Итоги года в казахстанской политике: Она почти есть

Данияр Молдабеков, Vласть

Фото Жанары Каримовой

В уходящем году казахстанцам довелось участвовать в политической жизни существенно чаще обычного: в стране прошли выборы в мажилис и маслихаты, по регионам прокатилась волна протестов против поправок в Земельный кодекс и последовавшая за ними общественная дискуссия. Минувший год запомнится хоть какой-то активностью на политическом ландшафте, казалось бы, давно поблекшем. Vласть вспоминает о главных событиях в политической жизни страны в 2016-м.

Исполнительная власть

В 2016 году в исполнительной власти произошло несколько заметных перестановок. Сначала, еще летом, Адильбек Джаксыбеков возглавил администрацию президента, а его место в акимате Астаны занял Асет Исекешев, которого, в свою очередь, на посту министра по инвестициям и развитию заменил Женис Касымбек. Нурлан Нигматулин, руководивший президентской администрацией, вернулся на пост спикера мажилиса. В начале сентября стало известно, что Карим Масимов теперь возглавит КНБ, а правительством будет руководить Бакытжан Сагинтаев.

Новые главы в этом году также появились в оборонном ведомстве (Сакен Жасузаков), в министерстве национальной экономики (Куандык Бишимбаев), в министерстве образования и науки (Ерлан Сагадиев), в министерстве энергетики (Канат Бозумбаев), в министерстве юстиции (Марат Бекетаев), в министерстве сельского хозяйства (Аскар Мырзахметов). Кроме этого казахстанцам представили три новых министерства – информации и коммуникаций (его возглавил Даурен Абаев), оборонной и аэрокосмической промышленности (Бейбут Атамкулов), а также по делам религий и гражданского общества (Нурлан Ермекбаев).

В 2016-м, помимо акима Астаны, сменились также главы Западно-Казахстанской (назначен Алтай Кульгинов), Атырауской (Нурлан Ногаев), Павлодарской (Болат Бакауов) и Южно-Казахстанской (Жансеит Туймебаев) областей.

Кадровые и структурные изменения в исполнительной власти политолог Максим Казначеев связывает с экономическим кризисом, который требует «свежей крови» и новых идей, о чем говорил и президент Назарбаев. Впрочем, как отметил эксперт, при поисках «свежей крови» руководство страны пыталось соблюсти и пресловутый внутриэлитный баланс. «Экономический кризис показал, что профильные структуры правительства нуждаются в притоке «свежей крови». «Нужны новые идеи и новые госменеджеры, способные их реализовать. Потому смена премьер-министра и ряда других министров оправдана. При этом выдержан внутриэлитный баланс – какие-то группы получили более статусные посты, другие же – больший набор полномочий и возможностей. Пересмотрена структура центральных органов власти, сформированы новые министерства. Тем самым стала очевидна недальновидность решения августа 2014 года об укрупнении структур правительства», - отметил Казначеев.

Выборы и законодательная власть

Выборы в парламент и маслихаты – редкий шанс для казахстанцев проявить политическую активность. Для партий – доказать свою состоятельность. Депутаты еще действовавшего V созыва объясняли роспуск и необходимость внеочередных выборов тем, что парламент, дескать, справился со своей «исторической миссией», создав законодательную базу для реализации программы «План нации – 100 шагов по реализации пяти институциональных реформ».

По итогам выборов президентская партия «Нур-Отан» набрала 82,15% голосов избирателей. Международные наблюдатели, традиционно раскритиковав выборы, тем не менее, отметили в них «некоторый прогресс».

В партии «Нур-Отан» тоже довольны. В ответе на запрос Vласти лидер фракции в мажилисе Гульмира Исимбаева отметила, что «результаты прошедших 20 марта текущего года выборов депутатов мажилиса парламента Республики Казахстан и маслихатов всех уровней показали высокий уровень доверия казахстанцев к деятельности, проводимой партией под руководством нашего Елбасы»

Лидер партии «Акжол» и руководитель ее фракции в мажилисе Азат Перуашев, отвечая на запрос Vласти, подчеркнул, что парламентские выборы прошли «ровно и даже буднично, без особых эксцессов». «Это и понятно – в период экономического кризиса было бы неправильно устраивать из них большое шоу, этим можно было только оттолкнуть избирателей», - сказал Перуашев. Его партия практически повторила результат выборов 2012 года, набрав чуть больше 7 процентов голосов избирателей.

Однако у акжоловцев есть претензии к ходу выборов в маслихаты. «Были сигналы из регионов от филиалов о снятии многих наших кандидатов в маслихаты, как правило, из-за расхождений в декларациях. Как правило, выдвигавшиеся члены партии "Ак жол" - это представители бизнеса, у которых действительно имеется и собственность, и банковские счета. Это действительно проблема, которая стала удобным инструментом для местных акимов, для отстранения неудобных кандидатов ещё до голосования. Наши кандидаты даже обращались в суд, но проиграли. А поскольку мы не смогли доказать свою правоту, то заявлять какие-то примеры "нечестными" тоже неправильно и незаконно, если мы строим правовое государство», - говорится в ответе Перуашева.

Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК), также прошедшая в парламент по результатам выборов, не ответила на запрос Vласти.

По мнению политолога Максима Казначеева, минувшие парламентские выборы не были использованы для усиления представительной ветви власти. «Активность партий существенно снизилась поскольку результат был известен заранее. В целом не решены вопросы равного доступа к СМИ, представленности партий в составах избирательных комиссий – поэтому говорить о повышении роли партий не приходится», - считает эксперт.

В парламенте действительно абсолютное большинство контролирует одна партия, а разговоры о возможном приходе в мажилис четвертой партии, так и остались разговорами. «Да, существовала часть элиты, которая стремилась получить партийное представительство в рамках прошедшей избирательной кампании. Но не смогла убедить президента Назарбаева в необходимости четвертой партии. Действующие парламентские партии в рамках предыдущего состава продемонстрировали свою лояльность и системность. В отношении новых игроков такой уверенности не было», - считает Казначеев.

Оппозиция и непарламентские партии

Если брать в расчет предвыборную риторику, то назвать оппозиционной, пожалуй, можно только Общенациональную социал-демократическую партию. Но в ОСДП так и не выстроили к выборам четкой стратегии: например, один из видных членов партии и вовсе довольно оптимистично высказался по поводу ЕАЭС, что в целом противоречит антиевразийской позиции казахстанской оппозиции. ОСДП набрала на парламентских выборах 1,18 процентов голосов избирателей.

Остальные непарламентские партии – «Ауыл» и «Бірлік» – выступали с поддержкой президента, поэтому, по мнению многих аналитиков, вполне могли бы попасть в мажилис. Причиной появления четвертой парламентской партии могла стать и общая усталость граждан от до боли знакомых лиц.

Представители ОСДП, «Ауыла» и «Бірліка», тем не менее, проявили активность и после выборов. Но не очень заметную. Все три партии вошли в рабочую группу по внесению поправок в Земельный кодекс, где лидер ОСДП Жармахан Туякбай активно призывал остановить аресты активистов, выступавших против продажи и долгосрочной аренды казахстанских земель иностранцами. Также ОСДП и «Ауыл» объявляли о пополнениях: обе партии начали выдавать новые партийные билеты. Других более заметных акций с их стороны, пожалуй, не было. Хотя в минувшем году было много информповодов, которые могли бы подхватить как ветераны оппозиции, так и системные «оппозиционеры» из «Ауыла» и ««Бірлік». Например – митинги против продажи и долгосрочной аренды казахстанских земель иностранцами.

Митинги против продажи земель иностранцам

24 апреля несколько сотен человек вышли на площади имени Исатая и Махамбета в Атырау, чтобы выразить свое недовольство поправками в Земельный кодекс. По мнению протестовавших, поправки позволяли продавать землю иностранцам. Аким Атырауской области Нурлан Ногаев провел переговоры с собравшимися, пообещав ответить на их требования до 21 мая и не преследовать за участие в митинге.

На следующий день, 25 апреля, президент Назарбаев заявил, что граждане неверно поняли поправки в кодекс, потому что чиновники не смогли внятно объяснить новшества. «Я хочу еще раз сказать: вопрос о продаже сельскохозяйственных земель иностранным гражданам и компаниям не стоит и не обсуждается! Все спекуляции на эту тему беспочвенны, провокаторы должны быть разоблачены и понести наказание согласно закону страны», - заявил президент.

В начале мая была создана комиссия по обсуждению поправок в земельный кодекс, которая завершила работу в августе, приняв рекомендации об отсрочке введения в действие норм законодательства, позволяющих арендовать землю.

21 мая в нескольких городах страны были предприняты попытки провести митинги, но полиция активно этому воспрепятствовала.

Еще за несколько дней до этого в Атырау были арестованы активисты Макс Бокаев и Талгат Аян. В конце ноября суд приговорил их к пяти годам лишения свободы с запретом заниматься общественной деятельностью сроком на три года. Суд счел их виновными в разжигании розни, распространении заведомо ложной информации и нарушении порядка проведения митинга. Как в оппозиции, так и в обществе многие посчитали этот приговор несправедливым и политически мотивированным.

Резюмируя, можно сказать, что в политической жизни страны сохранен статус-кво. Исполнительная власть не выбирается; в парламенте нет новых партий, а у одной из них в мажилисе – подавляющее большинство мест, что даже в теории не дает другим фракциям возможность противостоять главной партии; казахстанцы не удивились результатам выборов; оппозиции не видно, а политические активисты вряд ли могут чувствовать себя спокойно.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые