• 6976
Как контролировать деньги. Китайский стиль

Юй Хуа

ПЕКИН — Экономический рост Китая сильно зависит от инвестиций. То есть в стране требуются большие капиталовложения. Один способов, который использует Китай — это увеличение денежной массы. То есть, в буквальном смысле страна печатает больше своих денег (женьминьби или, как принято называть эту валюту, юани).

«За последние 30 лет мы задействовали чрезмерно большую денежную массу в целях наращивания темпов нашей экономики», — так объяснил правительственный экономист У Сяолин в 2011 году. В конце 2013 превышение прироста денежной массы составило 110,65 триллионов юаней (или $17,77 триллионов), что в 4 раза больше чем 10 лет назад. А это является четким признаком того, что правительство печатает деньги быстрее, чем развивается сама экономика.

После того как в 2005 году ввели плавающий курс валюты, юань последовательно рос в цене по сравнению с долларом США по мере развития экономики. Но в то время как китайская валюта цениться по сравнению с иностранными валютами, в своей же стране она постоянно теряет в цене. Многие простые китайцы убеждены, что их деньги менее ценны. И связывают они это с избыточным выпуском валюты Центробанком страны.

В большинстве экономик подобная ситуация с чрезмерно большой денежной массой могла бы привести к безудержному росту инфляции. Но если мы посмотрим на рост индекса потребительских цен Китая за последние два года, обычно он колебался в пределах 2-3% с лишь несколькими периодическими отклонениями. Почему же такая масштабная денежная инфляция не привела к росту ценовой инфляции?

От официальных лиц страны мы часто слышим отрицание того, что денежная масса Китая имеет инфляционный характер. Шен Сонг Ченг, глава департамента финансовых исследований и статистики Центробанка, в январе заявил, что денежная масса имеет большие размеры из-за высоких процентных ставок по депозитным вкладам и непрямым инвестициям (то есть финансирования в виде банковских ссуд). В Китае одна их самых высоких процентных ставок по депозитам в мире, которая недавно поднялась до 50% от чистого дохода (хотя лишь малая часть очень домашних хозяйств с очень высоким уровнем достатка может находится в рамках этой тенденции).

У экономистов нет единого мнения по поводу того, что происходит. Но один из профессоров литературы все-таки нашел определение этому явлению, назвав его: «экономикой коррумпированных чиновников». Как он объясняет, последние играют большую роль в отсутствии ценовой инфляции.

Коррумпированные чиновники обычно не тратят большие суммы денег, получаемых в качестве взяток. И с неохотой кладут деньги на депозиты, опасаясь, что их могут раскрыть. Поэтому они просто прячут свои деньги.

Профессор подсчитал, что около 50% избыточной денежной массы можно изъять из обращения именно по этой причине. Интернет-комментаторы в Китае уже поняли суть этого феномена, с удовольствием обсуждая нестандартные способы, используемые нечестными на руку чиновниками, чтобы спрятать свои доходы. По мнению комментаторов их действия можно сравнить с актерским мастерством.

Например Си Мин Чжун, бывший секретарь Компартии города Венчань провинции Хайнань, был снят с должности после того, как в его сейфах обнаружили более 25 миллионов юаней ($25 миллионов).

Янь Дабин, бывший руководитель транспортного управления уезда Ушан города Чнцин, спрятал картонные ящики с 9.39 миллионами юаней в ванной комнате своей квартиры, где их и обнаружила полиция, приехавшая на вызов об утечке воды.

Су Цияо, бывший глава департамента строительства провинции Янгсу, принял в качестве взяток около 20 миллионов юаней. Частично деньги были завернуты в пластик и спрятаны в дупле деревьев, под кучами пепла, в рисовом поле и даже в туалете.

Ли Гуовей, бывший глава департамента автодорог города Ганжоу провинции Цзянси, зарыл коробку с 2.8 миллионами юаней в куче мусора рядом с домом своего брата. «Мне не повезло, что меня раскрыли», — сказал он.

Лао Яо Син, бывший руководитель центра по контролю и профилактике заболеваний провинции Гуандун, арендовал роскошную квартиру, чтобы хранить свои «сокровища», хорошо упаковав купюры в черные пластиковые пакеты. Но несмотря на то, что его тайник был защищен водонепроницаемой бумагой и сорбентами, 1.2 миллиона юаней все равно покрылись плесенью.

Этот список можно продолжать дальше. Несмотря на волну уголовных преследований на протяжении последних десяти лет, нет особой уверенности в том, что многое изменилось. В декабре бывший заместитель директора компании «HohhotRailway Bureau» во Внутренней Монголии — Ма Юн Фей — был приговорен к смертной казни с отсрочкой исполнения за взятки и сокрытие источников своего огромного состояния. Официально его ежегодная зарплата составляла около 120 000 юаней ($19 300). Но в двух его домах было полно наличности и золота стоимостью более 130 миллионов юаней ($21.48 миллиона). Во время судебного процесса Ма Юн Фей признал то, что сокрытие денег, полученных им в качестве взяток, было большой головной болью для него.

Просчеты профессора касательно того, что половина избыточной денежной массы была отложена коррумпированными чиновниками, основаны больше на поэтической вольности, чем на эмпирических доказательствах. Но у меня лично нет сомнений, что сумма украденных денег имеет достаточно большие размеры, чтобы сыграть свою роль в сдерживании ценовой инфляции во времена роста денежной массы. Как и большинство китайцев я уверен, что те чиновники, которые были преданы правосудию, являются лишь вершиной айсберга в системе откатов и взяточничества.

Конечно же «экономика коррумпированных чиновников» не может остановить рост цен. Но есть одна вещь, которую китайцы уже поняли за последние несколько лет: все становится дороже, и только деньги — дешевле.

Источник: The New York Times

Перевод Нины Кузнецовой, специально для Vласти

Свежее из этой рубрики
Просматриваемые