«Крымский вопрос»: Мы заплатим имиджем?

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Многие казахстанские и российские СМИ утверждают, что санкции западных стран в отношении России могут коснуться и Казахстана из-за неоднозначной позиции по Крыму. Впрочем, эксперты предостерегают от поспешных выводов. Vласть попыталась выяснить, как изменилось отношение западных игроков к Казахстану и какие имиджевые потери нам грозят.

В казахстанских СМИ все еще не прекращаются споры о том, коснутся ли Казахстана (косвенно или не очень) «крымские» санкции, введенные западными странами в отношении России. Дискуссии экспертов подогревают и российские СМИ, которые не исключают в первую очередь имиджевых последствий для Казахстана.

Из-за чего появилась угроза? У Казахстана в крымском конфликте была довольно неоднозначная позиция. Несмотря на долгие паузы, которые брало Министерство иностранных дел Казахстана прежде чем озвучить официальный комментарий, его итоговая формулировка, несмотря на дипломатичность вызывала ответную реакцию. И не всегда комплиментарную.

Казахстан сделал три ключевых заявления по событиям в Крыму. Первое — 11 марта, когда Нурсултан Назарбаев провел серию телефонных переговоров с лидерами России, Германии и США, предложив президенту США Бараку Обаме стать посредником в решении этого конфликта. Второе — 18 марта, когда Казахстан фактически признал независимость Крыма, сославшись на «волеизъявление населения полуострова». И третье — 28 марта, когда Казахстан воздержался при голосовании по резолюции ООН в поддержку территориальной целостности Украины.

Vласть поговорила с экспертами, чтобы понять как изменилось отношение западных игроков к Казахстану и о том, какие имиджевые последствия нам грозят.

Что нам угрожает?

Один из главных имиджевых рисков, которые может понести Казахстан — затруднения по вступлению в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Опасение оправдано. Во многом на стандартах этой организации строится реализация стратегии «Казахстан 2050» и цель вхождения в 30 развитых стран. А прецедент уже создан — в марте этого года было приостановлено рассмотрение российской заявки. Немало экспертов утверждает, что это может грозить и Казахстану.

Впрочем, комментарии Татьяны Зинович, заместителя директора Центра исследования правовой политики более оптимистичны.

«Позиция Казахстана по украинским событиям в целом продемонстрировала наш нейтралитет, и, по сути, не должна отразиться на сроках вступления в ОЭСР. <...> Решение ОЭСР относительно России было принято до голосования по вопросу резолюции ООН и, по оценкам экспертов, скорее всего, было связано с общей политикой России в отношении Запада».

Она подчеркнула, что прохождение мониторинга ОЭСР для Казахстана зависит от выполнения необходимых требований — соблюдение прав человека, стабильная рыночная экономика и т. д.

«Если Казахстан прислушается и выполнит все рекомендации ОЭСР, которые будут даны в результате мониторинга, то сможет претендовать на членство в этой организации», — пояснила Зинович.

Кроме того, она отметила, что членство в Таможенном союзе тоже никак не повлияет на процесс вступления: «На наш взгляд участие Казахстана в Таможенном союзе способно осложнить процедуру в том случае, если обязательства Казахстана будут противоречить общим принципам ОЭСР. Сам же факт такого партнерства, формально, не должен иметь значения для положительного решения ОЭСР о членстве Казахстана».

Другой риск, о котором говорят эксперты — дополнительные сложности по вступлению в ВТО. Однако политолог Досым Сатпаев считает, что и это Казахстану не грозит:

«Разговоры по поводу вступления идут у нас уже давно, и политические вопросы на них мало влияют. Это исключительно экономические вопросы, где борьба идет за экономические интересы. Здесь есть даже обратный момент. США выгодно, чтобы Казахстан туда вошел. Это могло бы стать некой альтернативой Таможенному союзу и помогло бы балансировать влияние России».

Изменил ли Запад отношение к Казахстану?

Досым Сатпаев считает, что позиция Казахстана, ровным счетом ничего не изменила в отношениях с западными странами: «Нужно исходить из того, что Запад совершенно четко отделяет украинский конфликт и свои интересы в Центральной Азии и Казахстане. Нельзя забывать, что у нас сконцентрированы серьезные геополитические интересы США и Европы, здесь работают крупнейшие транснациональные компании, в основном нефтегазовые.

Казахстан является участником программы НАТО „Партнерство ради мира“. Кроме этого Казахстан собирается оказывать поддержку США по транзитным грузам из Афганистана. Иными словами, украинский конфликт не приведет к каким-то катастрофическим последствиям для нашего имиджа».

Впрочем, эксперт считает, что удар по имиджу все же был: «Казахстан совершил ошибку, когда поддержал Россию, а после резко попытался сыграть роль посредника, которого уже никто не хотел видеть в этой роли из-за первого заявления. Нужно было изначально воздержаться, как Китай, и многие бы не рассматривали Казахстан, как государство тесно работающее с Россией. Для Казахстана это серьезный удар по имиджу. <...> Нам нужно его выправлять — возвращать себе репутацию самостоятельного игрока, который пытается выдерживать баланс с крупными геополитическими игроками».

Данияр Косназаров, эксперт Института Евразийских исследований, отметил, что Казахстан не потерял лицо перед западными странами: «Астана смогла полностью не удариться в пророссийскость, отстаивая важность сохранения мультивекторной внешней политики.

<...> Гаагский саммит как раз-таки был нацелен на то, чтобы показать конкретным сторонам приверженность Казахстана мультивекторной политике. Воздержанная позиция Казахстана при голосовании в ООН по украинским событиям так же показывает, что Астана просчитывает свои шаги и пытается поступать рационально».

Тем не менее, эксперт отмечает, что экономический интерес Казахстана к России стал превалировать: «Кризис в Украине показал, что попытки построения прагматичных взаимоотношений с Россией может быть расценен международным сообществом совсем иначе, ударяя по международному имиджу Казахстана и показывая, что отношения между Москвой и Астаной базируется совсем не на прагматизме и взаимных интересах, а на нечто большем.

Казахстан, как показывают последующие действия президента, показывают, что о существовании такого мнения у запада Астана в курсе. Отсюда и все попытки „засветиться“ в компании лидеров западных стран и Китая. Хотя стоит отметить, что интерес к Казахстану во время украинского кризиса со стороны других государств был как раз по причине близости Казахстана в политико-управленческом смысле к Москве. Это и заставило президента Казахстана выступить с миротворческой миссией, надеясь на возможность влияния на российское руководство».

Впрочем, крымский конфликт, скорее, может принести имиджевую выгоду Казахстану. Досым Сатпаев рассказал, что в 2012 году Китай выдал Украине кредит на 3 млрд USD на покупку зерновых, с которым сейчас возникли проблемы. Этот факт и политическая ситуация в Украине сделали её менее интересной для Китая. Новым предметом инвестиционного интереса, по мнению Сатпаева, может стать Казахстан: «Думаю, китайцы будут активизировать работу в нашем направлении, поскольку Казахстан ближе и рисков меньше. Это спорный момент, но его нельзя исключать».

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...