• 3924
Умеренный ислам? Взгляд на Центральную Азию

С. Фредерик Старр

Государства постсоветского пространства с преобладающим мусульманским населением экспериментируют со светскими правильтельствами и свободными рынками.

Уже более десяти лет Соединенные Штаты пытаются наладить контакты с мусульманским миром, привлекая на свою сторону умеренных исламистов, хотя этим провоцируют войну с религиозными экстремистами. Большей частью Вашингтон концентрирует свои усилия на Ближнем Востоке. Хотя и с незначительными успехами. Американцы добились бы большего в другом регионе, который также можно рассматривать как центр исламского мира. Речь идет о новых государствах Центральной Азии вдоль Великого Шелкого Пути.

Пока волна насилия бушует в Сирии, Ираке и Афганистане, страны бывшего Советского Союза с преобладающим мусульманским населением - Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан – экспериментируют с светскими правильтельствами и свободными рынками. И на их пути были взлеты и падения. Тем не менее Запад должен признать, что стремление этих стран соответствовать требованиям современности, несет в себе огромный потенциал для всего мусульманского мира. И когда-нибудь эта борьба может послужить примером того, как враждующие народы могут прийти к примирению. И все же Вашингтон продолжает недооценивать культурное значение и потенциал воздействия этих стран.

В беспокойные годы после событий 11 сентября сконцентрированность Америки на арабском мире имела определенный смысл. Как-никак Ближний Восток - источник самых враждебных исламских настроений. Более того, значимость Мекки, Медины, Каира и Иерусалима только подтверждала предположение, что борьбу за сердца и умы мусульман нужно начать именно в том регионе.

Президенты Джордж Буш-младший и Барак Обама восторженно говорили о значении духовности арабского мира и науки для человечества. Оба политика советовали арабскому народу принять «настоящий ислам», который превозносит интеллектуальную толерантность и придерживается идей светского образования. Но за этими пожеланиями была реальность: на всем Ближнем Востоке было переведено и издано меньше иностранных книг, чем например в Испании. К тому же ни один из президентов похоже не понимал, что хотя многие из величайших умов столетий от падения Рима до европейской эпохи Возрождения писали на арабском языке, большинство из них по факту не являлись арабами.

Почти тысячу лет Центральная Азия оставалась местом пересечения торгово-ремесленных экономик и великих культур Ближнего Востока, Европы, Индии и Китая. Ни у кого не было такого удачного местоположения, как у народов живущих вдоль Великого Шелкового Пути. Потому что у них была возможность изучать и совершенствовать идеи, изобретения и техники производства со всей Евразии.

Таким образом, в течение многих веков Центральная Азия – а не арабский Ближний Восток – был интеллектуальным и политическим центром мусульманского мира. Вторая по значимости святая книга ислама «Собрание хадисов Пророка» была составлена ученым из Бухары, сейчас находится на территории Узбекистана. Именно на территориях Казахстана, Таджикистана и Узбекистана суфизм - мощное мистическое движение ислама –– нашел своих самых великих последователей. Именно отсюда суфизм начал распространяться дальше по странам мусульманского мира. И среди богословов средних веков лишь несколько стояли выше, чем Абу Хамид аль-Газали из города Тус, рапсоложенного на границе между Ираном, Туркменистаном и Афганистаном. Именно он оказал значительное влияние на святого Фому Аквинского.

Центральна Азия также претендует на львиную долю величайших имен исламской науки и философии. Основатель классической алгебры, которого Обама упомянул в своей вступительной речи в Университете Каира в 2009 году, также был из Хорезма (ныне территория Узбекистана). Называемый по-арабски Аль-Хорезми, этот ученый дал свое имя алгоритмам, которые лежат в основе современной компьютерной науки. Ибн Сина, также известный как Авиценна, был родом из Узбекистана. Его великое произведение «Канон врачебной науки» способствовало развитию медицинских наук на Ближнем Востоке, в Европе и Индии. Другой видный ученый Аль-Фараби, возродивший и дополнивший знаменитое учение Аристотеля о логике, а также написавший популярный средневековый трактат по музыке, был из мест, где сейчас находится территория Казахстана. А астроном-первооткрыватель Абу Махмуд Ходжанди был родом из Худжанда (ныне Таджикистан).

Все эти люди действительно писали на арабском. Но японец, который пишет на английском, ведь не является англичанином. Все они - а также десятки других инноваторов мусульманского мира, которых мы уже привыкли считать за арабов - принадлежат к различным центроазиатским ветвям персидских народов. Или это были тюрки, но не арабы.

Сегодня страны-наследники Великого Шелкового Пути стремятся вернуть свое наследие. И задача это непроста. Многие из лидеров этих стран придерживаются авторитарного режима, который принес относительную стабильность России и огромное процветание Китаю. У народов Центральной Азии в прошлом не было опыта в демократии. Продолжается межэтническое напряжение. А многие главы стран управляют тяжелой рукой. И все же, эти страны, являясь светскими государствами, остаются более толерантными к разным религиям, чем большинство им подобных на Ближнем Востоке. Экономика этих стран развивается все больше и больше. И они продолжают придерживаться идей современного светского образования, посылая десятки тысяч молодых людей на учебу за границу. Эти страны сами развивают новые университеты, зачастую по американскому образцу. Во многих учебных заведениях язык преподавания – английский. И все государства могут похвастаться восходящим поколением мужчин и женщин, приверженных идеям открытого общества.

К сожалению, в глазах многих жителей Центральной Азии интересы Америки сводятся к газу и нефти. Решение Вашингтона уйти из Афганистана в 2014 году скорее всего уменьшит американское влияние в тот самый момент, когда наоборот может принести больше пользы. Особенно по мере того, как процветание усиливает давление правительств, которые не хотят ослабить свою хватку. Арабская весна грустно развеяла иллюзии, и стало ясно, что больше свободы несет в себе больше опасностей.

Тем не менее, именно в Центральной Азии – с большей вероятностью, чем на Ближнем Востоке, в Пакистане или Индонезии – в ближайшие годы страны будут активно стремиться к тем идеалам, которые поддерживали президенты Буш и Обама. Это не значит, что Вашингтон уделяет меньше внимания арабскому миру. Но возможно сейчас для нас настало время прислушаться к своим же высказываниям о возможности мирной и интеллектуальной открытой формы ислама. А также поддержать те общества, которые наиболее успешно стараются приблизиться к этому сейчас.

(С. Фредерик Старр – основатель и председатель Института Центральной Азии и Кавказа, а также Программы по изучению Шелкового Пути при Школе продвинутых международных исследований им. Джона Хопкинса. Автор книги «Потерянное просветление: Золотой век Центральной Азии от арабского завоевания до Тамерлана»).

© 2014 The New York Times

Перевод Нины Кузнецовой, специально для Vласти

Свежее из этой рубрики
Loading...