаем с кинотеатрами, это тема двух договаривающихся сторон. И тут не может быть глобальных попыток создать коалицию – это называется картельный сговор. С другой стороны, действительно, меняются условия, меняется экономика, и нет ничего вечного. И мы ведем уже переговоры, обсуждаем. Это очень непросто: соскочить с 60/40 на 50/50. Это происходит, но мы предпочитаем, чтобы это происходило исключительно конфиденциально, это интимная вещь. В первую и главную очередь мы хотим, чтобы отдачу, выгоду получали и мы, и наши партнеры — кинотеатры.

— Вы собираетесь работать с казахстанскими картинами?

— У нас есть такие планы, правда, они у нас не на ближайшую перспективу, а на далекую. Потому что сейчас мы стартовали в режиме цейтнота, запустились практически с нуля. У нас начали работать два замечательных сотрудника, которых мы искали и выбрали из большого количества кандидатур. Несмотря на все их отличные деловые качества, им очень тяжело. Мы не бросили их как котят в воду, мы приезжаем, помогаем. Сейчас идет сложный процесс отладки всего.

— Насколько я знаю, у них нет опыта работы в кинопрокате…

— У них нет киношного опыта работы. С одной стороны, это не плюс, с другой стороны — это очень хорошо. Например, в России в киноиндустрии одни и те же лица и появляется некоторый эффект зашоренности, замыленности глаза. А когда люди приходят в индустрию с нуля, но при этом у них есть опыт в продажах, в маркетинге, то здесь вполне можно ожидать и новых решений, что мы и получили. Возвращаясь к казахстанскому кино – сейчас нам нужно, чтобы все заработало как часовой швейцарский механизм и тогда мы начнем сотрудничать с казахстанскими кинопроизводителями. Думаю, в тот момент, когда мы объявим о готовности прокатывать казахстанское кино, у нас будут предложения от продюсеров, благо индустрия развивается.

— О каких сроках идет речь?

— Я думаю, что в 2015 году у нас, скорее всего, не получится это сделать, возможно, это произойдет в следующем году, это очень большая работа.

— Как в России кризис сказался на кинопрокате?

— Парадоксальная вещь — в тяжелые времена кино остается одним из самых дешевых и доступных средств развлечения и проведения досуга. Может быть, именно поэтому количество кинозрителей в России не уменьшилось, цена на билет не упала, и не выросла эквивалентно повышению курса. Под новый год всегда есть сезонное повышение на 10-15%. То же самое произошло и в этом году. Несмотря на кризис, и все, что сейчас происходит, у нас бизнес не просел.

— Я почему у вас спросила про Россию. У нас в Казахстане ждут «корректировку» курса. У вас на этот случай готов антикризисный план?

— Какой тут может быть план? В тяжелую ситуацию попадут кинотеатры и владельцы киносетей, потому что у них и аренда, и операционные расходы, и зарплаты, которые придется индексировать. Я знаю, что некоторые киносети закладывали в бюджет на этот год некие подушки, резервы на случай инфляции. Если и будет небольшая просадка по посещаемости, то она в первую очередь, коснется региональных городов, потому что там меньше богатых, и люди более скрупулезно считают свои деньги. Что касается больших городов, то я думаю, что количество людей, посещающих кинотеатры, останется прежним.

— Каким был ушедший год для студии в Казахстане?

— Хорошим, у нас опять был небольшой, но приятный рост. У нас хорошо отработали те же самые картины, что хорошо отработали в России и частично в мире. Почему я так говорю? Потому что не все картины, хорошо отработавшие в России, так же собирают в мире и наоборот. Мы довольны сборами: за исключением двух-трех картин. В Казахстане увеличивается количество семейного хождения в кино, что очень важно и что нам очень нравится. Мы довольны 2014 годом.

— Вы в своей работе будете как-то учитывать местные праздники? К примеру, в марте есть Наурыз, дополнительные два выходных дня, но, поскольку мы сильно зависим от российского проката, то в кинотеатрах в это время мало интересных картин. Как правило, прокатчики не учитывают наши праздники.

— Мы, честно говоря, не задумывались над этим, но это очень хорошая мысль. Спасибо за нее.

— Во сколько вы оцениваете казахстанский бокс-офис?

— У каждых студий сборы разные, боюсь назвать цифру, и оказаться неправым. Но у нас есть исследования «Невы». По нашим подсчетам, от 3-4% от российского бокс-офиса приходятся на Казахстан. Четыре страны постсоветского пространства дают основные сборы: Россия, Украина, Казахстан и Беларусь.

— Вы будете открывать бокс-офис?

— Это не наша история, это история Рентрака (программа Rentrak внедряется в билетно-кассовую систему кинотеатров и в формате почасовой отчетности высылает данные на центральный сервер, находящийся в США – прим. редакции), он сейчас ведет подготовительную работу к тому, чтобы бокс-офис Казахстана был прозрачным, чтобы он был в тенге. Люди из кинобизнеса могут спокойно посмотреть сборы по Латвии, России, и другим странам, тоже самое должно быть и с Казахстаном. Мы об этом мечтаем очень давно. Это вопрос Рентрака и кинотеатров, но далеко не все из них готовы быть прозрачными и показывать честно свои доходы. Есть определенные киносети, которым мы благодарны за то, что они по первому щелчку готовы включаться в систему и показывать свои данные.

— Какая картина была самой прибыльной в прошлом году?

— Самым кассовым фильмом в российском прокате для нашей студии стал «Как приручить дракона 2», собравший более 1 млрд. руб. При этом хотелось бы отметить «Отель «Гранд Будапешт» и «Бердмэн», несмотря на артхаусную специфику, они стали у нас большими хитами.

Кадр из мультфильма «Дом»

— На какие картины вы делаете ставки в этом году?

— Из ближайших картин я бы выделил мультфильм студии DreamWorks «Дом», он очень славный и добрый. У нас также ожидается перезапуск франшизы «Фантастическая четверка» и продолжение «Бегущего в лабиринте». В мае выходит умопомрачительная комедия «Шпион», которая определенно удивит публику, в том числе новым амплуа Джейсона Стейтема. И конечно, все с нетерпением ждем «Марсианина» от культового Ридли Скотта. Я бы еще отметил фильм «Битва за Севастополь», который выйдет 2 апреля, к 70-летию победы. Для нас эта картина сопоставима с «Девятой ротой». Получился очень мощный фильм, хорошего русско-голливудского уровня.

— Вы планируете переводить ленты на казахский язык?

— Это большая проблема, потому что дубляж на казахский очень дорогой, в разы дороже, чем наши расходы на дублирование на русский язык. Кажется, у Sony/Disney было несколько опытов дубляжа?

— Да, совместно с «Болашаком».

— Мы сейчас активно считаем экономику этого процесса. Если мы тратим деньги на дубляж, то нужно понимать, что эти расходы должны вернуться. Поэтому мы сейчас все тщательно считаем. Процесс должен быть двухсторонним: если правительство хочет поддерживать национальный язык, в том числе и через дубляж картин, то нужно, чтобы правительство каким-то образом участвовало в этом финансово. Получается, что вместе мы выполняем одну и ту же задачу, но расплачиваться за это должна студия.

— Насколько я понимаю, открытие офиса в Казахстане — часть большого плана? Вы собираетесь идти дальше на соседние рынки? В Кыргызстан? Узбекистан?

— У нас есть идеальная картинка, которую мы себе нарисовали: чтобы среднеазиатские страны, в которых развивается бизнес, были замкнуты, грубо говоря, на казахстанский офис. Сейчас это очень сложно сделать в силу и экономических, и политических обстоятельств, но нам хотелось бы, чтобы офис в Алматы стал среднеазиатским. У нас есть такая мысль – и это произойдет не сегодня и не через год. Будем двигаться к этому потихоньку, мелкими шажками.

— Я понимаю, что в Казахстане нет смысла проводить кинорынок, потому что сам рынок очень маленький, но может быть, вы будете проводить какие-то презентации?

— Этот вопрос возник года два тому назад, когда мы с режиссером и продюсером Джаником Файзиевым привозили в Казахстан для показа кинопрокатчикам фильм «Август. Восьмого» и тогда я с собой привез материалы по ближайшим картинам студии, и мы их показали в режиме усеченной презентации. Четыре-пять казахстанских киносетей имеют возможность съездить в Москву три раза в год на кинорынок, а кинотеатрам из маленьких городов и по деньгам сложно, и смысла особого нет. Я думаю, что когда у нас все устаканится, мы периодически будем проводить презентации. Будем стихийно собирать коллег, и показывать им свой продукт.

Свежее из этой рубрики
Loading...