В Польше завершилась самая поляризованная избирательная кампания в истории
  • 7477
Дуда снова президент — что ждет Польшу и что говорят те, кто за него не голосовал?
Фото DPA

Елена Куренкова, Громадске

«Все это свидетельствует о том, как сильно вы заботитесь о своей стране», — так после победы обратился к сторонникам Дуда. Все решили несколько тысяч голосов — и действующий президент Польши останется на второй срок, опередив конкурента Рафала Тшасковского на 2%. Контролировать страну как минимум ближайшие три года — до следующих парламентских выборов — будет консервативная партия «Право и справедливость», которая поддерживает Дуду и председательствует в польском Сейме. Надежда на перемены для тех, кто не поддерживал действующего президента, сменилась ожиданием.

Тшасковский — кандидат от оппозиционной Гражданской платформы, который включился в гонку только 15 мая, почти через полгода после неофициального старта предвыборной кампании, до последнего уверял сторонников в вероятной победе. На это были основания: после обнародования первых экзитполов вечером 12 июля разрыв между кандидатами составил всего 0,8%.

Большую поддержку Рафалу Тшасковскому накануне выборов выражали жители крупных городов, особенно Варшавы, мэром которой он был с ноября 2018 года. Также — сторонники либеральных кандидатов, которые «выпали» из избирательной гонки после первого тура и те, кому за последние годы не стала близкой консервативная политика Дуды и его риторика о «польской душе». Среди сторонников Тшасковского немало и представителей национальных меньшинств, и мигрантов. Накануне и в день президентских выборов hromadske пообщалось с ними об их электоральных настроениях, а также о надеждах и ожиданиях на ближайшие годы в Польше.

Интрига до последнего

«Интересно жить в стране, где за неделю до выборов не знаешь, кто будет президентом», — говорит Валентина Чубарова, российская правозащитница и антрополог. И шутит, что хорошо знает, кто будет руководить ее родиной и через десять лет. Валентина живет в Варшаве шесть лет, но пока не может голосовать. Впрочем, говорит, что среди ее знакомых — как мигрантов, так и представителей национальных меньшинств, есть сторонники обоих кандидатов.

Опросы перед вторым туром демонстрировали разницу между поддержкой Дуды и Тшасковского в менее 1%. Она сократилась только между первым и вторым туром: 28 июня у Дуды было на 2,5 млн голосов больше, чем у его конкурента. Преимуществом оппозиционного кандидата стала возможность привлечь на свою сторону электорат четырех главных соперников, которые выбыли из гонки (несмотря на то, что взгляды у некоторых из них противоположные), — самовыдвиженца Шимона Головню, лидера аграрной партии Владислава Косиняка-Камыша, кандидата от левых Роберта Бедроня и кандидата от крайнеправых — Кшиштофа Босака, который в первом туре получил более 6% поддержки.

«В последний раз такая интрига на выборах в Польше была в 1995 году, когда за кресло президента боролись Лех Валенса — первый президент независимой Польши после падения коммунизма и Александр Квасьневский из посткоммунистической партии. Это для многих было своеобразным оскорблением, что через несколько лет после свержения коммунизма баллотируется посткоммунист. Собственно, нынешнюю кампанию сравнивают с той, так как кандидаты шли буквально процент в процент», — объясняет историк и журналист Елена Бабакова, которая живет в Варшаве.

Незначительная разница в рейтинге оппонентов дала надежду на то, что каждый голос может повлиять на результат. Как писала Gazeta Wyborcza, желающих проголосовать было так много, что в некоторых воеводствах использовали резервные бюллетени.

В большей части страны голосовать можно было только придя на участок. Лишь в отдельных гминах, где эпидемиологическая ситуация не стабилизировалась — можно было отдать голос по почте. Кстати, из-за формата голосования в разгар пандемии были нешуточные споры. Выборы, назначенные на 10 мая, правящая партия «Право и справедливость» требовала провести вовремя — по почте. Оппозиция настаивала на изменении даты голосования, ведь подготовить бюллетени для 30 миллионов поляков было бы проблематично.

«В апреле рейтинг Дуды составил около 60%. ПиС до последнего оттягивала решение, что делать с голосованием 10 мая. Для них это было полезно — в апреле во всех был стресс: есть угроза, возрастает потребность "сильной руки" — а именно так показал себя ПиС. Для оппозиции наиболее благоприятным вариантом было бы, если бы было введено чрезвычайное положение. Это означало бы, что выборы перенеслись бы на осень — а именно тогда экономисты прогнозировали в Польше наибольшую экономическую рецессию. Наконец, выбрали срединное решение — ни нашим, ни вашим», — говорит Бабакова.

В общем коронавирус во время избирательной гонки отошел на второй план: политики больше не агитировали людей оставаться дома, устраивали предвыборные митинги, на которые, конечно, приходили без масок. Но Дуда попытался получить для себя расположение нового сегмента электората — тех, кто выступает против вакцинации. В последние дни перед вторым туром он заговорил об их поддержке — хотя ранее даже ездил в США, чтобы договориться с Трампом о приобретении вакцины от коронавируса.

Еще, Дуда ездил в Силезию, где встречался с шахтерами, когда там как раз была вспышка коронавируса. Это — особенность польской предвыборной кампании: агитация проходит не только в крупных городах, но и в регионах. Прежде всего это важно для Дуды, ведь значительная часть его электората — это жители сел и небольших городков. Туда лидер чаще всего направляется на своем узнаваемом «Дуда-бусе».

Как и Дуда, Тшасковский тоже ездил по регионам, а, находясь в Ольштыне, даже обратился к украинцам — на украинском, пообещав, что они «не будут разделенными, потому что все являются гражданами нашей отчизны». Впрочем, такой «жест» внимания к национальным меньшинствам — скорее исключение: на этом вопросе особо не акцентировал ни один из кандидатов.

Полная версия материала - на сайте Громадске, материал подготовлен при поддержке Медиасети

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики