Политолог Антон Морозов о том, почему казахстанское информпространство все больше становится частью российского, о том, что старая модель контроля медиа-сферы устарела, и как надо исправлять ситуацию стратегически.

Антон Морозов, политолог, специально для Vласти

Прошел профессиональный праздник журналистов: прозвучали поздравления, вручены дипломы и премии. Однако мэтры отечественной журналистики задаются вопросом: а что, собственно, праздновать?

А ведь действительно, профессиональный праздник прекрасный повод не только для того, чтобы расслабиться, но и для подведения итогов. Давайте и мы тоже попробуем посмотреть: как живут наши СМИ, к чему они пришли, и куда им надо двигаться?

Посмотрим на проблему с трех аспектов: система управления информационными потоками, техническое обеспечение и, собственно, само творчество.

Что касается первого аспекта, то на сегодняшний день ситуация в информационно-идеологической сфере выглядит не лучшим образом. Государству в эпоху веб 2.0, когда количество источников информации огромно, а границы между медиа-пространствами государств условны, весьма сложно контролировать идеологическую сферу по старой модели.

Ее использование, помимо прочего, приводит к следующим негативным моментам.

Низкая мотивация СМИ к выпуску конкурентоспособной продукции, обусловленная четкими идеологическими рамками, а также определенной «зачищенностью» информационного поля от продукции зарубежных СМИ и расширением системы государственного социального заказа.

Усиление развлекательной функции в работе СМИ представляется неизбежным. Насаждение образов массового сознания в СМИ не способствует развитию мыслительных навыков у человека, способности продуцировать новые, оригинальные идеи, инновации. В долгосрочной перспективе это чревато невосполнимыми потерями в человеческом потенциале.

Отсутствие качественного информационного продукта и неспособность СМИ удовлетворить предъявляемый на него спрос. Ситуация усложняется тем, что Казахстан объективно располагается в российском культурно-информационном пространстве, и активные потребители информации (через спутниковое и кабельное ТВ) могут всегда сравнивать качество казахстанской и российской продукции.

Качественный разрыв между казахскоязычными и русскоязычными СМИ. Сложность в том, что казахскоязычные СМИ практически не связаны с рынком, они гораздо в большей степени зависят от государственной поддержки. По мере развития рыночных отношений разрыв будет только увеличиваться.

Но еще большей проблемой является абсолютно разный контент, производимый данными СМИ. В результате русскоязычная и казахскоязычная аудитории живут в абсолютно разных, очень редко пересекающихся информационных мирах, что, в целом, может привести к весьма печальным результатам.

Что касается технологического аспекта, то тут, на наш взгляд, все пристойно и приемлемо: введение в эксплуатацию национальной эфирной цифровой сети телевещания и запуск цифрового спутникового вещания по всей территории страны, открытие телерадиокомплекса «Казмедиаорталыгы», ставшего главной технологической площадкой казахстанских телеканалов – все это стало прекрасной базой для развития отечественного телевидения, и, соответственно, укрепления казахстанского медиа-пространства.

Но наиболее удручающе выглядит ситуация с профессионализмом журналистского сообщества. И дело не в том, что каждый имеющий аккаунт в социальных сетях может считаться (а согласно действующему закону, фактически, считается журналистом). Порой перлы выдают журналисты республиканских телеканалов и газет. Некоторые молодые журналисты не способны написать информацию без пресс-релиза.

Конечно, это связано, в первую очередь, с деградацией системы образования в целом, ибо не может журналистика сверкать как алмаз, в то время как другие сферы напоминают иную, более мягкую субстанцию. Но и в системе журналистского образования дело обстоит не лучшим образом.

Раньше, например в 1985 г., во всем СССР журналистов готовило примерно три десятка вузов. При этом, в Центральной Азии их подготовкой занимался только факультет журналистики КазГУ. Затем, после распада союза началось лавинообразное создание факультетов, кафедр, отделений журналистики: только в Казахстане в 2000-х годах их насчитывалось более 70.

Естественно, что такого количества профессиональных преподавателей страна не имела. В результате – тысячи полуграмотных, непрофессиональных выпускников. Можно сказать, что в последнее время проблема «свободы слова», трансформируется в проблему профессионализма.

Все это в обозримой перспективе может поставить ряд серьезных вызовов перед государственной информационно-идеологической машиной. Недостатки, присущие этой системе, неизбежно приведут к негативным тенденциям в развитии медиа-сферы, прежде всего, к стагнации СМИ в идейном, содержательном, экономическом и кадровом плане.

Такое состояние несет потенциальные риски, поскольку может вызвать в перспективе серьезный кризис в казахстанских СМИ по мере обострения как политической борьбы в стране, так и геополитического противостояния. На идеологическом поле этот процесс может выразиться в серьезных изменениях политических настроений и предпочтений общества, социальных установок, мировоззренческих стереотипов и электоральных предпочтений.

Предпринимаемые государством меры, не решают одной из основных задач: создание отечественного конкурентоспособного контента. А без этого Казахстан остается уязвимым для информационного воздействия извне.

Выход нам видится в изменении модели политической коммуникации по линии власть – СМИ - общество, от односторонней к двусторонней. Т.е. государству необходимо не только через СМИ доносить до масс свои установки, но и реагировать на общественные запросы.

Для формирования этой модели необходимо, что бы СМИ были реальным общественно-политическим институтом, выполняющим функции механизма «обратной связи» от общества к власти.

А этого невозможно добиться без перехода от государственной поддержки отдельных СМИ к государственной поддержке в создании конкурентоспособной среды внутри страны для развития всех СМИ.

Свежее из этой рубрики