• 7731
Самый важный бой братьев Кличко

Марк Хайер 

Виталий Кличко сделал себе имя на боксерском ринге. Но сейчас он находится в центре самого важного в своей жизни боя. Но ринг уже политический. И пока он набирал популярность, чтобы стать лицом украинского сопротивления, брат Владимир всегда был на его стороне.

Четверг. Вечер. Владимир Кличко, наконец, подъезжает на черном Мерседесе к бизнес терминалу аэропорта Гамбурга. К тому времени, когда он оказывается на борту частного самолета, он уже отстает от своего расписания на полчаса.

Подходит капитан, чтобы рассказать о предстоящем полете в Киев. Но у Кличко нет времени. Ему звонит брат, чтобы отметиться. Отмечаться – этой традиции братьев научил отец еще в детстве. И они всегда держались друг друга. Поэтому для одного важно знать, где находится другой. Этому своего рода ритуалу уже много лет. И нужно не только обратиться друг к другу по имени, но и по отчеству. Владимир набирает номер. Виталий видит на дисплее, что ему звонит брат.

«Владимир Владимирович! О чем хотели доложить? » - кричит он в трубку.

«Виталий Владимирович! Мы взлетаем», - отвечает Владимир.
Вешает трубку. Больше ничего не нужно говорить, много слов ни к чему. В этом и суть ритуала.

Еще в подростковом возрасте оба брата были как одно целое. А их отец, отставной генерал Советских ВВС, назначил Виталия ответственным за младшего брата.

Они вместе занимались боксом. Две «громадины» - как их называет друг и партнер по бизнесу Бернд Бёнт. Пока один дрался на ринге, второй сидел в углу и держал полотенце. Когда Виталий получил травму, Владимир выиграл мировой чемпионат. Когда Виталий лишился титула чемпиона WBO (Всемирная боксерская организация), Владимир отомстил за него в следующем поединке чемпионата. В итоге оба стали чемпионами мира в одно время, но в разных боксерских федерациях. Разница в возрасте – пять лет. В росте – ровно 2 сантиметра. Старший Виталий – 2 метра, а Владимир – 1,98. Эта парочка перевернула мир бокса с ног на голову. «Доктор Железный кулак» и «Доктор Стальной молоток» - два профессиональных боксера с мировым именем и докторской степенью. Два вежливых мужчины, одетых в костюмы от Hugo Boss.

«Мы всегда идем как семья», - говорят они.

Но теперь братья вступили в еще один бой. В центре внимания Виталий. Владимир поддерживает его. Возможно, это самый важный бой. И еще не известно, победят ли они.

С того момента, когда жители Украины начали устраивать демонстрации на Майдане в Киеве, в стремлении к более тесным связям с Европой и расширению демократии, после отказа правительства подписать соглашение об ассоциации с ЕС в прошлом ноябре – Виталий Кличко стал лицом движения сопротивления.

Начал улетучиваться

На Западе он известен больше, чем остальные оппозиционные лидеры. В Украине Виталий популярен, потому что не коррумпирован в отличие от большинства украинских политиков. Потому что не боится вставать между оппозиционными сторонами. Потому что этот широкоплечий боксер вселяет уверенность.

Вот в чем его политический «капитал». Но он потихоньку начинает улетучиваться.

Радостное настроение, первоначально окружавшее протестующих, перешло в нетерпение. Отчасти причиной послужили многочисленные требования и ультиматумы, выдвигаемые Кличко, но не приносящие результатов. Из-за своего подхода он частично утратил власть и разочаровал некоторых своих сподвижников. Многие протестующие на Майдане стали радикальными и правоцентристскими больше, чем ему хотелось. А после того, как началась волна насилия, и даже несмотря на несколько недавних встреч Кличко с президентом Украины Виктором Януковичем, стало четко ясно – теперь его влияние ораниченоо.

Кличко знает об этом. И это его беспокоит.

Пятница. 31 января. Виталий Кличко стоит на парковке Международного Аэропорта Жуляны в Киеве. На нем куртка и полосатая кепка, несмотря на холодную погоду. Он только что вернулся с долгой встречи с двумя другими лидерами оппозиции. Перед встречей президент согласился покончить с жесткими законами, направленными против демонстраций. Из-за простуды Кличко выглядит бледным и уставшим. Накануне он пробыл в больнице до 2 часов ночи. Навещал Дмитрия Булатова – лидера оппозиции, которого не могли найти восемь дней. Полагают, что его пытали.

Эльмар Брок, член Европейского Парламента и один из сторонников Кличко, покинул Киев за день до этого, не дав Виталию надежды на усиление поддержки со стороны Европейского Союза. Именно Брок посоветовал Кличко посетить Мюнхенскую конференцию по безопасности, которую он теперь возглавляет.

Виталий долго размышлял, ехать ему или нет. И потеряет ли он контроль над оппозиционным движением, если покинет страну на два дня, чтобы встретиться с политиками в одном из шикарных отелей Мюнхена. Тем не менее, это еще одна прекрасная возможность. У него запланировано две встречи: парламентский вечер, организованный правым Христианско-демократическим союзом (ХДС), и встреча с Кэтрин Эштон – верховным представителем ЕС по иностранным делам.

Перед ним стоит три человека. И всех троих он пообещал взять с собой на свой частный самолет в Мюнхен. Но капитан качает головой. Можно только двоих. Кличко просит во второй раз, но капитан все равно отказывает ему.

Неловко

Теперь нужно беспокоиться еще и об этом? Один из троих в любом случае должен быть на борту самолета. Так что Кличко решать, кто с ним полетит. Он успокаивается, когда кто-то протягивает монетку в два евро. Орел или решка? Бросает монетку в воздух.

Извиняется – орел. Фотограф из немецкого таблоида «Bild» может проходить на борт. Журналисту из «Spiegel» придется остаться в Киеве. Кличко чувствует себя очень неловко.

В Мюнхене Виталий встречается со всеми журналистами, кто писал статьи о нем и ситуации в Украине в течение последних недель. В субботу он встречается с Госсекретарем США Джоном Керри, затем сенатором от республиканцев Джоном Маккейном. Наконец к нему в номер приходит президент Европейского Совета Херман ван Ромпей, пока в другой комнате с камином его ожидает министр иностранных дел Германии – Франк-Вальтер Штайнмайер. Все его поддерживают.
«Соединённые Штаты и Евросоюз полностью поддерживают жителей Украины», - говорит Керри. Штайнмайер вежливо приветствует его и быстро пожимает руку, без дружеских объятий. Он говорит Кличко, что Германия примет у себя Булатова, если Янукович позволит ему выехать из страны. Это скорее дружеский жест. Но он не сильно повлияет на дальнейший ход событий для Кличко. Виталий приглашает министра посетить Киев.

Кличко становится звездой конференции безопасности: экзотическая птица среди экспертов в иностранной политике, которые встречаются в Мюнхене каждый год. Каждый ТВ канал, каждая газета хочет взять у него интервью. И каждый министр хочет встретиться с Кличко.
Виталий никому не отказывает во встрече. Включая членов делегации из Швеции и министра иностранных дел Норвегии Бёрге Бренде, с которым он встречается в ресторане «Tiroler Stube» в отеле «Bayerischer Hof». «Мы поддерживаем вас в борьбе за демократию», - говорит министр. «Скажите нам, что вам нужно».

Похоже, что советники Бренде ничего не записывают. Они все время фотографируют, как -будто хотят запечатлеть важное историческое событие.

«Что нам действительно нужно, так это санкции», - отвечает Кличко. Ему хочется больше солидарности. Ему нужно обещание, что Запад окажет давление на президента Януковича. Ему нужны санкции, и он хочет, чтобы счета были заморожены. Ему нужно больше, чем просто слова. Первый раз в жизни, Кличко в роли просителя.

Есть определенное беспокойство по поводу того, насколько санкции будут эффективными. А также в целом по поводу оппозиции, которая представляет собой странный союз националистической партии «Свобода», партии «Батькивщина» бывшего премьер-министра Юлии Тимошенко и партии «Удар» Кличко. «Свобода» представляет некую проблему для Кличко. Но ему нужна эта поддержка. Единственное, что можно сделать, это в какой-то мере дистанцироваться.

«Батькивщина» – это тоже своего рода испытание. Сидя в тюрьме, лидер партии пытается бороться против своего бывшего лидера Арсения Яценюка. С другой стороны, для Кличко опытный политик Яценюк – это потенциальный соперник.

Друг?

В субботу в полдень, на следующий день после встреч, Виталий Кличко сидит в комнате № 268 в отеле «Bayerischer Hof». Одетый в костюм. Наконец-то ему удалось поесть, впервые за день. Он заказывает порцию жареной свинины с картофелем, самое плотное блюдо в меню. Бросает свой галстук через плечо. «Ребята, - обращается он. Хотите тоже что-нибудь?»

Многие в Мюнхене относятся к нему как к другу. Слово, которые политики любят использовать. Виталий говорит, что может справиться с тем, что все хотят с ним фотографироваться, и что все хотят его внимания. Но он также понимает, как отличить настоящего друга.

«Ненастоящие друзья говорят, что ты самый красивый, лучший и сильный. Они продолжают это говорить, пока ты не поверишь, что ты самый красивый, лучший и сильный. Но вот ты проигрываешь бой, и пояс чемпиона уходит к другому. И вдруг все ненастоящие друзья говорят, что тот парень самый красивый, лучший и сильный. И ты стоишь там и видишь, как они уходят». Но Виталий не жалуется. «Это жизнь», - объясняет Кличко. Важный вопрос заключается в том, кто из людей на Конференции безопасности – настоящий друг, а кто – нет.

Звонят в дверь. Возле входа в номер стоят два охранника. Они сопровождают Кличко повсюду с самого прибытия в Мюнхен. Виталий не думает, что личная защита необходима в Германии, особенно в таком отеле как «Bayerischer Hof». И он сам говорил это охранником несколько раз. До этого, когда он ехал со своими советниками и охранниками в лифте, спортсмен сказал, что может стрелять и бороться лучше них. Правда, сказано это было с улыбкой.

И теперь мужчины стоят возле входа в номер как два школьника, уверяя, что будут уважать его желания. «Мы не будем мешать вам», - заверяют они.

«Да ладно вам ребята», - кричит Кличко из комнаты. Он подходит к ним и по-дружески обнимает. «Не обижайтесь на меня», - извиняется Виталий. А теперь пора идти. Его ждет встреча с губернатором Баварии Хорстом Зеехофером.

'Без борьбы победы не будет'

Кличко ведет себя вежливо. С сожалением говорит, что не видел своих друзей на традиционной вечеринке телячьих сосисок в отеле «Stanglwirt». Он также извиняется перед Ральфом Мюллером за то, что забыл об его дне рождении из-за событий в Киеве.

Он знает, насколько важно вежливое общение. Это располагает к себе и снимает клише грубого боксера. Он хорошо применяет этот навык в Мюнхене, сидя рядом с министром иностранных дел Украины Леонидом Кожара во время вечернего мероприятия. Виталий старается говорить по-немецки, что дается ему нелегко, особенно когда он говорит об украинском правительстве. В такой смеси беспомощности и одновременно стремлении к борьбе есть определенный смысл. Но в то же время это трудно для того, кто настолько вежлив, что не может сказать, чтобы его оставили в покое.

Во время обсуждения Кличко говорит: «Без борьбы нет победы. Мы будем бороться». Он всего еще думает как боксер. Но в политике свои правила. Нет точного понимания, кто выиграет в этой борьбе. И нет уверенности, что вообще будет победитель.

Когда Кожара заявляет, что протестующие на Майдане – террористы, размахивающие фашистскими символами и раскидывающие коктейли Молотова, Кличко встает со своего места и молча покидает сцену. Он возвращается с папкой полной фотографий и доказательств насилия, применяемого полицией против демонстрантов. Виталий передает фотографии по кругу и показывает их министру иностранных дел, который едва может смотреть на них. Он отходит от сцены как боксер, молча держа в руке одну из фотографий. По крайней мере, на один короткий момент Кличко выглядит как победитель.

Тем же вечером он сидит у себя в номере, измотанный и даже рассеянный. Ждет жену, которая прилетела в Мюнхен накануне. Они не виделись целый месяц. На столе лежит коробка с лекарствами. Кличко простужен.

Незнакомый мир

На следующий день Виталий едет в аэропорт на машине с шофером, предоставленной Конференцией. Ограничение по скорости - 120 километров в час. Но водитель едет на 200. Кличко ничего не говорит, хотя и удивлен. Только час спустя, уже сидя в самолете, он спрашивает: «Объясните мне одну вещь. Разве им можно так делать?». Мир сильной политики, где водители могут нарушать правила без последствий, незнаком ему. Сейчас он улетает из Германии – страны, которая для него и его брата стала вторым домом, и где они оба обрели репутацию именитых боксеров. Для Кличко Германия – это пример той демократической модели, к которой они стремятся у себя в стране.

Виталий рассказывает об одном инциденте, когда в Германии его остановили за превышение скорости. Офицер полиции поздравил Кличко с последним выигранным боем, признался, что является фанатом боксера уже долгое время, а затем сказал: «С вас 30 евро, пожалуйста». «Вот как должно быть», - говорит Кличко. Затем он засыпает и просыпается, когда самолет уже садится в Киеве. В это же время брат Виталия Владимир находится на Суперкубке в Нью-Джерси. Стоя на красной дорожке с флагом Украины в руке, он говорит с бывшим мэром Нью-Йорка Майклом Блумбергом и рассказывает телеканалу Bloomberg TV о борьбе своего брата в Украине. Он принял на себя роль своего рода посланника, который доносит послание брата миру и привлекает новых сторонников.

После игры Владимир едет в Нэшвилл, а затем в немецкий город Оберхаузен, где проходит пресс-конференция по поводу следующего боксерского поединка. 25 апреля Кличко будет драться с самоанским боксером Алексом Леапаи, который называет себя «Львиное сердце». На конференции журналистов больше, чем он ожидал. Алекс-Львиное сердце одет в футболку и широкие штаны. Помещение слабо освещено зелеными и красными софитами. А на сцене работает дым-машина.

Долг

Кличко одет в серый фланелевый костюм, темно-серый галстук. На воротнике значок с изображением украинского флага. Он кратко рассказывает о своем сопернике на чемпионате мира. Когда его спрашивают о том, что более важно – бой или борьба его брата – он отвечает, что нельзя сравнивать эти две вещи. И добавляет, что победа важна для всей семьи Кличко.

Владимир был против того, чтобы брат ушел в политику. Он считает, что это нервная и неблагодарная работа. Но брат всегда поступал так, как ему хочется.

В течение последних 10 лет Виталий Кличко стремился быть больше, чем просто боксером. В 2006 году он участвовал в выборах на пост мэра Киева и стал вторым. В 2008 он снова выдвинул свою кандидатуру, и снова проиграл. Два года спустя Кличко стал председателем новой прозападной партии «Удар». На парламентских выборах 2012 года партия выдвинула его своим кандидатом. И «Удар» стала третьей крупнейшей фракцией в парламенте.

Отец всегда заставлял его чувствовать долг перед своей страной. Будучи подростком, Виталий не проявлял особого интереса к политике. А у него в комнате на стене висел постер с Арнольдом Шварценеггером. Много лет спустя он встретился со Шварценеггером в Калифорнии, почти сразу после того, как тот стал мэром штата.

Кличко восхищался карьерой Шварценеггера. Если бывший бодибилдер смог стать успешным политиком, почему боксер не может сделать так же?

Владимир Кличко теперь понимает, почему брат принял такое решение. И политический проект Виталия стал их общим делом. Сидя в самолете рейсом Гамбург-Киев, Владимир рассказывает, что Виталий всегда задавал тон в боксерской карьере братьев и в их продвижении. И Владимир верит, что они нужны друг другу – политик и боксер. Они делают друг друга более значимыми, сохраняя легенду победителя.

Твердый взгляд

Он достает свой сотовый телефон из кармана. Хочет рассказать о том, какой вклад внес в общее дело на прошедших неделях. Младший из братьев знает много знаменитостей, особенно после того, как сыграл короткую роль в фильме «11 друзей Оушена». В 2004 году, во время Оранжевой революции, Владимир начал привлекать звезд в поддержку борьбы в Украине. Он попросил Джорджа Клуни и других известных людей послать видео сообщение.

Они связались с Владимиром снова, после того как на Майдане начались протесты в прошлом ноябре. Клуни спросил, нужна ли помощь. И не только он. А еще Шварценеггер, немецкий певец Клаус Майне из группы «Scorpions» и композитор Куинси Джонс. Бывший президент США Билл Клинтон хотел встретиться с ним во время Суперкубка. И хотя встретиться не получилось, Клинтон написал у себя в твиттере: «Слава храбрым жителям Украины, стремящимся к настоящей демократии. Требуйте диалога и мирного разрешения конфликта на пути к сильной и сплоченной Украине. У них все получится!»

В полночь в прошлый четверг два брата, наконец, встретились в своем любимом итальянском бистро в центре Киева, совсем рядом с посольством Германии. До этого Владимир говорил, что оба относятся друг к другу по-спартански при встрече: никаких поцелуев, объятий или лишних слов. Только твердый взгляд. Виталий устал. У него почти пропал голос из-за простуды. Владимир собирается после встречи в ресторане отвезти его домой. Но братья долго разговаривают. Они сидят рядом другом с другом на скамейке, голова к голове, тихо разговаривая на русском.

За прошедшие дни ситуация в Украине ухудшилась. Началось насилие. Десятки погибших. Не похоже, что президент Янукович скоро отступит. Виталий Кличко провел несколько часов переговоров с ним. Призывал Януковича подать в отставку и отказался присоединиться к правительству президента. Что еще он может сделать сейчас? С декабря Виталий ведет колонку в крупнейшей газете «Bild», чтобы обозначить присутствие в немецких СМИ.

Но в четверг вечером он ничего не написал. О чем писать?
Сотовые телефоны братьев лежат на столе. Они последний раз проверяют звонки и идут спать.

В оригинале текст датирован 20.02.2014

(Перевод с немецкого: Кристофер Султан)

Перевод Нины Кузнецовой, специально для Vласти

© 2014 Der Spiegel

Важно: Перепечатка переводов допускается только с указанием гипер-ссылки на источник - www.vlast.kz

Свежее из этой рубрики
Просматриваемые