• 8199
Трагический провал Южной Кореи

Юнг-ха Ким — писатель романов и коротких рассказов

Пусан, Южная Корея — Это был обычный осенний день тридцать один год назад. Я, только что перешедший в старшие классы, с нетерпением ждал поездки на экскурсию для учащихся. Сев в поезд до южного края Корейского полуострова в портовый город Мокпхо, мы с одноклассниками оказались на палубе судна, следующего маршрутом на остров Чеджу — то самое место, куда 16 апреля направлялся паром «Севоль». В результате трагедии погибло более 300 человек, большинство из которых были школьники.

Во время моей школьной экскурсии нам не давали никакой информации о правилах безопасности или поведения при эвакуации. Я не видел спасательных жилетов или спасательных шлюпок. Вокруг нас был черный океан, но тогда мы не думали об опасности. Мы были молоды. А большой корабль казался нам не более чем игровой площадкой.

Плакат над воротами школы, около которых мы собрались перед поездкой, гласил: «Во имя создания нового государства». Чон Ду Хван, военный диктатор того времени, во время каждого выступления провозглашал свое стремление превратить Южную Корею в новое государство. В результате подобный лозунг появлялся везде.

После долгих тяжелых испытаний времен империализма, гражданской войны и разделения государства, стремление стать современной нацией стало сродни народной религии. Большинство южных корейцев, включая меня самого, верили, что производство и продажа продукции, которая была нужна Западу, это наш билет в современный мир.

Как и обещал Чон Ду Хван, экономика Южной Кореи стала быстро расти. В 1988 году мы принимали Летние Олимпийские Игры в Сеуле. Восточное побережье, на котором когда-то жили только рыбаки, превратилось в огромную верфь. Компания «Hyundai» начала производство автомобилей, а «Samsung» начал выпускать телевизоры.

У южных корейцев росло чувство национальной гордости. Путешествуя за границей, мы видели рекламные объявления южно-корейских товаров, стоило нам выйти из аэропорта. Мы стали одной из 10 крупнейших торговых наций в мире. Наша футбольная команда представляла Азию в нескольких чемпионатах мира подряд. А фильмы южно-корейского производства показывали в кинотеатрах по всему миру.

Но трагедия с паромом «Севоль» поставила под вопрос важность всех этих крупных достижений. Многие жители Южной Кореи начали задаваться вопросом: не слишком ли высокую цену приходится платить за свободный рост и сопровождающее его слабое правительственное регулирование.

Для сторонних наблюдателей катастрофа с паромом «Севоль» может показаться еще одной трагедией, которую мы неизбежно преодолеем. Но здесь, в Южной Корее, мы чувствуем, что наша страна никогда не будет такой, как прежде. Эта трагедия травмировала наш национальный дух и ослабила наше отношение к собственному имиджу.

Мы погрузились в анализ самих себя. Неужели все наши успехи были лишь фасадом? Являемся ли мы на самом деле современной страной? Один из безутешных родителей лучше всех выразил эту идею на обложке одного из национальных еженедельных изданий: «Это то, что мы называем нацией?»

Трудно определить значение трагедии такого масштаба, которую можно было предотвратить, когда эмоции еще свежи в памяти. В ней — жизненные уроки, которые еще только предстоит усвоить.

Согласно многим новостным репортажам, объем груза на борту парома «Севоль» превышал допустимое значение в три раза. Из-за этого груза, неправильно закреплённого на палубах, судно дало крен и затонуло, погубив сотни пассажиров.

Капитан нарушил процедуру, оставив корабль под присмотром молодого и неопытного помощника во время своего перерыва. Только две из 44 спасательных шлюпок были задействованы, когда судно начало тонуть. А необходимые в данной ситуации правила техники безопасности или не были соблюдены, или вообще не существовали. По внутренней связи члены экипажа приказали пассажирам оставаться на своих местах в каютах, хотя нужно было начать эвакуацию.

Как и многие мои соотечественники, я взбешен тем, что старшие члены экипажа — включая самого капитана — одни из первых покинули тонущий корабль.

В то время когда остальные представители нации, чувствующие ответственность за пассажиров, другому в отличие от команды «Севоль» действовали по-другому в условии этой чрезвычайной ситуации.

В прошлом июле экипаж рейса 214 авиакомпании «Asiana Airlines», которому пришлось совершить вынужденную посадку в Сан-Франциско, оставался на борту до самого конца и героически помогал пассажирам в опасной ситуации. Бортпроводницы на себе выносили раненных пассажиров из горящего самолета.

В чем разница между двумя этими случаями? Это обучение, как действовать в трудных условиях.

Авиакомпании «Asiana» и «Korean Air» хорошо известны тем, как тщательно они подходят к обучению своих экипажей тренингам по безопасности. Новые члены экипажей должны в течение нескольких недель проходить обучение правилам безопасности на автотренажере. Их учат, как вести себя во время аварийной эвакуации, приземления на воду. Их учат правилам пожарной безопасности, экстренной медицинской помощи. Авиакомпании также организуют ежегодные курсы повышения квалификации для своих экипажей.

Для сравнения, в прошлом году компания «Chonghaejin Marine», владелец и оператор парома «Севоль», потратила лишь 520 долларов на инструктаж по технике безопасности для своих сотрудников. (С другой стороны, расходы на развлекательные мероприятия составили около $59 000). Выжившие члены экипажа рассказывали, что им пришлось читать руководство о порядке действий в случае аварии в то время, когда корабль уже начал тонуть.

Но недостаточное обучение — лишь отчасти является причиной трагедии с паромом «Севоль». Слабый контроль морских перевозок со стороны правительства, был также фактором, который объясняет недовольство жителей Южной Кореи президентом Пак Кын Хе, чей рейтинг продолжает быстро падать.

Оказалось, что правительство игнорировало правила безопасности пассажирских перевозок и не требовало соответствующего обучения для членов экипажей пассажирских судов. После трагедии с затонувшем судном «Севоль» начались расследования в отношении нескольких действующих и бывших чиновников, занимавшихся морской инспекцией.

Экипажи пассажирских кораблей должны предъявлять намного больше требований к обязательному обучению. Береговая охрана должна регулярно проводить внезапные проверки знаний членов экипажей правил техники безопасности и надлежащего рабочего состояния спасательного оборудования. А правительство должно четко установить порядок таких проверок.

Спустя три недели после трагедии с паромом «Севоль», Южная Корея еще не оправилась от горя. Мы уже видим едва заметные сдвиги в обществе. Народное доверие к властям похоже трещит по швам. 2 мая в Сеуле столкнулись два поезда метро, в результате чего была отключена подача электричества. Но пассажиры не послушались требований оставаться на своих местах и тут же начали взламывать двери, чтобы выбраться наружу.

Не похоже, что жители Южной Кореи когда-либо снова будут доверять голосу, звучащему по внутренней связи, в то время, когда разворачивается трагедия.

Перевод с корейского языка: Дженни Ванг Медина

Перевод с английского специально для Vласти — Нина Кузнецова

Свежее из этой рубрики
Просматриваемые