Казахстанская политика в 2017 году: Время для сильного парламента пока не пришло?

Данияр Молдабеков, Vласть

В уходящем году в Казахстане выбирали депутатов мажилиса и маслихатов. Прошли митинги по земельному вопросу. Изменился состав правительства. Случились громкие аресты, не без политической подоплеки. В декабре Нурсултан Назарбаев поручил специальной комиссии заняться вопросом перераспределения полномочий между правительством, парламентом и президентом. Чего ждать от казахстанской политики в году грядущем?

Правительство

В прошлом году в Казахстане появился новый премьер-министр, еще ряд министров и министерств. В 2017-м вряд ли стоит ждать столь заметных перестановок и новшеств, по крайней мере, не на уровне премьер-министра, отмечает директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев.

Тем более, перед правительством стоит комплекс задач, реализация которых и без того, как правило, вызывает вопросы. «Вся загвоздка в эффективности их (социально-экономических программ – V) реализации. Хотя не менее важно, чтобы правительство еще больше усилило работу по экспертизе тех или иных законов или экономических программ, которые если не сейчас, то в будущем могут заложить основу для очередного социального взрыва», - считает директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев.

На политическую ситуацию в стране, разумеется, повлияет и рынок. Именно он определит решения правительства, раз уж страна живет в условиях экономического кризиса. «Если произойдет существенное улучшение на внешних рынках, то власть вновь может начать генерировать «прорывные инициативы». Если улучшения не будет, либо оно будет неглубоким, то власть продолжит сокращать социальные издержки», - прогнозирует директор Центра социально-политических исследований Международного научного комплекса «Астана» Максим Казначеев.

Парламент

Депутатам мажилиса в следующем году предстоит принять единый налоговый и таможенный кодексы. В планах – принятие Кодекса «О недрах и недропользовании».

Кроме этого, по словам руководителя фракции «Нур Отан» в мажилисе Гульмиры Исимбаевой, парламент в целом займется всеми насущными темами – от культуры, экономики и экологии, до государственного аудита, финансового контроля и вопросов местного самоуправления.

Лидер «Ак жола» Азат Перуашев, говоря о своей фракции, обещал «отстаивать интересы рыночной экономики, частного предпринимательства и отечественного бизнеса».

Эксперты напоминают, что, какие бы планы не строили в парламенте, он до сих пор не самостоятелен.

«От нашего парламента мало что зависит. Это, кстати, в очередной раз, хорошо показали события 2016 года, будь то земельные митинги или теракты, когда наши депутаты как воды в рот набрали. Парламент больше напоминает птицу говоруна, которая чаще озвучивает то, что спускается сверху. К тому же приоритетный список законопроектных работ определяет не парламент. Этим занимается администрация президента и правительство», - отмечает Досым Сатпаев.

С ним согласен его коллега Максим Казначеев. «Парламент продолжит играть роль технического органа, законодательно оформляющего инициативы правительства и президентской администрации», - говорит он.

Ситуация, хотя бы де-юре, может поменяться «если парламентариев подключат к разработке будущих поправок (по перераспределению полномочий между ветвями власти – V)», считает Андрей Чеботарев. «Надеюсь, они (парламентарии – V) предложат убрать статью Конституции, которая говорит о том, что любой законопроект требует одобрения правительства», - добавил он.

Стоит ли ожидать усиления парламентской власти?

В 2014 году председатель сената Касым-Жомарт Токаев заявил, что в Казахстане уже начат постепенный переход к президентско-парламентской форме правления. В 2015 -м президент Назарбаев на встрече с главами правительств стран-участниц СНГ сказал, что его правительство и парламент могут получить больше полномочий. Наконец, он же в декабре этого года поручил спецкомиссии рассмотреть вопрос о перераспределении полномочий между ветвями власти.

Учитывая то, что об усиление властных институтов говорят на высоком уровне, возможно, что изменения в Конституцию действительно внесут. «Президент понимает, что есть ожидание определенных, если не шагов, то ответов на вопросы. Например, если вы помните, президент заявил агентству Bloomberg, что не будет передавать свою власть детям. Потом дал понять, что будет реформа. Раньше вопрос с преемственностью власти был закрыт, а где-то с 2013 года время от времени президент поднимает эту тему», - сказал Андрей Чеботарев, добавив, что спешить с изменениями в Конституцию, тем не менее, вряд ли будут. Просто в верхах иногда «дают понять и обществу, и элите, что вопрос по поводу преемственности власти стоит на повестке дня, но спешки особой нет».

В любом случае, по сути, Конституция не всегда работает. Поправки могут не повлиять на реальное положение дел в политической жизни страны. Поэтому, как заметил Досым Сатпаев, «при нынешнем составе слабых, неэлекторальных и непопулярных партийных участников, ожидать от парламента качественного роста вряд ли стоит». Кроме того, попытки усилить парламент обречены на провал, если не дать реально равные возможности всем политическим игрокам.

«Любая попытка усилить парламент не на словах, а на деле, автоматически потребует внести не только изменения в партийное и избирательное законодательство, сделав его более либеральным, но и заложить основу для проведения конкурентных парламентских выборов. И к этому власть, судя по всему, пока еще не готова», - считает Сатпаев.

А готовы ли к этому оппозиционные и непарламентские партии? К сожалению, особой активности они не проявляют. «Я не видел активности от оппозиции и непарламентских партий. Да, были реакции по резонансным событиям, но вялые. Прорыва нет. Новых партий нет. Нет сильных партий. Да, у них есть структурные отделения, но они еще больше не работающие, чем центральный аппарат. Хотя именно они должны на низовом уровне что-то делать», - констатирует Чеботарев.

Митинги: будет ли продолжение?

В уходящем году в ряде городов Казахстана прошли митинги по земельному вопросу. Митингующие требовали не вносить в Земельный кодекс такие поправки, которые позволили бы иностранцам арендовать и покупать казахстанские земли.

В большинстве случаев основу протестов закладывает сама власть, по словам Досыма Сатпаева, «неэффективно реализуя социально-экономическую политику или не оценивая возможные риски от принятия, тех или иных, государственных решений».

«Нам катастрофически не хватает профессиональной оценки целесообразности принимаемых управленческих решений с учетом реальных, а не мифических результатов и возможных негативных последствий. В принципе, все это говорит о том, что если центральные и региональные органы власти не перестанут жить по принципу «после меня, хотя потоп», и не научаться анализировать все возможные последствия своих действий и решений в среднесрочной и долгосрочной перспективе, страну постоянно буду сотрясать социальные взрывы разной мощности и с разной периодичностью», - добавил Сатпаев.

Андрей Чеботарев считает, что митинги, как в 2016-м, вряд ли повторятся. «Население у нас в целом инертное. Митинги разнородные. Ну, провели митинг в Атырау, в лучшем случае отголоски были в Кызылорде, Актобе. А, скажем, на севере или в Южно-Казахстанской области, никак не тронуло их. У нас нет такого, чтобы региональное, а тем более локальное событие, произвело сильнейший резонанс на всю республику», - заметил политолог, добавив, что митинговой активности в любом случае помешает инертность населения.

Как видно, больших изменений в политической жизни страны вряд ли стоит ожидать. По крайней мере, сама власть в этом не очень заинтересована и, скорее всего, сохранит статус-кво. Но на ситуацию могут повлиять нерешенные социальные вопросы, тем более, если конъюнктура на внешних рынках изменится не в пользу Казахстана. К тому же, как заметил Андрей Чеботарев, «никто не ожидал, что 2016-й будет таким беспокойным».

Фото с официального сайта парламента Казахстана

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые