Небо. Самолет. Девушка

Жанара Каримова, Vласть, фотографии автора 

Казахстанка Кристина Лю почти два года работает стюардессой  в самой крупной авиакомпании мира Emirates Airline. Жанара Каримова встретилась с девушкой и записала ее необычную историю. 

Мы встретились с Кристиной в Дубай Молле, самом большом торговом центре в мире. По фотографиям героиня казалась высокой, но подошла ко мне очень хрупкая на вид и улыбчивая девушка. За последние два года примерно три месяца она провела в небе.


— Я из маленького поселка ГРЭС (сейчас называется Отеген батыра – прим. редакции), в 18 лет, после окончания колледжа КазУМОиМЯ им. Абылай хана сразу уехала учиться в Лондон, там уже был мой брат Вадим. Я не сильно хотела уезжать, но дома ничем серьезным не занималась. В Лондоне было нелегко, открыла студенческую визу, первый год учила язык, потом все связанное с менеджментом ресторанного и отельного бизнеса. Брат через год вернулся в Алматы, родители боялись за меня, но я решила остаться. Первая работа была в магазине, после учебы трудилась в отелях и мишленовских ресторанах. Поняла, что все-таки это не мое, работа нравилась, но слишком она стрессовая.

У меня не было цели покинуть Казахстан. Мне было весело, в 18 лет не напрягаешься. Но потом я уже освоилась и поняла, что в Алматы мне делать нечего: после одного года проживания в Лондоне, в Алматы мне все казалось таким медленным…. Сейчас, когда возвращаюсь домой, такого культурного шока уже не испытываю. Мои родители на протяжении пяти лет пытались вернуть меня домой, но потом сдались. Скучаю больше по родителям, брату, а от дома я уже долгое время вдалеке, чтобы скучать. Дом вроде в Алматы, Лондон уже тоже родной, там все мои друзья. Хотя когда меня спрашивают, я, конечно, говорю, что я из Казахстана.

Я семь лет жила в Лондоне, заканчивалась виза, но начинать все сначала дома не хотелось. Выбор стоял такой: либо переехать, либо вернуться в Казахстан или же попытаться остаться в Англии. Одна моя подруга работала в «Эйр Астане» и в разговоре она сказала, что хочет в Emirates Airline. Эта мысль отложилась у меня в голове и, когда нужно было решать, что делать дальше со своей жизнью, она просто всплыла. Я подала заявление на работу стюардессой и через неделю меня позвали на интервью. Со мной заключили контракт на 3 года, перевели меня в Дубай, открыли визу, поселили. В марте будет два года как я тут работаю.

В среднем я летаю 90 часов в месяц, на самом деле это не так много, но от долгих перелетов, конечно, устаю. Штат увеличивается, и набор теперь проводят более строго. Очень важен внешний вид: отглаженная униформа, укладка, макияж. Работа интересная, сегодня ты здесь, завтра в Пекине, потом в Гамбурге, Париже и Мадриде.

Иногда бывает весело, иногда устаю от людей. Год назад я летела в Питер, естественно, я была единственная русскоговорящая стюардесса. Один человек об этом узнал, и через несколько минут все пассажиры разговаривали со мной. К концу полета они знали историю всей моей жизни. Это было на Новый год, 31 декабря мы прилетели, 1 января обратно, там все были пьяные. Одна девушка просила дать ей вино, а она уже совсем никакая, упала в туалете, поэтому мы ей не давали алкоголь. При этом она летела с мужем и ребенком. Мне тяжело переключиться с английского на русский, и я на ломанном русском ей аккуратно объяснила, что нам нельзя давать ей алкоголь. На что она ответила: «Тогда дайте мне мясо!» Бывают люди, которые из-за того, что билет дорогой, пытаются взять все по максимуму. Просто относиться к этому нужно с юмором, всякое бывает.

На моей памяти никогда не высаживали пассажиров из самолета, но бывают случаи, когда лучше оставить человека. Слишком пьяный, болезненный вид, мало ли что. Люди умирали в полетах, рожали. У нас не работа «принеси/подай», главная задача – безопасность пассажиров.

Резидентская виза тут на три года, если останусь с Emirates Airline, нужно будет продлевать. Если нет, значит, до свидания и опять поиски дома. Изначально я хотела остаться тут на год, но меня затянуло. Тяжело отказаться от этой работы, очень много привилегий, скидок, особо волноваться не надо. Аренду квартиры и коммунальные услуги оплачивает компания. Зарплату получаю, коплю. Если сильно не гулять и не шопиться, то можно хорошие деньги собрать.

Казахстанцы любят тут жить. Не знаю, какие могут быть минусы проживания тут для них. Ну, взятки давать тут нельзя. Закон строго соблюдают, могут посадить за мелочь, например, оскорбление местного араба. За рулем нужно быть абсолютно трезвым, хотя многие это правило игнорируют. Тут не стоят гаишники везде, как в Алматы, но если пьяный попадешь в аварию, то все — в тюрьму.

Местные тут работают только от скуки, ведь им выплачивают пособие. И когда приходишь за сервисом, приходится у них его выпрашивать. Был момент, нужно было срочно отослать деньги домой маме. Пыталась сделать онлайн, в отделении банка мне сказали, что в Казахстан деньги не пересылают. И я это узнала только спустя 2 недели. Я забрала деньги и решила отправить через western union, там сидела местная дама. Я ждала со своим номерным талончиком, уже опаздывала на свой рейс, в голове каша, ничего не слышала-не видела. Прошло 5 секунд, я подошла к ней и слышу: «Вы что, оглохли? Я уже две минуты жду». Не такой сервис я ожидала, после 7 лет жизни в Лондоне, хотя может в Казахстане и не то бы услышала.

Я купила себе пианино, давно хотела научиться играть. Я живу возле аэропорта, а все уроки проходят в Марине (район тут такой), расстояние приличное, на метро долго, на такси дорого. Ну и мой график не позволяет спланировать регулярные курсы чего-либо. Иногда бывает, что выходит много свободных дней, и я могу поехать домой. У меня скидки на билеты по миру, некоторые отели.

Намного труднее жилось в Лондоне, но я чувствовала себя веселее и счастливее. В Дубай нет души, город очень новый, буквально недавно праздновали 43 года. Все пластиковое, стеклянное. А в Лондоне даже когда мне было грустно, я просто выходила в парк, и уже становилось приятно на душе. Тут есть парки, но не так зелено, все искусственное. Зарабатывала там нормально, но сложности были, жилье, проезд, да и жизнь там дорогая. За квартиру я отдавала половину своей зарплаты. Но я справлялась. Хочу вернуться, не знаю как.

В это время тут бывает очень весело, проводят разного рода фестивали, сенсейшены. Что-то есть в танцах на песке. Летом тут делать нечего, даже на пляж не сходишь, слишком жарко.

Наверное, половина местного населения работает на авиалинию, у нас примерно 20 тысяч бортпроводников, плюс еще пилоты и наземный обслуживающий персонал. Даже просто гуляя на улице, вижу молодую девушку и понимаю: она либо туристка, либо с Emirates Airline. Насколько я знаю, казахстанцев очень мало в компании. Летают человек 5-10.

Эта работа не требует специального образования. Очень много таких людей как я, которые решили сделать какой-то перерыв в жизни, попутешествовать. Я встречала бортпроводников, которые имели несколько высших образований, интересную работу. Например, юрист-криминалист, морской биолог. Эти люди не рвались сюда работать, кого-то привел случай, или же люди просто не могли в своей стране найти работу. Уйти с этой работы очень тяжело, к ней привыкаешь.

Мой рабочий день: В аэропорту я должна быть за два часа до вылета, встать нужно соответственно за 4 часа, чтобы собраться. Допустим в 12 часов вылет, просыпаешься часов в 8-9. Поскольку я живу рядом, то могу поспать подольше. Просыпаюсь, собираюсь. Если лететь в теплую страну, то беру купальник, если зимой в Европу – что-то теплое. Перед вылетом у нас проверяют документы, прививки, внешний вид, сдаем маленький экзамен по безопасности самолета, потом встреча со всей командой, готовимся к полету, знакомимся с пилотами. В самолете производим security search. После встречаем пассажиров и все, через несколько часов уже в другой стране.

Свежее из этой рубрики
Loading...