• 3173
Нервничаете из-за денег? Пора идти к финансовому терапевту

Пол Салливан – автор

«Тонкая зеленая линия: секреты успеха супербогатых людей»

Я успокоился, когда сел на синий диван в целях близкого знакомства с только зарождающейся областью финансовой терапии. И наблюдал, как Джоел Реймер – подтянутый мужчина 50 лет, в рубашке-поло – закреплял сенсоры на пальцах моей руки.


Мы находились где-то посреди американского штата Канзас в одном из смотровых кабинетов Клиники финансовой терапии – центра консультаций и исследований при Институте финансового планирования Канзасского университета (США). Офис - как впрочем - и сам город, улица и здание, был чистым, тихим и скромным.

«Я ценю то, что вы пришли сегодня», - сказал Реймер. «Я вам задам всего несколько вопросов. Сначала общих, а затем связанных с финансами. У вас есть какие-либо вопросы ко мне?».

У меня не было. Он начал спрашивать о моей семье, детях и работе. Затем перешел к вопросам о финансовом положении моей семьи и о наших целях, связанных с этим положением.

Как лучше всего можно описать ваше финансовое положение в конце месяца: у вас есть несколько неоплаченных счетов, выходите ли вы в ноль или у вас даже остаются деньги?

Я ответил, что деньги остаются.

Предположим, случилось так, что вам нужно продать свое имущество, включая дом. Поэтому вы перевели свои активы в наличность и собираетесь выплатить весь долг. И если у вас получится, вы сильно влезете в долги, выйдите в ноль или еще останется некоторая сумма?

Я спросил его, что он имел в виду под некоторой суммой. Он не ответил. Но я все равно выбрал этот ответ, потому что у меня остались бы деньги.

Когда дело дошло до финансовой грамотности, мои знания оценили достаточно высоко. Хотя в части готовности брать на себя риск в инвестировании я получил среднюю оценку. Я также детально описал наши финансовые планы на год.

Через примерно полчаса он отключил меня от сенсоров. «На данный момент с вопросами все», - сказал Реймер. Все с тем же дружелюбным, но нечитаемым выражением, которое он показывал с самого начала. «Давайте ответим на дополнительные вопросы, чтобы завершить сеанс».

Отвечать на письменные вопросы было легче. Все они касались финансов, ответственности и беспокойства по поводу денег. Также были вопросы о точных данных, включая ежемесячные расходы на содержание дома и доход. Я старался быть как можно более честным, хотя и чувствовал себя неудобно, раскрывая подобную информацию. Реймер был совершенно посторонним человеком.

На самом деле, мне не нужно было особо беспокоиться.

Исследователей не волновали мои ответы. Им был важен уровень моего стресса во время того, как я отвечал на вопросы.

«Как вы думаете: у вас стресс или нет?» - спросила Соня Бритт, председатель департамента персонального финансового планирования штата Канзас.

«Я не думаю, что у меня стресс», - ответил я. «Я думаю, мне было холодно».

«Мммм…в действительности вы чувствовали стресс», - объяснила она. «Не важно, какая температура в комнате. Через две минуты после того, как вы вошли в нее, ваш организм уже смог адаптироваться. Но когда начался сеанс, вы начали чувствовать напряжение».

Затем она показала мне график изменения температуры кончиков моих пальцев. Сначала температура была 74 градуса по Фаренгейту, а во время опроса снизилась до 72. Идеальная температура по ее словам должна была быть 92 градуса. В расслабленном состоянии у большинства людей температура равняется около 82 градусов или выше.

«Разве дело не в температуре в помещении?» - спросил я.

«Нет», - ответила она. «В данной ситуации происходит следующее: кровь начинает приливать к сердцу. Включается механизм «бей или беги». Кровь отливает от ваших пальцев».

Ей показалось, что этого объяснения не достаточного, и она добавила, что «уровень проводимости» моей кожи – научное название вспотевших пальцев – повысился в два раза, пока мне задавали вопросы. Я был в холодном поту.

«Целью данного эксперимента было понаблюдать, как люди реагируют на разговор с финансовым консультантом», - объяснила Бритт. «Это достаточно стрессовая ситуация. И еще больший стресс – отвечать на вопросы о своих финансовых планах. Хотя это не удивительно».

Не удивительно, но проблематично. Снижение напряжения во время размышления, обсуждения и принятия решений в отношении денежных вопросов – это задача любого финансового консультанта. В области финансовой терапии, это не является задачей, но может быть хорошим поводом продвинуть свои услуги.

Финансовая терапия – своего рода сочетание психологии и финансового консультирования. И в ее центре отношение людей к деньгам. Чтобы добиться успеха, финансовому терапевту нужно быть терапевтом и финансовым консультантом одновременно.

Не нужно их путать с аккредитованными советниками по финансовым вопросам. Данные две области соприкасаются друг с другом. Советник обычно требуется в кризисной ситуации – когда речь идет о банкротстве или трудноразрешимом споре между супругами. И финансовые терапевты, и советники – лишь части огромной вселенной консультантов. Например, в Ассоциации финансовых терапевтов, основанной Бритт и ее коллегами, 250 членов. Организация была создана в 2010 во время встречи Ассоциации по финконсультированию и планированию образования, которая занимается административными вопросами в сфере классификации советников и терапевтов. Согласно информации Cerulli Associates 250 человек – это лишь часть от 1 100 аккредитованных финансовых советников из 71 000 сертифицированных планеров и более 300 000 консультантов только в США.

Роль финансового терапевта – понять те «сказки», которые мы сами себе рассказываем о деньгах или «денежные сценарии».

Ввел данное понятие Брэд Клонц, финансовый психолог и профессор. В своем исследовании Клонц выделил четыре основных сценария: избегание денег, поклонение деньгам, денежный статус и денежная активность. У каждого сценария есть свои сложности.

Люди, избегающие деньги, пытаются дистанцироваться от них. Результат конечно предсказуем: это отрицательно влияет на их финансовое благополучие.

Те, кто поклоняется деньгам, верят, что они избавят их от всех проблем. Если их будет как можно больше.

Люди со статусом похожи на тех, кто поклоняется деньгам. За исключением того, что они связывают деньги с ощущением благополучия. Или как объяснил Клонц, самооценка напрямую связана с капиталом.

Последний сценарий – денежная активность. Денежно активные люди не выставляют напоказ то, что имеют. Они платят по счетам вовремя и в целом тратят аккуратно. Если что-либо случается, они могут заниматься «самолишением» без рациональной на то причины.

Как психологические заболевания, данные сценарии зачастую существуют вне человеческого сознания и формируются как реакция на события, происходящие в нашей жизни.

Один из примеров, приведенных Клонцом – семья, которая чуть не потеряла дом, из-за неудачно принятых решений в прошлом. В одном случае положение спасают бабушка и дедушка. В другом - родители сами спасают свой дом. В третьем – семья теряет дом.

Во всех трех случаях было одно и то же событие, которое спровоцировало сложившуюся ситуацию. Но в каждом отдельном сценарии люди по-разному будут относиться к деньгам. И их разные ощущения – это то, что может осложнить финансовым консультантам задачу оказания помощи в преодолении финансовых «расстройств».

Эдвард Хорвитц, бывший сотрудник страховой компании, который сейчас работает финансовым терапевтом и инструктором по финансовому планированию в Хайдер колледже бизнеса при Университете Крейтон, консультирует в компании, управляющей пенсионными планами сотрудников. Компания, представители которой пожелали не называть ее в связи с реализацией начального этапа программы, наняли Хорвитца как финансового терапевта для участников программы, чтобы сотрудники больше откладывали на пенсию, а также чтобы найти свою нишу в области.

Хорвитц отказался использовать традиционный подход в обсуждении финансового положения дел, размера вкладов и замещения доходов. Хотя это трудно представить, учитывая, что он занимается данным вопросом уже 30 лет.

«Мы пытаемся работать больше с точки зрения эмоционального и поведенческого аспектов, чтобы помочь людям установить эмоциональную связь с тем, как они будут чувствовать себя, находясь на пенсии», - объясняет он. «Я задействую эмоциональные рычаги, чтобы воздействовать на тот эмоциональный опыт, который люди хотят получить на пенсии. Мы хотим, чтобы они рассматривали выход на пенсию без обращения к количественному аспекту».

Финансовая терапия не похожа на традиционный поход к психологу, где вы лежите на кушетке. Но, как и в случае с традиционной психотерапией, вы можете услышать там то, что не хотели бы слышать. И вот тогда, по словам Хорвитца, начинается настоящая работа с пациентом.

«Когда люди видят цифры, может оказаться так, что они не все могут себе позволить», - говорит он. «Но, по крайней мере, они это осознают. И затем задаются вопросом: «Хорошо. Тогда что я могу себе позволить?»

Одна из сложностей, связанных с финансовой терапией – в отличие от финансового консультирования – недостаток официальной аккредитации. Как, например, в случае с сертифицированными специалистами по финансовому планированию или аккредитованными финансовыми советниками. (У Хорвитца докторская степень в персональном финансовом планировании).

И это создает риск того, что люди могу сами провозглашать себя финансовыми терапевтами и пытаться разобраться в психологических проблемах, связанных с деньгами, просто делясь личным опытом и случаями из жизни. И результаты могут оказаться довольно печальными.

«Мы видим, что есть много специалистов по финансовому планированию, которые говорят нам, что заботятся о наших чувствах», - рассказывает Бритт. «Но действительно ли это помогает людям, или только приносит больше проблем?»

Бритт привела пример, в котором один из клиентов занимался торговлей ценными бумагами и заявлял, что страсть к риску унаследовал от дедушки, который был успешным рисковым человеком. Но когда финансовый советник спросил клиента об его отце, оказалось, что тот был жесток с сыном.

«Разве можно просто сказать «Ой, извините, мне очень жаль» и продолжать разговор о торговле ценными бумагами лишь потому, что именно в этом состоит ваша компетенция?» - рассуждает Бритт. «Возможно, советник – это первый человек, которому клиент раскрыл данную информацию. Если вы финансовый терапевт, мы должны уметь выбирать правильно направление обсуждения и делать так, чтобы клиент чувствовал себя в безопасности».

В частной практике финансовая терапия – это процесс, требующий времени. Поэтому услуги финансового терапевта могут стоить достаточно дорого.

Перевод Нины Кузнецовой

Свежее из этой рубрики
Loading...