• 23698
Беженцы: Европа перед лицом трагедии

Фотография с сайта cont.ws

Сильви Кауффман – редакционный директор и бывший главный редактор французской ежедневной вечерней газеты «Le Monde». Париж, Франция.

11 июня в Сахаре были найдены тела 18 африканских мигрантов. По словам Джузеппе Лопрета, главы миссии Международной организации по миграции в Нигере, на момент их обнаружения они были мертвы уже более недели. Причиной смерти, скорее всего, стало обезвоживание. Попавшие в песчаную бурю на пути между Арлитом в Нигере и Алжиром, люди заблудились. А зной и отсутствие воды сделали свое дело. Несколько дней спустя в пустыни были найдены останки еще 30 мигрантов.

Фотография с сайта obzor.press

Эта грустная новость не попала в заголовки европейских газет. На континенте были слишком заняты масштабом потока мигрантов, которые высадились на восточных берегах, чтобы обращать внимание на 48 африканцев, которым не повезло. Здесь не увидят их тел. И никто не расскажет историю погибших. Эта трагедия останется африканской.

Другая трагедия, драма сотен тысяч людей, рискующих своей жизнью при пересечении Средиземного моря, теперь стала европейской историей. И по мере того, как она раскрывает свой сюжет на наших глазах, у нас нет четкого понимания того, что же делать.

Тут не то, чтобы ее не ждали. Год назад Верховный комиссар ООН по делам беженцев опубликовал ужасающую статистику: в конце 2013 в мире насчитывалось более 51 миллиона людей, вынужденных покинуть свой дом – что на 6 миллионов больше, чем годом ранее. На прошлой неделе агентство по делам беженцев заявило, что в 2014 году данный показатель достиг 59 миллионов. Это историческое событие: ни разу со времени Второй мировой войны не было случая, чтобы такое количество людей было вынуждено покинуть свой дом против своей воли.

И, тем не менее, цифры 2013 года остались практически незамеченными. Миллионы сирийцев уже покинули свою страну, разрушенную войной, и нашли убежище в Ливане, Иордании и Турции. Тяжелые испытания жизни в лагерях беженцев остаются вне поля нашего зрения, и их никто не показывает по телевизору. Определенному количеству беженцев из Афганистана удалось добраться до Европейского Союза из Турции в Грецию и Болгарию. Поэтому европейцы построили стены и запечатали границы.

Затем весной все изменилось. Увидев «замок» на границах, беженцы отправились в море. Потрясенная и разочарованная отсутствием солидарности со стороны жителей Европы, Италия в декабре завершила свою средиземноморскую спасательную миссию. Внезапно человеческую трагедию совсем рядом увидели все европейцы: ветхие лодки опрокидываются каждый день, беженцы сотнями тонут. В этом году к данному моменту, по меньшей мере, 1 868 людей погибли или исчезли в Средиземном море. По сравнению с 448 жертвами в том году. Под общественным давлением страны-члены Европейского Союза отправили несколько кораблей для разрешения кризисной ситуации.

И что теперь? Те, кто добрался до суши живым, столкнутся со следующим актом всей этой трагедией. Первым актом для них было начать длинный путь от дома до моря. Греческий остров Лесбос и итальянский Лампедуза заполнены мигрантами. Беженцы хотят отправиться на Север, но там их никто не ждет.

С наступлением лета жизнь в бегах превращается из хаотичной в фантастическую. Упитанные европейские туристы толпами прибывают на средиземноморские берега. Французская полиция оттесняет мигрантов назад в Италию. Десятки семей спят на полу железнодорожной станции Вентимилья. В Ницце незарегистрированных мигрантов не пускают в поезда до Парижа. Там полиция убирает самодельные палатки африканских мигрантов, но уже на следующий день они снова возвращаются, и их численность только увеличивается. Местные жители и представители НПО дают им еду и одежду. Хотя лидер партии Народный фронт Марин Ле Пен требует, чтобы им не давали ни убежища, не медицинской помощи. В городе Кале, расположенном рядом с Ламаншем, теперь целые «джунгли» в виде лагеря из 3 000 мигрантов, которые в отчаянии пытаются попасть на грузовики, направляющиеся в Великобританию.

Континент теперь является главным направлением для мигрантов со всего мира. В прошлом году 626 000 человек попросили убежища в Европе – на 45% больше, чем в 2013 году. (В Северной Америке также зарегистрировано увеличение количества мигрантов на 42%, но общее количество значительно меньше: 134 600 соискателей статуса беженца). Данные цифры не включают уже и без того высокий уровень легальной и нелегальной иммиграции – приток людей, который запустил негативную реакцию против иммигрантов среди избирателей по всей Европе. Еще больше запутывая ситуацию, становится размытым различие между беженцами, спасающимся от войны или преследования, и экономическими мигрантами, когда последние страдают от нарушений прав человека в своей морской одиссее. Особенно оказавшись в руках торговцев в Ливии.

Столкнувшись с быстро усиливающимся кризисом, Европейский Союз среагировал как обычно медленно, обремененный слабой иммиграционной политикой и политикой по делам беженцев.

Некоторые высшие руководители в Брюсселе, похоже, поняли масштаб этого массового движения людей и те проблемы, которые оно представляет как для европейской идентичности, так и для идеалов солидарности и общих человеческих ценностей. В мае Европейская Комиссия с запозданием предложила миграционную политику, согласно которой предполагалось распределить 40 000 беженцев между странами-членами согласно заранее определенным квотам. Идея квот была сразу отвергнута несколькими странами Центральной Европы, а также Францией. Вместо данной схемы Брюссель теперь говорит о переселении, основанном на более удобном принципе «кода распределения», который определяет критерии, по которым члены-страны будут принимать мигрантов.

Фото с сайта smoozi.ru

Некоторые предложения Комиссии представляют собой положительные шаги в правильном направлении, но большинство имеет своей главной целью помешать людям добраться до Европейского Союза. Но эту человеческую волну нельзя остановить. Истинная природа конфликтов в некоторых регионах Африки и Ближнего Востока, как и мощной демографической динамики Африки, наводит на мысль, что миграция будет неотъемлемой особенностью ситуации в Европе на протяжении многих ближайших лет. Это исключительная ситуация, требующая исключительных действий.

Эксперты знают, что решение существует. Но изменение политического дискурса относительно иммиграции требует смелости и долгосрочного видения, что в наши дни редко наблюдается в некоторых западных странах. На встрече в Брюсселе на этой недели главам 28 стран ЕС хотелось бы напомнить о трагическом прецеденте: Эвианской конференции в июле 1938. Созванная по инициативе американского президента Франклина Рузвельта, она имела своей целью обратить внимание на трудное положение сотен тысяч немецких и австрийских евреев, которые были вынуждены бежать после их изгнания Гитлером. Как Верховный комиссар по правам человека Зейд Раад аль Хусейн написал в начале мая: «Эвианская конференция потерпела полный провал…Итог встречи был очевиден: Европа, Северная Америка и Австралия не пожелали принять у себя значительное число этих беженцев. В стенограмме были два слова, которые были произнесены неоднократно: «плотность» и «насыщение».

The New York Times

Свежее из этой рубрики
Просматриваемые