• 2911
Иллюзия противостояния: пропаганда против экстремизма

Серик Бейсембаев, социолог, специально для Vласти

Главный недостаток профилактики религиозного экстремизма и терроризма в Казахстане – это чрезмерное акцентирование на теологической стороне проблемы радикализации и игнорирование имеющегося социального контекста. Есть разные подходы, но большая часть работы выстроена, исходя из представления, что радикализация – это следствие низкого уровня религиозной грамотности населения. При этом упущено из виду, что процесс вовлечения в радикальную идеологию в наших условиях имеет, прежде всего, социальные и психологические корни.


Пропаганда вместо профилактики

Как показывает анализ, превентивная деятельность на местах на сегодняшний день подменяется обычной пропагандой. Причем это делается целенаправленно и с концептуальной основательностью. Выпускаются учебные пособия, публикуются материалы и проводятся выездные встречи, прежде всего, с целью разъяснить населению вопросы религии и толерантности. (Поэтому эти группы называются информационно-пропагандистскими, а не профилактическими, например). Считается, что охватив 100% молодежи и лиц, подверженных радикальной идеологии пропагандистскими мероприятиями удастся предупредить проявления насильственного экстремизма в обществе.

Рассмотрим, как это выглядит на практике. Для этого возьмем Актюбинскую область и в качестве источника данных обратимся к интернет-ресурсам местных органов власти.

Судя по информации, представленной на сайте коммунального государственного учреждения «Ансар» при Управлении по делам религии Актюбинской области в регионе ведется активная профилактическая деятельность. Сайт изобилует материалами о проведенных встречах, конференциях, круглых столах и других мероприятиях, проводимых в рамках превентивной политики.

Фотографии взяты из сайта КГУ «Ансар» при Управлении по делам религии Актюбинской области

Небольшой анализ этого ресурса показывает, что встречи с местными жителями в области осуществляются преимущественно в виде лекций, где есть несколько выступающих и большое количество слушателей. Предусмотрены показ специальных видео-материалов и раздача учебных пособий. В конце выступлений слушатели могут задать свои вопросы.

Содержание этих встреч включает, в основном, вопросы религиозного просвещения, опасности радикальных течений и важности мира и стабильности в стране.

Вот некоторые темы: «Жастарымызды жат діни ағымдардың радикалды идеяларынан қорғау» (Защита молодежи от идей чужеродных радикальных религиозных течений), «Басшыға бағыну – бірліктің кепілі» (Подчинение лидеру - залог единства).

Выступающими являются имамы, теологи, руководители молодежных организаций, представители органов внутренних дел и профильных ведомств, а слушатели – это, чаще всего, учащиеся средних, средне специальных и высших учебных заведений, а также трудовые коллективы.

Получается, что в регионе, где неоднократно происходили резонансные террористические акты, профилактика экстремизма осуществляется с помощью разовых встреч с населением, представляющим группу риска. Причем в эту самую группу риска, судя по проводимым мероприятиям, включается учащаяся и официально работающая молодежь, которая вообще-то слабо подвержена влиянию радикальной идеологии. При этом нет никаких данных о том, как осуществляется взаимодействие с труднодоступной молодежью, которая нигде не учится и формально не трудоустроена. Ведь именно из этой среды, как показала практика, чаще всего, рождаются сторонники экстремистской идеологии в Казахстане.

Даже если допустить, что среди собравшегося населения присутствуют потенциальные экстремисты, то вряд ли до них можно достучаться с помощью скучных лекций пусть даже с кинопоказом. Нужно понимать, что госпропаганда предлагает всего лишь одну из версий понимания религии и духовности. И не стоит обманываться, что навязываемая официальными лицами картина мира будет априори более привлекательной, чем другие имеющиеся альтернативы.

Иллюзия противостояния

Понятно, что возникновение описанной ситуации обусловлено особенностями системы госуправления в стране, и сложившаяся схема работы решает, прежде всего, бюрократические задачи, как, например, достижение статистических показателей, заложенных госпрограммой.

Однако, кроме этой очевидной причины, зацикленность профильных ведомств на информационно-пропагандистских мерах также вытекает из методологической недалекости. В частности, речь идет о неверной постановке политико-управленческой проблемы, приведшей к ошибочному выбору методов и инструментов реализации политики.

С тех пор, как проблема религиозного экстремизма стала приобретать в стране актуальность, появилась универсальная интерпретация этого феномена - что, мол, во всем виновато наше атеистическое прошлое, которое определило религиозную безграмотность людей, а затем и их уязвимость перед влиянием радикальных религиозных течений. Этим чересчур упрощенным объяснением вооружились многие, в том числе интеллектуальный класс в лице представителей профильных ведомств, религиозных деятелей и даже отдельных экспертов. В результате сложился устойчивый дискурс, указывающий на религиозную безграмотность как на главный источник радикализации граждан.

Не сложно догадаться, что одним из примеров практической имплементации этого предубеждения стало создание уже известных информационно-пропагандистских групп. Ведь если вся проблема в нехватке информации и знаний, то достаточно запустить обкатанный еще с советских времен механизм по проведению разъяснительных мероприятий среди населения. Только если раньше разъясняли положения партии и ЦК, то сейчас уже нормы традиционного ислама.

Здесь нужно отметить, что я не отрицаю важность просвещения граждан в религиозных вопросах. Это нужная и важная мера, так как наряду с другими факторами, ограниченность и узость теологических познаний также может определять уязвимость человека перед радикальной религиозной риторикой. Но, возникает резонный вопрос - почему этим должны заниматься государственные институты, а не религиозные? И зачем все содержание профилактической работы сводить к теологическому противостоянию, условно говоря, между «правильным» и «неправильным» исламом?

В западных странах, где политика противодействия экстремизму и терроризму вырабатывается на основе исследований и тщательной экспертизы, вопросы религиозной просвещенности отодвигаются на второй план. Это не только потому, что право человека на свободу совести и вероисповедания является незыблемым, но и по причине отсутствия доказательств тесной взаимосвязи между религиозными знаниями человека и его склонностью к радикализации.

Вместо этого основной упор при профилактике экстремизма в западных странах делается на социальной и психологической помощи, так как имеется множество подтверждений, что источник радикализации – это, прежде всего, маргинализация, изоляция и ощущение того, что человек дискриминирован. Следовательно, наиболее успешная реализация превентивной политики происходит в тех случаях, когда благодаря разным профилактическим программам удается снизить указанные социальные риски.

Кто ответит рэперу?

Пару лет назад я был в селах Шубаршы и Кенкияк в Актюбинской области, где в 2011 году произошел один из наиболее громких террористических актов с участием местной радикальной группировки. Во время этой поездки я узнал о том, что среди молодежи очень популярным стал местный рэпер, который через год после трагических событий выпустил песню в память о погибших в ходе перестрелки людей, официально признанных террористами. Песня, написанная в гангста-рэп стиле, представляет собой смесь восхищения и неявно выраженной поддержки поступков этих членов радикальной группировки. Чего только стоит следующий текст: «(они) оставили пример - если за тобою правда, то лучше до последнего, чем прогибаться под систему». При этом чиновники называются продажными, а официальная версия случившегося обманом.

Рекламный постер с концерта актюбинского рэпера

Данное произведение, несмотря на кажущуюся несерьезность, является концентрированным выражением сложившегося дискурса в локальном сообществе относительно произошедших событий. Это не просто песня одного маргинального рэпера, а готовая интерпретационная рамка, которой пользуется и будет пользоваться группа риска при оценке подобных случаев. Преимущество ее в том, что она очень простая и легко соотносимая с существующим социальным и политическим контекстом, чего нельзя сказать про проводимые разъяснительные мероприятия.

Тем временем, как показывают публикации вышеназванного интернет-ресурса, после июньских событий в Актобе местные власти продолжают свое турне по районам области. И кто знает, может в то время, как имамы рассказывают об опасности радикальной идеологии, в глазах некоторой части молодежи эти террористы уже стали отважными героями, у которых хватило «духа» выступить против сложившейся системы? И где гарантия, что не найдутся желающие повторить их «подвиг»?

Часть первая: Пушкой по воробьям. Почему в Казахстане не эффективна профилактика религиозного экстремизма?

Главное фото http://www.esosedi.ru/

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...