Город будущего

Светлана Ромашкина, Vласть

Архитектура – это политика. По городу легко «считать» все, что происходит в стране. Нарушение законов, демонстрация силы, коррупция — это все можно встретить на улицах любого казахстанского города. Но больше всего симптомов, конечно же, в Алматы.

Сейчас наш город похож на огромное лоскутное одеяло, которое сложно увидеть целиком. Это одеяло очень неровное по своей структуре: где-то шелк, а где-то ветошь. Уют пары центральных улиц сменяется хаосом Тастака. Пробки на Фурманова совсем не похожи на пробки в Наурызбайском районе.

Настоящее Алматы кажется хмурым и серым, и каждый раз, когда я задумываюсь о будущем города, я неизбежно впадаю в утопию. Но, в конце концов, архитекторы, составлявшие в разные годы генеральные планы города, тоже были отчасти футурологами и фантазерами: достаточно вспомнить «сталинский» план Алма-Аты.

Алматы будущего (при условии, что город обойдут стороной природные катаклизмы), наконец получит развитую транспортную инфраструктуру. Интересно, что на прошедшем неделю назад Градостроительном форуме прозвучала мысль, что, согласно международным нормам, в нашем городе нет общественного транспорта. Так вот – в будущем он будет, хотя бы потому что другого выхода у нас нет. Это будет развитая сеть метрополитена + ЛРТ (или трамвай) + троллейбусы + немного автобусов. Вся эта сеть свяжет между собой Аксай, Кулагер, Шанырак и другие районы.

Введение платных парковок, автобусных полос, повышение налога на транспорт, штрафов, удобный общественный транспорт, инфраструктура для велосипедистов, постепенно приведут к снижению количества автомобилей. В городе появится несколько пешеходных улиц. Людей больше не загоняют под землю и больше не заставляют переходить аль-Фараби по наземному переходу.

Климат Алматы изменится: зимы станут теплее, а весны более затяжными. Осадки будут обильными: в один день может выпасть месячная норма снега или дождя. Поэтому в будущем в Алматы будет качественная ливневая и арычная система. Возможно, мы даже попадем в Книгу рекордов Гиннеса по протяженности арыков. Арык станет одним из наших брендов — логотип на него нарисует дизайнер Тигран Туниянц. Это будет арык в векторе, он победит в честной борьбе логотипов.

Решения о присоединении новых районов к городу будут принимать не в Астане. И вообще — должность акима города станет выборной. Есть шанс, что аким тогда будет стараться что-то делать.

Однажды нам станет стыдно за архитектуру нашего времени, особенно за «Столичный центр» и «Нурлы Тау». Мы поймем, что так строить нельзя и распустим градостроительный совет. Мы перестанем создавать новые гетто в микрорайонах и научимся делать неплохие детские дворы и общественные зоны, спасибо Яну Гейлу. Фасады новых домов перестанут трескаться в первый год их эксплуатации, а менять будут только старые бордюры. Полиция, вузы и Национальная библиотека уберут свои страшные заборы. В конце концов, они находятся в городе, а не на зоне.

КСК обяжут жестко следить за фасадом домов и балконотворчеством жильцов. Стеклить самостоятельно балконы запретят. Пристройки к домам исчезнут как явление.

Центр города почти уцелеет и станет местом туризма. Люди будут приезжать сюда, чтобы посмотреть на архитектуру конструктивизма и советского модернизма. Дворцу Республики вернут его первоначальный вид (это на грани фантастики, конечно).

В Жетысуском районе наконец появится парк или сквер.

Мы перестанем жить так, словно до нас никто не строил городов, не занимался урбанистикой, не запускал электронную систему оплаты за проезд или паркоматы. Мы научимся сразу все делать правильно, а не как всегда.

Чтобы достичь всего этого, нам нужно две вещи: осознанность и любовь. Причем они нужны не акиму. Они нужны всем нам. Всем нам нужно измениться для того, чтобы наш город был.

Недавно я наткнулась на старые фотографии фонтана «Неделька»: с его железных арок живописно свисал виноград. Удивилась тому, что сейчас этого нет. Но потом, проходя мимо, увидела женщину из «Зеленстроя», которая рубила чуть поднимавшийся с земли виноград. (Кстати, я всегда вижу как сотрудники этой компании рубят, а не садят. Наверное, это просто совпадение). Ей дали задание, она его выполняет. Человек, который дал, не осознает, что виноград делает это место уютнее. А она не осознает, что ей поручили дурацкое задание.

На Гагарина, ниже Басенова, есть прекрасная остановка – ступеньки и пандус к ней упираются в рекламные щиты. На остановку нужно запрыгивать через ряд препятствий. Те, кто сотворили это, задумывались только о рекламной площади, они любили деньги больше людей. Городу не хватает человека, который бы за него, город, переживал. Говорят, Кунаев ходил на работу пешком. В своих мемуарах он вспоминает сель 20-х годов и уже иначе читаются его строки о строительстве селезащиты. Его первый инфаркт случился, когда сель впервые испытал на прочность плотину. Мне сложно представить сейчас чиновника, который бы переживал за город так, что получил бы инфаркт. Это была любовь.

Весь этот текст можно уместить в 17 пунктов:

  1. Акима выбирать
  2. Забыть про слово «уплотнение»
  3. Совсем забыть про слово «узаконить»
  4. «Красная линия» — это закон
  5. Не присоединять к городу поселки
  6. Расформировать градостроительный совет
  7. Упразднить «Алматыжарнаму» - как компанию, которая приносит больше вреда, чем пользы
  8. СНиП — Конституция, Библия и Коран в одном лице
  9. Сохранить исторический центр города
  10. Внедрить общественное обсуждение всех проектов. Пусть даже в Facebook
  11. Наладить жесткий общественный контроль
  12. Не строить наземных и подземных пешеходных переходов
  13. Не расширять улицы
  14. Из списка памятников архитектуры ничего не выводить
  15. Осознанно озеленять город
  16. Если кто-то срубил дерево, он садит его там же, а не где-то в неведомых далях
  17. В городе должны быть тротуары. На каждой улице.

Фото Жанары Каримовой

Главный редактор интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...