• 7666
О журналистах и динозаврах

Хорхе Рамос – журналист, лауреат премии «Эмми»; ведет новостное телевизионное шоу «Америка с Хорхе Рамосом» на американском кабельном канале «Fusion»; телеведущий на «Univision Network». Изначально работал в Мексике. Теперь работает во Флориде. Автор девяти бестселлеров, в том числе «A Country for All: An Immigrant Manifesto» («Страна для всех: манифест иммигранта»).


Если вы хотите увидеть динозавра, вам не обязательно ходить в музей. Просто включите телевизор, чтобы послушать последние новости. И там будут они: ведущие новостей, чей выпуск выходит каждый день в одно и то же время. Данный вид журналистики уже находится на пути к исчезновению.

В следующем году будет тридцать лет, как я веду вечерний выпуск новостей на американском национальном испаноязычном канале «Univision». Когда я начинал, сам порядок в сфере теленовостей был довольно простым: мы выпускали в эфир новости для аудитории, которая могла постоянно быть с нами вечером в 6:30. Затем рейтинги показывали количество посмотревших нас зрителей, что и определяло стоимость размещения рекламы во время программы.

Сегодня все больше и больше людей ищут информацию на мобильных устройствах или ноутбуках. Все меньше и меньше людей обращаются к газетам или смотрят новостные программы. Получается, что огромный отток аудитории от телеэкранов к экранам мобильных устройств означает, что молодое поколение даже не чувствуют необходимости иметь сам телевизор.

Теперь журналистам приходится постоянно «присутствовать» на различных экранах и предоставлять оперативную информацию в соцсетях. Если вы как журналист не можете поделиться самой последней информацией по одному клику мышки, вы просто потеряете свою аудиторию, которая будет искать новости где-нибудь еще. И в наши дни уже стало невозможным собирать новости и распространять их просто сидя за столом.

В моей индустрии фраза «сначала цифра» стало новой мантрой. Фактически многие из тех материалов, которые я готовлю – включая интервью и новости – публикуются на сайтах и сетях, в которых я работаю (Univision.com и Fusion.net), или на моем собственном сайте (JorgeRamos.com), до того, как появляются на телевидении. Сейчас мы не можем просто ждать 6:30, чтобы рассказать о том, что произошло за несколько часов до этого. (Представляете, как трудно газетам в этой ситуации: пока большинство ежедневных онлайн изданий публикуют новости на своих сайтах в реальном времени, печатникам приходится ждать следующего дня).

В дополнение к новым приоритетам в журналистике возрастает влияние социальных медиа. Я признаю, что не могу конкурировать с информацией, поступающей из Facebook, Twitter, Instagram или Snapchat.Будь то землетрясение в Китае или крупное пришествие во Франции или стрельба в Калифорнии, кто-то неизбежно будет на месте событий и снимет событие на свой смартфон.

Очевидно, что даже профессиональному журналисту, находящемуся на другом конце мира, трудно конкурировать в данной ситуации.

Но иногда подобные видео и новости не принимают, потому что они были созданы непрофессиональными журналистами. И это неправильно. Чтобы сохранять актуальность, нам в мире СМИ необходимо использовать контент, сгенерированный самим потребителем, проверить его объективность и надежность, а затем поместить полученную информацию в определенный контекст в соответствии со спецификой аудитории. Те видео, которые были сделаны сразу после землтерясения в Непале или когда Эрика Гарнера пытались задержать полицейские Нью-Йорка, или фотографии мексиканского чиновника, который использовал государственный вертолет в личных целях, чтобы отдохнуть со своей семьей – представляют большую ценность, хотя были сделаны непрофессиональными журналистами.

Конечно же, даже со всеми технологическими новшествами нашего времени ничто не сможет заменить журналиста, который не боится задавать сложные вопросы. И ни одно приложение не сможет заменить кого-то, кто умеет отделить действительно важную информацию от огромного потока. Смартфон не может заменить тех, кто отваживается говорить против произвола.

Нам всегда будут нужны журналисты, которые могут рассказать о произволе или превышении должностных полномочий. И хотя профессия журналиста меняется, ее принципы – нет. Надежность, непредвзятость, актуальность и способность освещать новости в контексте всегда будут в цене. Что еще никогда не изменится – так это, как журналист умеет повлиять на аудиторию так, чтобы люди сами задавали вопросы и не позволяли вершить несправедливость. И благодаря этому мы с вами остаемся молодыми.

Недавно я выступал на церемонии вручения дипломов в Университете Южной Калифорнии. Я знал, что у молодых выпускников было много вопросов о будущем своей профессии. У меня самого много вопросов: некоторые люди пророчат, что моя работа как ведущего новостей исчезнет в течение грядущего десятилетия.

И я сказал выпускникам, что единственный путь выжить в этом трудном рабочем климате – это использовать новые технологии. Если вы будете их игнорировать, вы просто не выживете. Но в то же время я подчеркнул, что наша профессия основывается прежде всего на доверии.

Если вам не доверяют как журналисту, ваша работа ничего не стоит.

Только те журналисты, которые надежны, объективным и эффективно используют цифровые технологии, смогут выжить в новую медиа-эру. Все же остальные станут динозаврами.

The New York Times

Перевод Нины Кузнецовой

Свежее из этой рубрики
Просматриваемые