• 7397
 Эксперимент: «Казахский язык за месяц». Тимур Почанов. Итоги

Тимур Почанов, специально для Vласти, 

Фото автора

Завершающую статью моих публикаций в рамках эксперимента по изучению казахского языка методом погружения я решил озаглавить «Қаракөздің қарасөзі», что можно перевести как «Проза Каракоза». Конечно же присутствует игра слов и некоторая аналогия со словами назидания великого Абая. Дело в том, что у слова  «қарасөз» существует два значения, которые могут быть переведены как «назидание» или «проза». Я никому не собираюсь давать назидания, я излагаю свой материал в прозе.

Вспоминается анекдот из советского прошлого, когда на вопрос будут ли кормить на экспериментальном пути к коммунизму, звучал ответ, что в пути кормить никто не обещал. Нас тоже в результате эксперимента погрузили в языковую среду в надежде, что языковая среда нас сама научит говорить на казахском языке, но как и чем дышать в языковом вакууме не объяснили. То есть не было предоставлено конкретной методики обучения! Насколько я понял из общения с другими участниками эксперимента, каждый запасался необходимыми словарями, букварями и самоучителями на свое усмотрение.

«…Нужно учиться русской грамоте. Духовные богатства, знания, искусство и другие несметные тайны хранит в себе русский язык… Русская наука, культура — ключ к мировым сокровищницам. Владеющему этим ключом все другое достанется без особых усилий…»

Абай «Қарасөз», Слово Двадцать Пятое: учись русской грамоте

Эту часть своей статьи я хочу посвятить, своим наблюдениям в течение месячного пребывания в ауле. Я согласен с точкой зрения, которая гласит, что нам гражданам страны нужно знать три языка, чтобы иметь конкурентное преимущество в период глобализации. Надо знать казахский, русский и английский язык. К сожалению, за 20 лет в большинстве своем общество казахский язык не выучили русскоговорящие, английский не выучили, а русский начинаем забывать. Многие мои друзья, которые поддержали мое желание поехать в аул и стремление выучить родной язык, с сомнением отнеслись к изучению методом языкового погружения. Скорее всего, говорили они, в ауле начнут говорить на русском языке.

Не скажу, что их прогноз оправдался, но многие, с кем мне довелось общаться, понимают необходимость изучения русского языка, который они за последнее время утратили. Многие молодые люди уезжают из аула в поисках работы, они вынуждены из-за незнания русского языка и низкого уровня образования работать в городе охранниками, нянями, на стройке сезонными рабочими или толкать тележки на барахолке. Во многих аулах, в которых мне довелось побывать, сплошь и рядом стоят останки фундаментов разобранных каркасных домов, жители которых уехали в города в поисках лучшей доли. Теперь эти каркасные дома украшают самые неблагоприятные пригороды Алматы.

В аулах - полупустые школы. Так в ауле Кызыл Тан, на Родине Ильяса Жансугурова, мы посетили прекрасную трехэтажную школу с актовым и спортивным залом, рассчитанную на 800 - 900 учащихся, в которой обучается не более 200 человек!

В советское время в ауле Каракоз, где я жил был крупнейший совхоз со своей молочной фермой, с полями, где сеяли сахарную свеклу и проживало более 5000 человек. На сегодняшний день население Каракоза чуть больше тысячи человек! И это можно, к сожалению, наблюдать во всех аулах!

Когда я местным жителям разъяснял на цифрах простые экономические истины про снижение затрат при крупном товаропроизводстве в сравнении с ведением их подсобных хозяйств, про выгоды объединения усилий и возможные механизмы организации агрообъединения на примере работы акционерных обществ, паевых кооперативов и прочих форм, им было очень интересно. У людей возникало много вопросов, которые они мне задавали на смешанном казахско-русском, а мне приходилось объяснять и рассказывать им все по русски, вставляя известные мне казахские слова. Была потребность в общении, в обмене знаний, которая превышала ИХ потребность пользоваться только казахским языком. При этом никто из них не упрекал меня: «Біз қазақпыз! Қазақша сөйле!» Я им рассказывал о современных технологиях и о том, что их можно выгодно внедрять в сельском хозяйстве, показывал ролик про опыт по гидропонике в Америке (оказался на жестком диске моего компьютера в серии передач «Как это работает» канала Дискавери). Очень сетовал на то, что Интернет в ауле фактически недоступен. Он есть только в поселковом акимате, где все компьютеры заняты по работе и в школе, которая летом закрыта на каникулы.

О какой информационной доступности может идти речь, когда нет интернета, нет знания русского и английского языка для поиска информации по новым технологиям и оборудованию?

Я считаю, что слова назидания Абая, посвященные необходимости для казахов изучать и использовать русский язык, сегодня как никогда актуальны.

Лично я, как предприниматель, изучив процесс традиционного воспроизводства, рентабельность на вложенный капитал, возможность переработки и транспортировки, а также зная потребность крупного города в сельхоз продукции, оценил выгодность ведения бизнеса в ауле с учетом минимизации рисков. Для разработки инвестиционного проекта, выбора оборудования, привлечения государственных программ поддержки, уточнения и решения многих текущих вопросов мне необходимо наличие постоянной интернет связи с моими потенциальными партнерами в ауле. Мне также необходимо иметь возможность вести бизнес-переписку на русском языке, так как основная информация по оборудованию, технологиям, производственным линиям в интернете имеется на русском, английском, но никак не казахском языке. Пока договорились пересылать друг другу сообщения через электронный ящик поселкового акима или через его сотрудницу, с которой я сейчас переписываюсь в агенте на русско-казахском языке.

Таким образом, я помогаю им освоить русский язык, а они помогают в освоении казахского.

Размышления об эксперименте

«- Да-да, заставим, а ты как думала? У нас, бывало, на стройку уж такие сачки приезжали - поначалу только и норовят в ларек да в лесок. И ничего! Как миленькие! Труд, знаешь, даже обезьяну очеловечивает...

- А здесь у вас всегда обезьяны по улицам бродят? - спросила Сельма.

- Нет, - сказал Андрей, помрачнев. - Только с сегодняшнего дня. В

честь твоего прибытия.

- Очеловечивать их будете? - вкрадчиво осведомилась Сельма.

Андрей через силу ухмыльнулся.

- Это уж как придется, - сказал он. - Может быть, действительно придется очеловечивать. Эксперимент есть Эксперимент.»

А.Б. Стругацкие «Град Обреченный»

Я хочу принести читателям извинения за то, что привел здесь такую длинную цитату из произведения любимых мной авторов. Но мне показалось, что между экспериментом в Граде Обреченном и нашим экспериментом по изучению казахского языка можно найти много аналогий.

Есть такая передача на ТВ «Разрушители легенд». В этой передаче два чувака берут некое предположение и с помощью тщательно спланированного эксперимента подтверждают или опровергают легенду. В нашем обществе также существует предположение, что если человека погрузить в казахоязычную среду, то он в течение месяца заговорит на этом языке.

Чтобы подтвердить или опровергнуть это утверждение необходим был эксперимент, который блестяще провела команда «разрушителей легенд» интернет-издания Vласть при поддержке банка РБК. В качестве испытуемых выступили участники этого эксперимента, в числе которых мне посчастливилось оказаться.

Объективные показатели даст тестирование, которое, как нам сообщили, пройдет в четверг. На основании итогового тестирования, можно будет определить, насколько улучшилось знание языка испытуемыми.

Но вот ответить на вопрос выучил ли каждый испытуемый язык, умеет ли он при этом свободно общаться и помог ли ему в этом эксперимент с погружением однозначно не удастся.

Выскажу свое мнение, что если бы человек в городе уделял изучению языка столько же времени, сколько в течение месяца уделяли в ауле участники проекта, то он достиг бы примерно таких же результатов.

Более того, погружение в языковую среду имел бы смысл только тогда, когда испытуемый до «погружения» получил бы базовую интенсивную подготовку по грамматике казахского языка с заучиванием необходимого лексического минимума! Только в этом случае, когда подготовленному испытуемому необходима практика общения, метод «языкового погружения» может быть эффективным.

Завершающий абзац, содержащий много «Я»

Я не жалею, что целый месяц провел в ауле. Я благодарен организаторам проекта, за то, что дали возможность принять участие в эксперименте, благодарен семье, которая меня опекала на протяжении моего добровольного отлучения от городской суеты, проблем. Я окунулся в сельскую жизнь, я познакомился с участниками и организаторами эксперимента, со многими хорошими, добрыми, открытыми людьми. Я нашел новых родственников и возможно новые темы для бизнеса. Я достаточно много времени уделил изучению казахского языка. И пусть мои результаты не оправдали моих, а возможно и ваших, ожиданий, но как говорил главный герой из фильма «Пролетая над гнездом кукушки», я хотя бы попробовал это сделать! Я знаю, что для того чтобы овладеть родным языком в совершенстве одного желания недостаточно, нужно пройти долгий путь, приложить немало усилий. Но первые шаги, благодаря проводимому эксперименту, я уже сделал. Я вижу цель, я разобрался с методами и способами достижения. Я постараюсь до конца года преодолеть языковой барьер и заговорить на родном языке.

Эксперимент проводится совместно с Bank RBK

Свежее из этой рубрики
Просматриваемые