Марат Асипов, журналист, специально для Vласти

Булат Абилов уходит из большой политики. И я его понимаю. Полтора десятилетия он, как Герцен, звонил в колокол, но все было напрасно.  А сегодня у него появился такой мощный конкурент, что даже Буте с ним не тягаться. Я говорю о властях, которые  за один год подняли градус социальной активности выше, чем вся оппозиция вместе взятая.

Резкий рост ставки налога на транспорт. За обычную трехкомнатную квартиру вместо трех тысяч тенге налогов в год придется платить двенадцать. Про сигареты и алкоголь даже говорить страшно. Всем поголовно придется страховать недвижимость. Во всех случаях речь идет о наличных деньгах, отрываемых от семейного бюджета.

Для отдельно взятого ипотечника, у которого все деньги расписаны на 20 лет вперед, даже небольшое увеличение обязательных платежей может оказаться трагедией. А мы и так уже занимаем первое место в мире по невозвратным кредитам.

Налоговики стали туманно намекать на авансовые депозиты по налогу на добавленную стоимость. Якобы это поможет победить теневую экономику. Есть риск, что из оборота предприятий выведут деньги, которые раньше уплачивали после сделки. Я уже не говорю о презумпции невиновности – правительство априори записывает весь бизнес в лжепредприниматели. Нет денег в обороте – откуда взяться зарплате?

Но все это, товарищи, исключительно полезно для общества. Ни одна оппозиционная газета или партия не могла вызвать такой общественный резонанс как несколько выступлений правительственных чиновников. Может и хорошо, что все источники альтернативной информации закатали в асфальт. Среди этой тишины спикеров от власти слышно особенно хорошо.

К примеру, все стали интересоваться объемом двигателя автомобилей правительственного автопарка. Почему мы должны платить за то, что какой-нибудь директор департамента катается на пятьсот семидесятом лексусе? – спрашивают продвинутые юзеры социальных сетей.
Оживились депутаты. В стенах парламента, как на митинге самой отмороженной оппозиции, звучат крамольные заявления: дескать, нельзя честным трудом заработать на такие квартиры, в каких обитают ныне государственные служащие.

А что скажут рабочие Карметкомбината, которых переводят на сокращенный рабочий день? Уменьшение зарплаты с одновременным увеличением налогов – чем не социальный эксперимент?

Мое поколение помнит, к чему в СССР привели опыты с алкоголем и сигаретами.

Ничто так не будит гражданское общество, как необходимость делиться кровно заработанными деньгами. Государственный долг Казахстана приблизился к отметке в четыре триллиона тенге, ежегодные выплаты взятых займов и кредитов – примерно по двадцать тысяч тенге в пересчете на каждого гражданина. Не хочу никого пугать, но когда у гражданина изымают 20 тысяч на погашение чужих долгов, он невольно начинает интересоваться, на что потрачены кредиты?

Вот почему Булат Абилов уходит с поля.

Будьте здоровы!

Свежее из этой рубрики
Loading...