• 22959
Безыдейная Европа

Роджер Коэн

Европа оказалась в тисках между теми, кто хочет попасть в нее, и теми – кто хочет ее разрушить. Приезжие пребывают в отчаянии, а покинувшие - в негодовании. Разрушители же размахивают флагами.

Впервые тройная атака сделала Европейский Союз 28-ми стран скорее уязвимым, чем склонным к дальнейшей интеграции.

Мирная Европа представляет собой великое достижение второй половины 20-го века. Хотя бы то, что можно попасть из Германии в Польшу через практически размытую границу, несмотря на то, что семьдесят лет назад в войне погибли миллионы людей – является доказательством этого достижения. В связи с чем Европейский Союз можно назвать самым унылым чудом на земле.

Сейчас Европа не стоит перед риском дезинтеграции. Но ситуация настораживает. Начнем с тех, кто хочет сюда попасть. Им нечего терять, потому что они уже все потеряли. Во многих случаях это выходцы из Афганистана (который, сколько себя помню, находится в постоянном состоянии войны), Сирии (4 миллиона беженцев и это число только будет расти), Сомали, Ирака, Эритреи, Магриба и других стран Африки.

Участвуя во всех этих одиссеях с протекающими лодками и обдирающими посредниками, мигранты пытаются всеми силами попасть в Евротуннель. Они блокируют движение и торговлю. Они спровоцировали вспышку давнего конфликта между Франций и Англией. Они привели в ярость издание «Daily Mail» (рупор плохих новостей Великобритании). Газета даже заявила, что настало время задействовать армию.

Но размещение войск или возведение стен ничего не решит. Более 3 000 отчаявшихся людей во французском городе Кале – это лишь часть куда большей картины. В этом году уже более 100 000 беженцев и мигрантов прибыли в Европу через Средиземное море. Немалое количество беженцев утонуло. Война, притеснение, преследование и экономические трудности в сочетании с магнетической доступностью процветания и безопасности даже в отдаленных уголках Европы создали огромную миграционную волну. От центральной железнодорожной станции Милана до улиц Кале - ее влияние очевидно. Дайте нам ресурсы – жаждут обделенные.

Почти вся Европа пожимает плечами. Двадцать восемь стран играют в мелочность. После заламывания рук и пререканий, а также давления со стороны также испытывающей стресс Италии, европейские лидеры не согласились разделить бремя в виде 40 000 мигрантов, что, по сути, не так много. Например, в Иордании, Турции и Ливане – в странах намного менее богатых, чем европейские – проживает более 3.5 миллионов мигрантов. И позор всего континента выражается в отчаянии беженцев.

У европейских стран уже есть опыт, когда они сначала отвергают отчаявшихся мигрантов, а затем сожалеют по этому поводу. Европейский Союз решил прекратить постоянные войны, лишившие крова миллионы людей и возможности вернуться. Может показаться странным, если здесь мы вспомним об идеалах Евросоюза: но это важно сделать во имя выживания последнего. Где голос государственного мужа, возвышающегося над мелочным хором цифр и эгоизма?

Конечно, есть причины. Уровень безработицы высок. Рост медленный или даже несущественный. Нахлебники, живущие за счет благосостояния Европы и отказывающие платить за него, конечно, вызывают гнев. Но это не причина закрывать двери. Большие объемы мигрантов поглощаются сообществом численностью более полумиллиарда. Что нужно, так это скоординированная политика, которая может предложить легальный маршрут для мигрантов, и политическая воля переосмыслить идею активной Европы. Неспособность Европы сейчас зависит от воображения и воли. Кризис евро не может выступать в качестве извинения для бездействия – как внутри, так и в таких странах как Ливия, где ясно просматривается европейская ответственность. Европейская идея должна вернуть свой блеск.

Великобритания, чувствущая угрозу – как назвал ее премьер-министр Дэвид Камерон – пчелиного «роя», также является страной, которая грозится выйти из Евросоюза. Внутри Британии Европа стала синонимом бюрократического вмешательства и беспорядка в еврозоне. Гнев подпитывается ежедневно с помощью патриотической прессы, которая хочет продолжать битву при Азенкуре с французами и силой очистить лагерь в Кале.

Голосование за выход из Евросоюза или так называемый «Брекзит» на обещанном референдуме возможен. Но это было бы плохим шагом для Великобритании и Европы. Но слабая скоординированность в отношении единой цели в Европе только на руку сторонникам выхода. Они задаются вопросом: какую роль играла бы Великобритания в Европе, возглавляемой Германией, которая не хочет быть во главе и разделяется на внутреннее ядро еврозоны, где действительно что-то происходит, и отторженцев, которые не хотят иметь единую валюту? Канцлер Германии Ангела Меркель не сильна в плане дальновидности. Но Европа ждет, что она заявит о готовности взять на себя риски.

У потенциальных разрушителей есть четкие цели: ослабленная Европа, охваченная набирающими силу лево- и правоцентристами, выступающими против мигрантов. Европа, раздробленная благодаря греческой периферии. Нерешительная со своими восточными соседями, морально униженная и самовлюбленная. В то время как Москва и Пекин формируют будущее Евразии.

Его зовут Владимир Путин, и у него есть идеи. У Европы на данный момент их нет. И это опасно.

The New York Times News

Фото с сайта http://orelireshka24.ru/

Перевод для Vласти - Нины Кузнецовой

Свежее из этой рубрики
Просматриваемые