Мади Мамбетов размышляет о том, почему из-за рекламного ролика на дыбы поднялась либеральная часть казнета
Пилотка раздора

Мади Мамбетов, специально для Vласти

Свежую бурю, разразившуюся в казнете, вызвал рекламный ролик туристического портала Chocotravel . В провокационном полуминутном видео одетые только в шейные платки и пилотки девушки рассказывают об услугах портала, перемещая головные уборы с отведенного им места на пах, грудь прикрывает панель заказа с сайта компании. Колумнист Vласти Мади Мамбетов внимательно посмотрел ролик и желает сказать пару слов.

Интересно то, что как раз-таки с эстетической точки зрения рекламный ролик, ставший яблоком раздора, ничем не хуже иных других. Видали - и продолжаем видеть, - и куда худшие образчики жанра. Снято лаконично, картинка качественная, модели симпатичные и послание внятное. Сексплуатацию в рекламе, опять же, никто не отменял, - как и работу с популярными в сети мемами. Однако ролик оказался настолько «неправильным» на таком количестве уровней, что игнорировать его не стоит. Стоит разобраться, что с ним не так.

Особый резонанс этому нехитрому видео придало то, что Chocotravel с его помощью умудрилась раздразнить и спровоцировать на агрессию обе главные группы в казахстанском сегменте соцсетей. А эти социальные группы очень редко находят общий язык. Первая – консервативные поборники нравственной чистоты, враждебные всякому «прозападному» свободомыслию и фривольности. Именно эти люди в свое время «схавали» Havas с их злополучным, но уже культовым, постером «Пушкин-Курмангазы», объявили публичное кормление грудью вне закона, налепили на статую влюбленных в Астане и на зеленые трусики блогерши цветастые платки и жаждут возвращения волшебных времен непорочной нравственности. Во главе их летит на крыльях ночи высокоморальный Уятмен. Эту группу населения возмутил, естественно, сам факт присутствия в видео обнаженных девушек – хотя нагота эта условная, коль скоро ни первичных, ни даже вторичных половых признаков в кадре мы не видим. Но вопль поднялся на весь казнет – с девизом в форме: «а что, если ваша дочь (сестра, мать, жена) снялась бы голая?!».

Ну, положим, девушки в кадре – явно профессиональные модели, и они иногда снимаются обнаженными. Потому что работа такая, потому что их прекрасные тела позволяют, и потому, что они своим телам хозяйки. Потому что «ню» - это древняя и важная форма искусства. Потому что вас не спросили.

Но ролик этот играми на нервах консерваторов вовсе не остановился – на дыбы поднялась и либеральная часть казнета. А это аудитория лихая, просвещенная, активная, хотя обычно к наготе терпимая. Мало того, либеральная фракция в казахстанской сети готова пойти на многие уступки в плане хорошего вкуса и норм общественной морали, лишь бы насолить консерваторам. Так что возмутивший эту публику и заставивший ее сплотиться с идейными противниками аспект куда интереснее.

И это – простой, банальный, все еще новый в Казахстане феминизм.

И правда, от на первый взгляд безобидного ролика Chocotravel на версту разит терминами, которые казахстанская аудитория с трудом и сопротивляясь, все-таки усвоила: сексизм и объективация.

Официальной статистики не найти, но наверняка большую часть покупок билетов совершают женщины. Матери-одиночки планируют поездки на себя и детей, жены, как правило, занимаются этим в так называемых полных семьях. Как минимум, половину (а, скорее всего, куда больше) клиентов туристического портала составляют женщины. А им тут предлагают рекламную кампанию с полуобнаженными красотками. Бьют ниже пояса – причем не тем людям. Ролик чуток спасло бы гендерное равенство – ну, если бы в ролике было пара на пару обнаженных девиц и юношей, например, - но тогда бы пропала шутка с пилоткой. К ней, впрочем, мы вернемся. Если читать между строк, тут оскорбительно не столько эксплуатирование женской сексуальности, сколько обращенный именно к мужчинам посыл: дескать, в любом случае, мужчина – наш главный покупатель. А это уже давно не так. Гендерный расклад в экономике изменился необратимо, мы в 21 веке живем. Короче, чистой воды сексизм.

Объективация – еще более острая тема. Обращение к бюстам, бедрам, длинным ногами и каплям пота на загорелой коже по делу и нет, использование сочных девиц в рекламе продуктов, никак с женской сексуальностью не связанных (например, ипотечных кредитов или продажи автомобилей), уже давно вызывает не только гнев у женщин, но даже и недоумение у мужчин. Но большим прегрешением является даже не алогичность подобных приемов. Объективация – это буквально уравнение женского тела (читай, женщины) к объекту. Предмету. А нам, в наших реалиях, это точно не нужно.

У нас и так женщина воспринимается как объект, как предмет, как украшение, собственность, атрибут, аксессуар. Женщину можно украсть, как барана или ложку в баре, и сделать своей собственностью – разве не об этом старый добрый обычай кражи невест? Ее можно бить и истязать, а когда она возмутится и попробует вырваться из рабства – ее можно сжечь. Бывали случаи. Женщине можно врезать в центровском кафе, если она отклоняет ненужные ей романтические поползновения. Женщиной можно помыкать, можно платить ей меньше, можно отставить ее в сторону, когда появляется более юная и статусная модель, и можно пырнуть ее ножом и сексуально оскорбить, когда захочется – примеры тому мы видим с самых вершин что власти, что шоу-бизнеса. Меньше всего нам нужно, чтобы такое поведение возводилось в норму.

И феерической, невероятной наивностью можно считать слепоту заказчиков и исполнителей таких роликов, как повод этого текста, если они этого не видят. Не верю, чтобы они были настолько слепы, чтобы не ведать, что творят. Объективация – это портал, через который в нашу реальность входит это отношение к женщине как к неодушевленному предмету.

И ведь заказчика даже нельзя упрекнуть в закоснелой патриархальности и старомодности, отрыве от реалий дня – компанию Chocotravel, в конце концов, возглавляет молодой и вполне современный человек. Как отметила с тягостным недоумением одна из пользовательниц фэйсбука, всего год назад он участвовал в акции ресторанной сети abr «This is what a feminist looks like». Нет, как феминист господин Мухоряпов уже не выглядит, конечно.

И, наконец, последнее, что можно сказать о скандальном рекламном ролике – он опоздал на много лет. Игра с мемами, как было сказано, для рекламы вещь полезная. Но мемы живут недолго и актуальны только свежие. Шутки про «пелотку», пришедшие в нашу жизнь с порталом udaff.com и «олбанским языком», вызывавшие во времена оны истерический смех, потеряли свою актуальность еще лет 15 назад – сейчас это не свежо и не остроумно. И уж точно не следует использовать их как основу для – как несложно было предугадать, - чрезвычайно оскорбительного ролика после мощнейшей волны пронзительных и страшных историй, прокатившихся по русскоязычному интернету год назад, когда сетевой флэшмоб #яНеБоюсьСказать пробудил феминизм в постсоветском пространстве. После 2016 года всем нам, в первую очередь, мужчинам, надо быть очень аккуратными и корректными в своих суждениях о женщинах. И за это благодарить надо в первую очередь самих женщин. Именно они возглавляют сейчас протест против сексистской и объективационной рекламы. Спасибо вам.

В конце концов, политкорректность, которую принято пинать и порицать на каждом углу, является непременным следующим этапом развития общества. Не финальным, не главным – но своевременным, важным и необходимым. На пути построения настоящего свободного социума, в котором каждый может чувствовать себя по-настоящему равным в правах, политкорректность, - умение следить за языком и пером, по-настоящему важна. И те, кто еще не усвоил это правило – усвоят. Очень скоро и, если потребуется, дорогой ценой.

Правило «нет плохой рекламы» уже не работает. Плохая реклама есть. Мы вчера посмотрели образчик.

Журналист, публицист, постоянный колумнист Vласти

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые