• 12390
Жесточайший теракт в современной истории Турции произошел в очень опасное время

Джошуа Китинг

На данный момент последствия жесточайшей террористической атаки в истории современной Турции следуют типичному сценарию подобных событий в стране: никто не берет на себя ответственность, и все винят друг друга.

Турецкое правительство заявляет, что ИГИЛ является главным подозреваемым в двойном взрыве, в результате которого погибло по меньше мере 128 человек во время мирной демонстрации в столице. Протестующие выступали за урегулирование конфликта между правительством и сепаратистской Рабочей Партией Курдистана. Однако премьер-министр Ахмет Давутоглу также заявил, что правительство не исключает причастность самой партии или других радикальных левоцентристских групп, которые являлись организаторами атак в стане в течение последних месяцев.

В своем призыве к национальному единству президент Реджеп Тайип Эрдоган сравнил взрывы с недавними атаками РПК. После чего в понедельник по позициям группы были нанесены новые авиаудары на юго-востоке Турции и Ирана. Турецкое правительство, которое подвергалось жестокой критике за цензуру и аресты журналистов, наложило запрет на публикацию «шокирующих» фотографий с места взрыва.

Тем временем на выходных по всей стране прошли антиправительственные демонстрации. Многие винят правительство или в непосредственной организации взрыва или в создании условий, послуживших причиной теракта, посредством разжигания анти-курдских настроений и бездействия в борьбе против ИГИЛ. После месяцев нерешительных действий правительство Эрдогана согласилось присоединиться к возглавляемой США коалиции против ИГИЛ, и участие правительства является ключевым компонентом в рамках новой стратегии администрации Обамы по борьбе против группы в Сирии. Но противники Эрдогана – в особенности со стороны курдов – считают, что президент просто использует кампанию против ИГИЛ, чтобы получить международное прикрытие своим действиями против РПК. После нескольких лет обещаний мирный процесс между правительством и курдскими сепаратистами потерпел неудачу. Вовлечение Турции в Сирии противоречиво – что, если быть справедливыми, вряд ли является чем-то необычным в данном конфликте: в то время как страна планирует кампанию против ИГИЛ, она также участвует в войне против курдских боевиков, которые были самыми эффективными врагами ИГИЛ.

Что уникально в случае с взрывами на прошлых выходных, это не только их размах, но и место: в самом центре турецкой столицы, а не на курдской территории или вдоль неспокойной границы с Сирией. Сейчас политические ставки высоки как никогда. 1 ноября в Турции состоятся парламентские выборы, где Эрдоган и умеренная исламистская партия AKP во главе с Давутоглу надеются получить парламентское большинство. После выборов в июне в Турции действовало временное правительство. Тогда AKP проиграло свое большинство в парламенте, что привело к подвешенному состоянию правительства. На выборах впервые про-курдская Народная Демократическая Партия попала в парламент. И за несколько дней до выборов прогремел взрыв во время демонстрации сторонников курдов.

AKP надеется, что новые выборы позволят восстановить контроль и пробиться через конституционные изменения, которые расширят полномочия Эрдогана. Если AKP снова не удастся получить большинство, это будет большим камнем в сторону партии, которая доминировала на политической арене Турции с 2002. Оптимистический взгляд на ситуацию: авторитарные амбиции Эрдогана прошли проверку, хотя также есть опасения вернуться к уровню политического насилия, которое потрясло страну в 70-80х.

К последним событиям добавляется то, что экономика Турции переживает резкий спад, а внешняя политика правительства похожа на беспорядок. Всего несколько месяцев назад Россия и Турция держали курс на сближение, но сейчас вступление России в войну в Сирии перевернуло планы Турции по поддержке боевиков, ведущих борьбу против Башара аль-Асада. И весь политический спектр Турции был разгневан явным вмешательством России в турецкое воздушное пространство на прошлой неделе. Турция также испытывает трудности с размещением более 1.5 миллиона беженцев из Сирии и Ирака. И в этом кризисе Эрдоган винит «весь западный мир».

В 2010, до потрясений арабской весны и поворота Эрдогана в сторону авторитаризма, умеренный демократический имидж исламизма AKP на международном уровне рассматривался как некая корректировка курса после десятилетий доминирования военных в политике Турции. Все помнят, как Давутоглу - тогда министр иностранных дел – назвал доктрину внешних действий страны как «Ноль проблем с соседями». AKP могла вести переговоры с западными правительствами также легко, как арабские монархии, придерживающиеся старых традиций – Братья Мусульмане или Иран. Сегодня правительство «ноль проблем» может вряд ли чем-то похвастаться.

The New York Times

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...