• 5356
В память о 17 погибших мировые лидеры прошли рука об руку по Парижу

Лиз Алдерман. Париж, Франция

Свыше миллиона человек присоединились к шествию более сорока министров и премьер-министров по улицам Парижа в воскресенье. Это было самым потрясающим проявлением солидарности на Западе со времен террористических атак 11 сентября 2011. Солидарности против угрозы исламского экстремизма.

В ответ на террористические нападения, в результате которых было убито 17 человек во Франции, и которые потрясли весь мир, евреи, мусульмане, христиане, атеисты, представители всех рас, возрастов и политических течений заполнили центр Парижа. Собравшись под голубым небом. Призывая к миру и концу жестокого экстремизма.

В Министерстве внутренних дел демонстрацию назвали крупнейшей в современной истории Франции. Ее численности достигла 1.6 миллиона человек. Многие участники размахивали флагами с французским триколором и поднимали вверх ручки в зажатых кулаках в честь погибших в среду во время нападения на сатирическое издание «CharlieHebdo», а также четырех убитых в еврейском супермаркете в пятницу. Тысячи людей поднимали черные и белые плакаты со словами, которые распространились во всех социальных СМИ, став слоганом сплоченности и вызова: «Я –Шарли».

Среди участников была Паскаль Трагер-Льюис (45) – адвокат. И ее муж Кристиан Клавьер (45 лет). Они пришли вместе с двумя дочерьми, потому что хотели стать очевидцами исторического события.

«Мы пришли, потому что мой муж является аутентичным французом. Я – сама еврейка», - объясняет Трагер-Льюис.

«Крестная мать моей старшей дочери – мусульманка. А моя близкая подруга скоро станет монахиней. Я пришлю сюда в память об евреях, которые погибли. Я пришла сюда ради свободы слова и религиозной толерантности».

Одетые в черные пальто, мировые лидеры – включая президента Франции Франсуа Олланда, канцлера Германии Ангелу Меркель, премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, президента Палестинской Автономии Махмуда Аббаса и премьера-министра Великобритании Дэвида Кэмерона – также присоединились к маршу, шествуя единой линией. Они двигались медленно, сомкнув руки. Выражая солидарность с жертвами. Демонстранты подбадривали их.

Иногда участники демонстрации взрывались аплодисментами и начинали петь «Марсельезу», национальный гимн Франции.

Ранее в этот же день министр иностранных дел Франции провел – как писали в новостях – саммит безопасности, собрав руководителей разведывательных ведомств и правоохранительных органов из разных стран Европы и Северной Америки, чтобы обсудить меры по борьбе с терроризмом.

Генеральный прокурор США Эрик Холдер также присутствовал на встрече и объявил, что 18 февраля Белый Дом организует международный форум с целью обсуждения новых путей противодействия терроризму. Как говорилось в заявлении Белого Дома, на встрече также будут обсуждаться международные и внутренние меры по борьбе с воинственными экстремистами и их сторонниками из числа радикальных лиц или групп в США и за границей, которые призывают совершить или совершают акты насилия.

Холдер не принимал участия в марше. В качестве представителя от Соединенных Штатов присутствовал посол США во Франции Джейн Хартли.

Столицы Европы присоединились к шествию. Как и десятки городов по всей Франции, которые захватила волна эмоций, начавшаяся в Париже и прокатившаяся по всей стране. По подсчетам Министерства внутренних дел 3.7 миллиона человек приняли участие в демонстрациях, прошедших по всей Франции.

Многие в Париже выражали мнение, что это бы беспрецедентный момент – который может стать поворотным в возрастающем беспокойстве по поводу столкновения цивилизаций.

«Террористы одержат победу, если мы сами не встанем на свою защиту и не объединимся», - заявила 58-летняя Шарон Корман, американский психотерапевт, которая проживает и работает в Париже уже более семи лет. «Терроризм заставляет нас ощущать страх в нашей нормальной и повседневной жизни. Если мы говорим «Я пришел сюда, несмотря на страх», это – сильное заявление».

Корман также добавила, что так как ее мать пережила Холокост, нападение на еврейские супермаркет «Hyper Cacher» в восточной части Парижа имеет особое значение.

«Мы должны сказать «Нет». То, что случилось на этой неделе, это не нормально», - сказала она.

Мустафа Кадыр, 32-летний гражданин Пакистана, работающий консультантом по вопросам экологии в Лондоне, специально приехал в Париж, чтобы принять участие в демонстрации.

«Мы не должны продолжать так жить. В состоянии страха», - считает он. «Должна быть свобода выражения. И против этой свободы не должно применяться насилие».

На Площади Республики, где возле статуи Марианны – французского символа свободы - и началась демонстрация, многие участники стояли плечом к плечу, когда над их головами в небе кружили вертолеты. Мусульмане, которые услышали разговор Кадыра с репортерами, подошли, чтобы пожать ему руку.

«Они говорили мне: то, что случилось, ужасно. Но произошедшее не отражает суть мусульман», - сказал он.

На бульваре Бомарше группа из организации «Репортеры без границ» образовала линию. Они несли фотографии жертв из «Charlie Hebdo» и кричали: «У свободы выражения нет религии!»

Другие участники демонстрации затихали, делали фотографии и тоже поднимали вверх ручки в память о погибших. Кто-то аплодировал. Кто-то плакал.

Проявление чувств однако не помогло остановить последующие нападения. Утром в воскресенье «Hamburger Morgenpost» - немецкая газета, которая перепечатала карикатуры «Charlie Hebdo» на пророка Мухамеда – стала целью умышленного поджога. Как газета написала на своем сайте. По заявлению издания жертв не было. Брюссельский офис бельгийской газеты «Le Soir» был также эвакуирован в воскресенье после того, как в редакцию поступил звонок с угрозой.

Согласно информации «Agence France-Presse» издание «Le Soir» также публикавало карикатуры «Charlie Hebdo».

После нападения на «Charlie Hebdo» Нетаньяху и Аббас осудили исламский экстремизм и выразили свою солидарность с французскими гражданами.

Еврейские кварталы по всей Франции перешли в режим тревоги после нападения на супермаркет, которое Олланд назвал не иначе как «ужасающим актом проявления анти-семитизма». Аббас и Нетаньяху в воскресенье шли рядом, что было необычным – если не моментным – проявлением общей солидарности. Нетаньяху однако вызвал определенную критику, заявив в воскресенье утром, что «каждый еврей, который хочет иммигрировать в Израиль, будет принят с распростертыми объятиями».

В какой-то момент Олланд отделился от линии почета, чтобы приветствовать семьи жертв, а также выживших после трагедии в редакции «Charlie Hebdo». На головах у некоторых из родственников и членов редакции были повязки с надписью «Шарли». Один из участников, которого французские телеканалы назвали членом редакции, обнялся с Олландом и заплакал.

В толпе также можно было увидеть представителей еврейской национальности в ермолках и мусульман, которые несли плакаты со словами «Я – Шарли и мусульманин»».

После наступление вечера Олланд и Нетаньяху направились в Большую парижскую Синагогу, почтить память всех жертв, им аплодировали стоя.

В воскресенье Олланд нанес видит семье Ахмеда Мерабета, французско-алжирского полицейского, которого застрелили возле офиса «Charlie Hebdo».

Люди на улицах рассказывали, как были потрясены тем, что мировые лидеры приняли участие в демонстрации. Но по мнению француза Пабло де Гаскинса, иллюстратора, происходящее вышло за пределы политики.

В руках он держал плакат, который нарисовал сам. Вдохновившись картиной Эжена Делакруа «Свобода на баррикадах». На ней он изобразил ручки и карандаши в качестве символов свободы.

«У всех вокруг очень сильное чувство», - объяснил де Гаскинс.

Как и многие другие участники демонстрации де Гаскинс заявил, что теперь основное беспокойство вызывает партия «Народный фронт», которая будет пытаться использовать ситуацию и разделить французскую общественность.

«Мы должны убедиться, что они не захватят нашу свободу, играя на том, что сделали экстремисты», - сказал он. Марин Ле Пен, лидер «Народного фронта» – например – был исключен из участников демонстрации.

Около Бастилии Лилит Гийо, 23, рассказала, что весь день шествовала с друзьями. Но ее пугает одно: мировые лидеры – маршировавшие по Парижу – верят в то, что единственный способ победить терроризм или внутренний экстремизм – больше тратить на безопасность или наращивать свой потенциал для войны.

По ее словам те люди, которые совершили убийства в Франции, и те – кто совершал подобные деяние в других европейских странах – все вышли из бедных слоев населения. Те, кто родился на окраинах Франции – добавила она - обратились к исламскому экстремизму частично из-за того, что они просто не могли покинуть гетто.

«То, что сделали те люди – не простительно», - заявила Гийо. «Но все эти лидеры должны смотреть в корень проблемы: интеграцию и приобщение».

«А до того момента ничего не изменится», - заключила она.

The New York Times

Перевод Нины Кузнецовой, специально для Vласти

Свежее из этой рубрики
Loading...