• 2343
Что премьер-министр Великобритании сделал с головой свиньи?

Хари Кунзру - британский писатель и критик; автор «Дворец памяти».

В Оксфорде в 1980-х крытый рынок в центре города представлял собой маленькие магазинчики, в которых можно было найти все - от антиквариата до фруктов и овощей. Здесь было кафе на втором этаже, и магазин мяса, где свой товар хозяева выставляли старомодным образом: ряды подвешенных туш животных над входом и прилавками. А в сезон можно было увидеть целую гирлянду из дичи. Подносы со свиными ногами, печенкой и другими видами потрохов дополняли плотоядную картину, которую искусно к тому же украшала бесстыдно оскалившаяся голова свиньи.

Вид множества туш и сопутствующий запах ни одного студента заставили обратиться в вегетарианство. В общежитии колледжа те, кто не обратился, мечтали о больше, чем просто тосте. Так, шел ли Дэвид Кэмерон тем же путем и ощущал, скажем, какой-то другой вид голода?

На прошлой неделе неприглядная история о том, что будущий премьер-министр совершил – как британские таблоиды с поддельным ханжеством его назвали - «сексуальный акт» с головой мертвой свиньи надежно закрепилась в народном сознании. О ней стало известно благодаря неофициальной биографии Кэмерона «Зовите меня Дэйв» разгневанного бывшего казначея Консервативной Партии Лорда Эшкрофта. И тот факт, что подобные обвинения имеют анонимный источник и не подкреплены доказательствами, не играет особой роли. Люди трудно просто выкинуть это из головы.

Среди моих американских друзей, основной реакцией на распространение слухов злопамятным миллиардером было скорее растерянность и отвращение. Конечно же, никто из их не стал бы искать возможности получить удовольствие таким неприятным и негигиеничным способом. Любой знает, какую опасность таит в себе сырая свинина.

В британских кругах вопросами о наслаждении задаются во вторую очередь. Данная отвратительная история имеет вес не столько потому, что она подрывает имидж влиятельного политика. А потому что касается наследуемых привилегий и прав.

В комедийном романе Ивлина Во «Упадок и Разрушение», опубликованном в 1928, несчастного Пола Пеннифезера исключают из вымышленного Скон-колледжа в Оксфорде за пьяную выходку общества под названием Клуб Боллинджер, едва завуалированной версии Буллингдон Клуба, известного среди его членов как «Буллер». К которому - как раз - и принадлежал Кэмерон, когда учился в Оксфорде. Якобы существующий инцидент со свиной головой, помеченный веселым тэгом #piggate, имел место во времена, когда Оксфорд Ивлин Во переживал модное преображение.

Во времена Маргарет Тэтчер Британия предавалась коллективному восхищению привилегированностью и традициями, которому практически не было предела во время эгалитарного эксперимента 60-х и 70-х гг.

Подобной приверженности традициям сопутствовал грабительский гедонизм, зачастую практикуемый целыми группами. Одетые с иголочки хулиганы из Буллера были лишь одной из многих формальных и неформальных банд, которые бродили по Оксфорду - городу «дремлющих шпилей», одевали дорожные конусы на головы средневековых статуй и в пьяном виде разбрасывали еду. На вечеринки молодые люди приходили в безукоризненных черных галстуках. Они бросали свои смокинги на пол в клубах, и все видели, что рубашка была белой только спереди, в то время как рукава и спина обладали кричащими оттенками. Этакая метафора для свадеб в старом стиле, чтобы больнее уколоть по зазнайству сторонников тэтчеризма, которое все еще является характерным для кэмероновского поколение Тори.

Многовековые права и привилегии Оксфорда создали своего рода защитный щит против законодательных последствий более лихих видов веселья. До 2003 года в университете была свои силы полиции: офицеры в шляпах-котелках, зачастую старые солдаты, в разговорной речи известные как «бульдоги». Они следили за порядком в колледжах и за тем, чтобы в нарушениях разбирались без привлечения властей. Преступления, за которые полагается арест (хранение наркотиков, нападение, обнажение в публичных местах), считалось лишь проявлением боевого духа. Что происходило за воротами колледжа, оставалось за ними. Этакий воспитательный урок для будущих членов высшего учебного заведения.

После времен, когда британское общество похоже избавлялось от своих древних расслоений, кэмероновская эра видела возрождение неприкрытой элитарности. Придя к власти, он окружил себя министрами из своего же класса и со схожим прошлым. И статистически маловероятное число из них ходили в его старую школу (до Оксфорда это был Итон). Это говорит о том, что история с #piggate стала всеобщим достоянием только потому, что миллиардеру отказали в министерском месте, на которое – по его ощущениям – он имел право. Мы как бы подслушиваем ссоры правящего класса, которые обычно решаются в частном порядке – между джентльменами.

Навредит ли история со свиной головой премьер-министру? Степень будет меньшей, чем многие думают. Пока есть одна только группа населения, действительно приверженная протестантскими добродетелями, такими как бережливость, трудолюбие, сдержанность и воздержание, избиратели из английского среднего класса – которые являются опорой партии Тори – недоверчиво относятся к студенческой жизни Кэмерона. Но они всегда смотрели на проступки своей интеллигенции со смешенным чувством ревности и восхищения, едва замаскированных осуждением.

Имидж самого пафосного премьер-министра Великобритании со времен сэра Алека Дугласа-Хьюма в 60-х, причастного – как я полагаю – в так называемой некрозоофилии на полусекретной вечеринке с участием наркоманов-трансвеститов, лишь подтверждает страхи и фантазии английского среднего класса о жизни там «на верху». Они всегда подозревали, что за закрытыми дверями щеголи избегают наказания за преступления. И единственное чего они хотят, это быть такими же.

The New York Times

Перевод Нины Кузнецовой, специально для Vласти

Фото http://www.sportliga.com/

Свежее из этой рубрики
Loading...