• 7280
Что останется после Samsung?

Юнг-ха Ким — писатель романов и коротких рассказов

Что случится с экономикой Южной Кореи, если крупнейший конгломерат страны потерпит провал?

Сеул, Южная Корея — 10 мая глава концерна «Samsung Group» Ли Гон Хи перенес сердечный приступ и перестал дышать. В больнице его реанимировали, но на протяжении более двух недель он оставался в коме. Пока вся Южная Корея находилась в ожидании информации об его состоянии, по стране быстро поползли слухи. Одной из самых обсуждаемых догадок была та, что семидесятидвухлетний Ли уже умер, а компания «Samsung» скрывает этот факт.

Однако на прошлой неделе «Samsung» объявил, что Ли подавал признаки сознания. В одном из сообщений вообще говорилось, что он даже открыл глаза буквально на короткий момент, как раз когда ведущий игрок бейсбольной команды «Samsung Lions» Ли Сын Юп, сделал решающий хоумран.

Одержимость состоянием Ли, показывает насколько большое значение придают компании «Samsung» в Южной Корее. Эта компания является ярким примером чеболя — одним из крупнейших конгломератов семейного типа, которым приписывают основной вклад в послевоенный скачок в развитии, в результате которого страна превратилась из бедного государства в экономически процветающую экономику. Чеболи процветали при поддержке сменяющих друг друга авторитарных режимов, которые не скупились на налоговые послабления и защиту от иностранной конкуренции.

Но многие жители Южной Кореи чувствуют, что в руках чеболей сосредоточено слишком много власти. Несколько больших коррупционных скандалов последних лет, связанных с руководителями конгломератов, и мягкие приговоры суда еще больше усилили осознание того, что корпорации-тяжеловесы стали слишком доминирующими. Но готова ли Южная Корея к ослабленным чеболям? Что случится, если такая компания как «Samsung» потерпит провал? Именно этот вопрос логически возник, когда Ли Гон Хи впал в кому.

В 2013 в Южной Корее на долю «Samsung» приходилось 20% от доходов всех компаний. А на долю компании «SamsungElectronics» — лишь одной из многих компаний, входящих в концерн — приходится почти 15% акций на южнокорейской фондовой бирже. Но даже не зная этих цифр, можно понять, какое влияние имеет «Samsung» в стране.

Здесь можно жить, используя только продукцию «Samsung». Представьте, что утром вы просыпаетесь в квартире в доме, построенном корпорацией C&T, включаете свой телевизор Samsung и смотрите прогноз погоды на канале, которые владеет зять Ли Гон Хи. В метро вы смотрите на своем смартфоне Samsung Galaxy, как команда Samsung Lions проиграла бейсбольный матч накануне. На выходных вы можете поехать всей семьей в парк развлечений Samsung Everland, который находится недалеко от Сеула. И к тому же вы можете платить за все, используя кредитную карточку Samsung.

Лишь немногие предвидели, что Ли Гон Хи — замкнутый, молчаливый третий сын основателя «Samsung» Ли Бен Чхоля — добьется выдающихся успехов, заняв поста отца после его смерти в 1987, и превратит компанию в экономического гиганта, которым она является по сей день. При Ли «Samsung» начала бурно развиваться и стала лидирующим игрокам на рынке смартфонов и телевизоров. Во время его президентства цены на акции компании взлетели до небес.

Сегодня «Samsung Electronics» — первое по выбору место работы среди студентов колледжей. Хотя 20 лет назад университеты критиковали конгломераты, обвиняя их в сдерживании развития рынка труда. Около 200 000 выпускников университетов — а это составляет третью часть общего количества в год — проходят тест на профпригодность для работы в компании «Samsung».

В целом среди южных корейцев бытует смешанное мнение о конгломерате. Мы конечно же испытываем безоговорочную гордость за успех компании, который тесно связан с развитием нашей страны за последние десятилетия. Но с другой стороны нас настораживает влияние «Samsung» на общество.

За последние несколько лет «Samsung» столкнулся с критикой из-за проблем со здоровьем, возникающих среди бывших рабочих заводов компании. Но самая острая критика в сторону «Samsung» и других чеболей возникла, когда они попытались конкурировать с небольшими независимыми компаниями. В начале 2012 дочь Ли Гон Хи и президент отеля «Shilla» Бу Джин Ли вышли из участия в компании, владеющей пекарней и кафе, на фоне критики, что чеболи пытались поглотить независимые фирмы, занимающиеся пекарным бизнесом. Чеболи, которые инвестировали в авто мастерские и минимаркеты, также уступили под натиском ухудшающегося общественного мнения. И в результате свернули или отложили свои планы.

В середине 1990-х «Samsung» запустил рекламную кампанию под лозунгом «No one remembers who came in second place» («Никто не вспомнит тех, кто идет вторым»). В 2013 году 90% прибыли компаний в составе «Samsung» приходилось на «Samsung Electronics», особенно подразделение смартфонов. И если бы на рынке смартфонов произошел спад, у компании «Samsung Electronics» возникли бы большие проблемы, которые повлияли бы на весь конгломерат. И есть высокий риск того, что это в свою очередь может повлечь за собой эффект домино, нанеся удар по всей национальной экономике.

Пока Samsung готовится к будущему после Ли Гон Хи, Южной Корее нужно подготовиться к будущему после «Samsung». Как и любая другая компания «Samsung» может потерпеть провал. А если это случится, как экономика Южной Кореи сможет оправиться от шока? Она и не сможет, если мы не перестанем полагаться на чеболей и не дадим пусть небольшим, но динамично развивающимся стартапам шанс заполнить пробелы.

The New York Times

Перевод с корейского: Дженни Ванг Медина

Перевод Нины Кузнецовой, специально для Vласти

Свежее из этой рубрики
Просматриваемые