4278
21 октября 2020
Текст Вячеслава Абрамова, фото Данияра Мусирова и Жанары Каримовой

Выборы со множеством известных

Очередные парламентские выборы вряд ли принесут большие сюрпризы

Выборы со множеством известных

Новый год Казахстан начнет с выборов. Голосование за новый состав мажилиса и маслихатов (местные представительные органы власти) пройдет 10 января следующего года. Первые выборы при втором президенте могли принести сюрпризы, если бы за последние полтора года в Казахстане появились новые политические партии и обострилась конкуренция. Шансы на выход на сцену новых игроков почти растаяли, а выборы обещают быть похожи на две предыдущие избирательные кампании. Vласть выделяет главное о предстоящей избирательной кампании.

Выборы в срок

Будущие парламентские выборы – первые с 2004 года, проходящие в срок. Президент Касым-Жомарт Токаев в своем обращении к нации, опубликованном в среду, отмечает, что проведение выборов в конституционные сроки дало равные шансы всем партиям на подготовку к ним. Это действительно так.

Избирательные кампании 2007, 2012 и 2016 годов были скомканными – выборы проводились досрочно и у политпартий, за исключением партии власти, не было никаких шансов на качественную подготовку к ним.

Подготовка к выборам-2021 у партии власти началась больше года назад, а в последние месяцы активизировалась – «Нур Отан» провел праймериз и явил казахстанцам главное свое послание – партия обновляется, имеет новые кадры и в то же время является олицетворением стабильности курса, который был начат ее лидером – первым президентом страны. Обновление в ходе праймериз вышло смазанным, а окончательно его можно будет оценить только после того, как партия обнародует свои партийные списки – в мажилис и маслихаты всех уровней.

Остальные зарегистрированные партии праймериз не проводили, но по мере сил и финансовых возможностей (довольно ограниченных) активизировались. Даже карликовая партия «Бiрлiк» провела съезд и решила жить дальше.

Активность альтернативных партии власти политсил выглядит несоизеримой по многим причинам – они в принципе в разы меньше, у них нет таких ресурсов, как у «Нур Отана» - финансовых, медийных, административных и человеческих. Избирателям тем не менее политическое поле представляют как конкурентное, хотя это правда лишь отчасти.

Первый зампред "Нур Отана" голосует на праймериз. Фото со страницы Бауыржана Байбека в Facebook

Выборы без реальной оппозиции

В интервью The Wall Street Journal после прошлогодних выборов второй президент Казахстана объявил себя реформатором. В прошлом году он создал нацсовет общественного доверия и впервые заговорил о политических реформах, давно в Казахстане забытых. Парламент без сопротивления поддержал за следующие полтора года все инициативы Токаева – закон о мирных собраниях, поправки о парламентской оппозиции и введение квот для женщин и молодежи в партийных списках. Кроме того, был снижен порог для регистрации политических партий – с 40 до 20 тысяч (все еще громадные цифры для 18-миллионного Казахстана).

Токаев несколько раз за последние полтора года говорил о необходимости многопартийности и присутствии оппозиции в парламенте. Формально она есть, фактически – нынешняя парламентская оппозиция в подавляющем большинстве случаев согласна с партией власти.

За прошедшие после президентских выборов полтора года ни одна новая политическая партия зарегистрирована не была. Близко к регистрации подобралась Демократическая партия Жанболата Мамая, но ее съезд в феврале этого года был сорван, за год до этого был так же сорван съезд партии «Наше право» Санавар Закировой. Ни партия HAQ Тогжан Кожалиевой, ни Respublika, ни экологические движения – никто из них не смог подобраться к проведению съезда и запустить процесс сбора подписей в свою поддержку.

Жанболат Мамай со сторонниками во время акции на площади Республики в Алматы, 16 декабря 2016 года.

Выглядит так, что в выборах будут участвовать исключительно действующие игроки. Но тут еще возможны варианты.

В мае этого года вице-министр юстиции Наталья Пан неожиданно заявила, что в ведомстве рассматривают документы о регистрации политических партий – чиновница не уточняла, о какой партии или партиях идет речь. Неизвестно, когда прошли их съезды – в период пандемии это было невозможно, а Минюст так и не ответил оппозиции, может ли она провести свои съезды онлайн. Тем не менее, выглядело это как готовность под выборы представить какие-то новые политические проекты (так уже было в 2004 году, когда под выборы создали Коммунистическую народную партию – альтернативу старой Компартии и Демократическую партию Казахстана «Адилет» - аббревиатурой почти совпадающую с тогдашним ДВК). Вполне возможно, это будет сделано. Как и многие другие партийные проекты, новые будут под контролем власти и ее идеологов, но исключать того, что кто-то из них проведет яркую избирательную кампанию и войдет в мажилис или маслихаты – нельзя.

Маслихаты как центр борьбы

На предстоящих выборах маслихаты впервые будут избираться по партийным спискам. Форма эта вызывает обоснованные споры, поскольку избиратели лишаются возможности выбрать в маслихат представителя, которого знают хорошо, живущего рядом с ними и знающего о проблемах города-района. Тем не менее новый формат принесет, как минимум, один плюс – по закону в маслихате теперь не может быть представлена только одна партия (как это было почти повсеместно в последние годы). Даже если ни одной политсиле, кроме победителя, не удастся преодолеть избирательный порог в 7%, как и на выборах в мажилис, партия, занявшая второе место, получит депутатский мандат.

Выборы по партийным спискам в маслихаты станут настоящим испытанием для небольших политических партий – многие из них в регионах представлены слабо, у них там мало представителей, их плохо знают. На этих выборах им нужно будет выставлять своих кандидатов на всех уровнях и административному ресурсу явно придется включаться, чтобы помогать им.

У формальной оппозиции, даже в ее нынешнем виде, есть вполне реальные шансы на выборах в маслихаты во многих регионах – на западе, юге, в крупных городах. Это показали прошлогодние выборы президента и предыдущие парламентские кампании. Общенациональная социал-демокаратическая партия, например, набирала больше 10% на парламентских выборах в разное время в Атырауской и Мангистауской областях, в Алматы.

Главными факторами станут справедливость подсчета голосов и активность наблюдателей. Как известно, в прошлом году наблюдатели фиксировали на выборах множество нарушений и пришли к выводу о других результатах голосования, но на итоги выборов это не повлияло.

Тем не менее несколько общественных инициатив активно готовят наблюдателей уже несколько месяцев и только усилят их подготовку в ближайшие недели. Они планируют в том числе использовать совершенно новые технологии, схожие с теми, что были на выборах в Беларуси – альтернативный подсчет голосов, работа с данными. Это может позволить, если и не сделать выборы прозрачными и честными, то иметь весомые доказательства фальсификаций.

Агитация на выборах в мажилис 2016 года. Фото Жанары Каримовой

Коронавирус и выборы онлайн

Казахстан уверенно вступает во вторую волну коронавируса, которая вполне может оказаться затяжной из-за ее совмещения с сезонными заболеваниями. Ковид не может не оказать влияния на предстоящие выборы.

Околовластные политологи еще летом начали аккуратно высказываться о необходимости использования на выборах технологий онлайн-голосования. Ближе к выборам их голос становится громче.

Казахстан с начала 2000-х не использует никаких автоматизированных систем на выборах. Голосование в стране и подсчет голосов проходят максимально традиционно – Центризбирком уже много лет не обнародует даже данные по отдельным участкам, только сводные данные по регионам. Выборы в Казахстане настолько технологически отсталые, что их переход в онлайн станет даже не рывком, а настоящим переворотом. Неясно, как это может быть сделано и еще менее понятно как будет обеспечена надежность данных при таком голосовании.

Тем не менее вполне можно ожидать, что Центризбирком предложит какие-то нововведения в связи с пандемией – онлайн-голосование или голосование в течение нескольких дней (это предложение провластные политологи уже тоже поспешили озвучить).

Минздрав не исключал нового жесткого карантина в зимние месяцы. Как он совместится с выборами – внятного ответа ни от чиновников от здравоохранения, ни от Центризбиркома пока не прозвучало.

Ждать ли протестов?

Выборы в Казахстане, хоть и начнут сезон голосований в 2021 году, но станут логическим продолжением серии выборов 2020-го. Этот год богат на избирательные кампании в постсоветских странах – выборы прошли или проходят в Латвии, Литве, Украине, Грузии, Молдове, России, Таджикистане, Беларуси и Кыргызстане. В последних двух странах они привели к масштабным протестам. Внимание к казахстанским выборам это только усилит.

Агитация на выборах в мажилис 2016 года. Фото Жанары Каримовой

Выведут ли результаты выборов людей на улицы? Вряд ли. Реальные оппозиционные силы в выборах, вероятнее всего, участия не примут (они могут конечно войти в партийные списки, например, ОСДП, но произойдет ли это – пока вопрос открытый). Участвующие в выборах политсилы не позовут своих сторонников на улицы – опыт предыдущих выборов это только подтверждает.

Пик избирательной кампании придется на новогодние праздники (агитация начнется только 10 декабря) и казахстанцам, очевидно, будет не до выборов. Вероятно, одной из центральных тем в обществе останется пандемия, особенно если пик заболеваемости придется именно на зимние месяцы.

Кроме того, зимой в Казахстане не просто холодно, а очень холодно. Протестовать на морозе можно, но не очень долго – погода будет работать против протестующих лучше СОБРа. Так что ждать активного протеста после голосования вряд ли стоит.

Результаты январских выборов прямо сейчас выглядят довольно предсказуемыми. Изменится ли это за следующие два с половиной месяца, остающихся до дня голосования – один из немногих вопросов о выборах, на которые прямо сейчас нет ответа.

Рекомендовано для вас