13325
14 апреля 2021
Рустам Вафеев, архитектор, краевед

Неподъемное наследие

Уральск не в состоянии обеспечить достойное сохранение своего культурно-исторического наследия

Неподъемное наследие

В городе Уральске, которому уже больше 400 лет, давно и планомерно уничтожаются исторические здания. Местный архитектор и краевед Рустам Вафеев рассказывает о том, почему местные власти не в состоянии изменить ситуацию и что городу нужна помощь на республиканском уровне.

Ежегодно 18 апреля мир отмечает международный день памятников и исторических мест или День всемирного наследия. Он возник в 1983 году благодаря ЮНЕСКО, таким образом организация хотела привлечь внимание общественности к вопросам защиты и сохранения всемирного культурного наследия. Текущее состояние охранной деятельности в Казахстане, несмотря на принятие нового закона № 288-VI «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия» остается сложным. Ситуация тем хуже, чем больше памятников в регионах. 400-летний Уральск входит в их число. Его исторический центр называют музеем под открытым небом. За последние годы город пережил целую волну вандализма, наглядно продемонстрировавшего степень деградации охранной системы. Новый закон закрепляет основополагающую роль местных исполнительных органов в охранных мероприятиях, в их компетенции остаются все ключевые процедуры по сохранению и внесению исторических объектов в охраняемые списки. Казалось бы, это логично: кто лучше местных чиновников знает свои памятники, кто больше заинтересован в их сохранении? Однако, при столкновении с реальностью возникает масса вопросов.

В конкретном применении к Уральску проблема распадается на несколько важных составляющих. В городе есть много ценных исторических объектов, не взятых под охрану, они либо уничтожаются, либо находятся под угрозой разрушения. Нет уверенности в том, что местные власти захотят пополнить существующие охранные списки вновь выявленными историческими объектами. Каждый памятник — почти всегда клубок проблем. В Гражданскую войну погиб весь дореволюционный архив Уральска, в силу этого проведение историко-культурных экспертиз зданий, необходимых для включения в списки вновь выявленных объектов, крайне затруднительно. Квалифицированных специалистов, разбирающихся в старине, нет. Многие постройки в буквальном смысле безымянны. Наряду с этим возникают обычные проблемы с плачевным состоянием самих зданий, подписанием охранных обязательств с их собственниками, не горящих желанием это делать.

Поэтому чиновники практически не занимаются выявлением новых памятников, это позволяет им спокойно дистанцироваться в случае громких вандализмов. Например, как это произошло в 2019 году при сносе комплекса зданий промышленной архитектуры рубежа XIX-XX века — бывшей паровой мельницы Овчинниковых-Ванюшиных. Свежа в памяти и так называемая реновация, инициированная бывшим акимом области Алтаем Кульгиновым, в ходе которой показательно уничтожили ценные исторические объекты, не взятые под охрану. Более того, местная инспекция по охране успешно апробировала метод избавления от лишних охраняемых объектов. В прошлом году был снят с охраны памятник истории и военно-гражданской архитектуры первой половины XIX века — Пороховые погреба, что позволило собственнику уничтожить их для расчистки места под строительство коммерческого объекта.

Особая проблема заключается в том, что памятники в Уральске представлены не только в виде единичных зданий. Историческая застройка присутствует в виде обширных комплексов. Это протяженные ансамбли сплошной застройки исторических Большой Михайловской улицы, Казанской и Туркестанской площадей, прилегающих к ним участков. В мировой практике такие объекты охраняются в виде единых охранных зон с жестким режимом строительства. Генеральные планы Уральска, включая действующий, предусматривали создание таких зон.

Причем чиновники постоянно отчитывались о том, что идет работа над составлением опорных планов, нанесения границ охранных зон. Это длилось три десятилетия.

Подлинная ситуация с охранными зонами всплыла недавно. Так, в начале года собственники решили устроить рестайлинг фасада своего здания в ансамбле Большой Михайловской улицы (ныне Назарбаева), им оказался единственный в городе памятник в стиле модерн, бывший магазин купца Стулова. Вызванный на место инцидента чиновник из инспекции по охране ЗКО развел руками, сообщив, что данный объект не является памятником, а охранные зоны соседних объектов на него не распространяются. То есть юридически никаких действующих единых объединенных охранных зон в Уральске не существовало и не существует. По той же Большой Михайловской охраняются лишь единичные объекты, со всеми остальными историческими зданиями, включая те, что формируют уличный фронт, собственники могут делать что угодно. Они и делают. Именно в части комплексного сохранения исторической застройки небольшой областной город встает с проблемой, которую неспособен решить априори, в силу ограниченности своих материальных, технических и кадровых ресурсов. Скажем проще, сегодня Уральск не в состоянии обеспечить достойное сохранение своего культурно-исторического наследия. Оно неподъемно большое для его скромных сил, кармана, и понимания. В этом главная драма исторического Уральска. Местные власти, не желая это публично признавать, по-прежнему пытаются симулировать деятельность, предлагая в качестве реальных решений косметические способы. То заказываются проекты раскраски исторических фасадов, которые при реализации шокируют своим диким видом, то обсуждаются концепции каких-то протяженных пешеходных зон, которые якобы снизят вредную вибрацию на памятники, то тратятся бюджетные деньги на разработку «дизайн-кодов» для размещения рекламных носителей в том числе исторической части центральной улицы города.

Всю эту деятельность в контексте вышеупомянутого «дизайн-кода» удачно охарактеризовал замакима города Асхат Кульбаев: «В Уральске есть что посмотреть. Все эти уникальные здания нужно облачить в красивый костюм. Еще одна наша задача — сделать исторический центр Уральска привлекательным для туристов». Кстати, нашумевший в местных кругах «дизайн-код» появился как инициатива акима Западно-Казахстанской области Гали Искалиева в ответ на якобы высказанную критику состояния внешнего вида Уральска президентом Касым-Жомартом Токаевым. Недовольство президента обосновано, а Искалиеву выпала нелегкая юдоль приводить небогатый город в чувство после дорогостоящих градостроительных экспериментов, начатых предыдущим акимом. Однако очевидно, что никакие попытки облачить полутруп в красивый костюм не могут решить проблему. В условиях низкой квалификации местных властей, в купе с хронической нищетой бюджетов, коррупцией, отсутствием транспарентности и должного контроля со стороны слабых общественных институтов, никакого прорыва быть не может.

Недавно на одной из встреч замакима Тимуржан Шакимов заявил, что в отделе архитектуры города лишь один из сотрудников имеет образование по специальности. «Поэтому и город у нас такой, я думаю», — подытожил чиновник.

Деградация исторической части города будет и дальше прогрессировать, а попытки местных властей бесконтрольно решать вопросы в этой сфере приведут лишь к бессмысленному растранжириванию бюджетных средств и окончательному уничтожению исторического Уральска. Сохранить его в этих условиях могут только специализированные целевые государственные программы, и первая обязанность местных властей — требовать их реализации от центра. Поясним это на конкретном примере: градообразующим ядром старого Уральска является ансамбль Большой Михайловской улицы: от исторической Петропавловской до Туркестанской площадей (XIX – начало XX века). Это полтора километра (а в сумме двух сторон улицы – 3 километра) практически сплошной каменной исторической застройки. Она никогда толком не изучалась, не знала капитального ремонта и реставрации, во многих частях не имеет централизованной канализации и водопровода. Это сотни обветшавших зданий, включая дворовые пространства, имеющие различную степень исторической и архитектурной ценности. На этом полуторакилометровом участке в прошлом располагались четыре площади и три храма. Будучи основными архитектурными доминантами, они формировали этот пространственный ансамбль.

Как может небогатый областной центр не просто содержать этот обширный комплекс, а реставрировать и реконструировать, доводить до высоких современных жизненных стандартов?

Из каких бюджетов он должен регенерировать утраченную историческую ткань и восстанавливать архитектурные доминанты, как это указано в генпланах города, проводить комплексное благоустройство, создавать чуть ли не с нуля инженерную инфраструктуру, обеспечивать расселение не соответствующего никаким стандартам жилого фонда? Нет ничего удивительного в том, что местные власти даже не пытаются влезать в это непосильное дело, ограничиваясь раскраской фасадов и наклеиванием QR кодов с исторической информацией об объектах. Но исторический Уральск не ограничен Большой Михайловской, он включает значительные районы так называемого частного сектора и прилегающих обширных природных ландшафтов, требующих единого, комплексного подхода сохранения и развития. Вместо этого, со ссылкой на генплан делаются попытки реализовать непродуманные проекты, вызывающие громкие скандалы и негодование общественности.

Целевая государственная программа по восстановлению исторического центра целого города для Казахстана достаточно беспрецедентна. Но в мире это обычная практика. Например, именно по такой схеме уже не один год идет восстановление исторического центра города Выборг в Российской Федерации. Особым приказом министерства культуры РФ и министерства регионального развития РФ Выборг был включен в число исторических поселений федерального значения. Это послужило толчком к реанимации порядком запущенного и быстро разрушавшегося исторического центра этого старинного прибалтийского города. На долгосрочную масштабную программу восстановления Выборга ежегодно выделяются весомые средства из федерального бюджета, часть средств поступает из бюджета области. А работы проходят под контролем министерства культуры. К разработке концепции сохранения исторической части Выборга подключили ведущие специализированные организации страны. Концепция «город-единый памятник» предусматривает создание города-музея в рамках его исторического ядра, формирование комфортной среды для проживания граждан; сохранение объектов культурного наследия и приспособление их использования в современных условиях; повышение разнообразия и качества туристических продуктов. Региональные власти, добившиеся реализации этой программы и сами не находятся в стороне, восстановление Выборга является одним из приоритетных проектов Ленинградской области. И надо сказать, что результаты работ уже ощутимы, в город стало приятно приезжать, он перестал производить депрессивное впечатление, туристические потоки увеличились. Пример с Выборгом не случаен, этот мультикультурный старинный город сопоставим по размерам и во многом схож с Уральском, он также находится практически на границе страны и цивилизаций, имеет столь же драматичную историю.

В постсоветский период Уральск, удаленный от центра и метрополий, постепенно превратился в «медвежий угол», он малопосещаем и малоизвестен в пределах республики.

Но все, как правило, случайные и немногочисленные гости отмечают его уникальность, отличие от других казахстанских городов. В прошлом 2020 году архитектор-урбанист Асхат Даудов, автор известного пешеходного моста «Атырау» в столице, отметил: «Самое ценное, что есть у вас в Уральске, – это, конечно же, его история. Это шикарный исторический слой. Даже одноэтажные строения прекрасной архитектуры должны иметь большую ценность для жителей города. Если дом выполнен в архитектуре царского времени, ни в коем случае, не надо лишаться их. Не надо их застраивать. И желательно делать все, чтобы жители знали культуру Уральска, каждый его дом, угол. Желательно бы провести отдельный фестиваль, посвященный этим строениям, как образовательный процесс. И каждый год нужно проводить подобные мероприятия. То, что есть у вас, подобного я не видел нигде, и, скорее всего, такого нигде и нет».

К глубокому сожалению, в Уральске так не думают, историю города знают плохо, к историческому наследию безразличны. Город, всегда имевший тесные экономические и культурные связи с центром, соседними развитыми мегаполисами Поволжья и Урала, после краха СССР оказался как бы отрезанным ломтем, погрузившись в изоляцию и безвременье. Казахстан —не Франция, исторический слой здесь тонок, и тем больше усилий необходимо для его сохранения. Уральск на этом фоне город уникальный, его историческое наследие — достояние всей страны и сохранить его без активной помощи этой страны уже невозможно.