На днях исполнится 20 лет со дня смерти принцессы. Мади Мамбетов пытается понять, почему ее продолжают любить
Вспоминая Диану

Через считанные дни исполнится двадцать лет со дня трагической гибели Дианы, принцессы Уэльской. Ровесник ее старшего сына, публицист Vласти Мади Мамбетов, который сейчас лишь на несколько месяцев младше, чем была леди Ди на момент смерти, вспоминает покойную принцессу и пытается понять, почему ее любили и продолжают любить.

В конце августа 1997 года группа моих друзей отправилась в горы – последний раз посидеть у костра, переночевать в палатках перед началом нового учебного года. Очередной, один из многих походов в наши родные уютные горы закончился катастрофой – две девочки отстали от группы, подверглись нападению. Одну ударили чем-то острым в живот, другую схватили и забрали с собой. Какие-то дезертиры, молодые парни, потерявшие человеческий облик. В последний день лета мы – друзья и одноклассники, - собрались во дворе школы, чтобы узнать новости, понять, чем можно помочь. Никто не знал, выживет ли Лиза, где и жива ли Настя. Ужасы того дня я тщательно записал в свой дневник, добавив в конце фразу «беда не приходит одна – сегодня в Париже погибла принцесса Диана».

Для моих подруг все закончилось хорошо: одна вылечилась, другая сбежала от похитителей. Но какую роль в моей жизни играла молодая женщина из Британии, которую я никогда не встречал, почему вдруг ее гибель под мостом Альма в Париже показалась 15-летнему мальчишке из Казахстана такой важной, чтобы отметить ее в один из самых страшных дней жизни?

Кем была покойная принцесса Уэльская тем сотням миллионов людей, которые следили за ее судьбой на страницах газет и журналов, которые прильнули к телевизорам, когда закрытый катафалк вез ее искалеченное тело на заупокойную службу в Вестминстерское аббатство? Просто очередной знаменитостью? Сказочной принцессой?

Спустя годы я много читал о леди Диане Спенсер. Самая фотографируемая женщина ХХ века, суперзвезда уровня Майкла Джексона, она была и остается одной из самых обсуждаемых фигур – уже исторических фигур, хотя ей было бы всего 56 лет сейчас. Про нее писали и пишут, снимали и снимают документальные и художественные фильмы, посвящают ей песни, телепередачи и памятники. Кроме вселенского обожания, она будит в людях разные мнения.

Девочка из аристократического семейства Северной Англии, «дитя развода» (мать ушла от отца, когда Диане было 8 лет), младшая из целого выводка сестер, она с детства была миловидной, но не больше. Хорошенькая, но заурядная. Обещает с годами вырасти в красавицу – и добрая. Всегда любила детей. Даже самые преданные поклонники леди Ди не могли назвать ее умницей: британскую школу она закончить не смогла, сбежала из швейцарской, и всю жизнь поступала не сколько разумно, сколько импульсивно.

Когда наследник британской короны начал ухаживать за Дианой, ей только исполнилось 19, ему – перевалило за 30. Взрослый человек, сложный, женившийся по соображениям, далеким от любовных страстей. Свадьба, ставшая событием не только года, но и декады, состоялась меньше чем через год. Что было затем – все знают. Брак, в котором тесно (Диана сама описывала его как «союз на троих», намекая на Камиллу Шэнд, вечную любовь принца Чарлза), рождение сыновей, ревность, примирения, удушающий дворцовый этикет, глубоко рассудочное и подчиненное долгу королевское семейство во главе с суровой свекровью, бунт Дианы, череда скандалов – наконец, расставание в 1992 году и в 1996 году – официальный развод. А уже в следующем году машина принцессы Уэльской, спасаясь от папарацци, врезается в одну из колонн в туннеле под мостом Альма в Париже.

Новость поразила весь мир. Мощь телевидения уже достигала своего апогея, и весь мир наблюдал и похоронное шествие, в котором особо трагичными выглядели фигурки осиротевших принцев, и то, как ошарашенная королева Великобритании бродит среди тонн цветов вокруг своей резиденции, не понимая, что такого мир нашел в ее бывшей невестке. Хорошенькая, заурядная, слишком импульсивная, - чего они все истерично рыдают? Да не только в Лондоне – по всему миру.

И этим вопросом до сих пор задаются.

Усопшая принцесса была красивой женщиной, безусловно – и она это знала. Она была невероятно гламурной – ее вкусы в одежде диктовали глобальную моду полтора десятилетия. Она любила творческих людей – и окружала себя знаменитостями из мира поп-музыки и кино, добавляя себе еще больше блеска. Не будучи интеллектуалкой, она отличалась хорошей хваткой и была умелым манипулятором, - в процессе развода она мастерски управляла прессой и создала себе образ одновременно трагический («узница золотой клетки») и героический («узница вырвалась»). Ее восхождение от простенькой сельской дворянки в наследные принцессы воочию представляло миру сказку о Золушке на новый лад. Ее тяжба с мужем и развод напоминали греческую трагедию. В этом горниле страстей Диана ковала свою легенду, в которой она выступала и жертвой, и амазонкой – в идеальном сочетании. Безвременная кончина, так же осиянная вспышками фотоаппаратов, как и вся зрелая жизни принцессы, зацементировала бессмертный образ.

Но умелым пиаром не объяснить ту почти иррациональную любовь, которую человечество питает к ушедшей из жизни два десятилетия назад. Красота и вкус в одежде не покупают билет в бессмертие. Ответ, кажется, где-то здесь:

Она была доброй и невероятно отважной.

Первой работой Дианы был детский сад. Она любила детей и с удовольствием работала воспитательницей, хотя могла не работать вообще, будучи богатой аристократкой 18-ти лет. Став принцессой Уэльской, она немедленно попала в отработанный механизм королевской благотворительности – члены правящей династии всегда являются патронами множества учреждений. И это были, пожалуй, единственные королевские обязанности, которые Диана полюбила от чистого сердца. Глядя на ее рабочий график, поражаешься - в последние годы брака она совершала ежегодно до 390 встреч, посвященных благотворительности. По два-три мероприятия в день.

Диана выбирала те сферы, куда не распространялась деятельность ни одной царственной персоны до нее. Она делала то, что мало кто решался. Еще в 1980-е годы, когда мир только столкнулся со СПИДом, она активнейшим образом занялась помощью инфицированным и больным. Свекровь, королева Елизавета II, выражала свое неудовольствие, предлагая невестке заняться чем-то «более приятным», - Диана отправлялась в госпитали и пожимала руки ВИЧ-инфицированным. В те дни, когда даже врачи не были до конца уверены в том, что это безопасно. Такая храбрость, которую многие считали безумством, сыграла огромную роль для дестигматизации больных.

Диане была близка проблема противопехотных мин, которыми двадцатый век с его гражданскими и внешними войнами уснастил огромные поля в Юго-Восточной Азии, Африке и на Балканах. Взрывы этих мин, мрачных следов давно завершившихся конфликтов, уносили десятки жизней в мирное уже время, - в основном, детских жизней. Диана помогала собирать деньги на кампании против использования мин, она использовала свое политическое влияние для принятия запрещающих международных документов. Она сама прошлась по полю, уже разминированному, конечно, - но кто может быть уверен, что какая-нибудь затаившаяся бомба не убьет или не покалечит самую гламурную женщину мира? Наверное, она боялась. Но страх не останавливал ее.

Она помогала бороться с проказой – и вновь, чтобы снять стигму и стереотипические страхи, обнимала прокаженных. Кто из нас сможет прийти в лепрозорий и обнять больного?

С ее помощью собирались огромные суммы на борьбу с раком груди, на помощь детям, старикам, бездомным.

Диана была невероятно знаменита в свое время. Папарацци фотографировали ее тайком, даже с обнаженной грудью на пляже. Но она не была Ким Кардашиан 1990-х. Она была одним из крупнейших филантропов современности.

Именно поэтому она была Принцессой людских сердец. Светлая ей память!

Журналист, публицист, постоянный колумнист Vласти

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые