Ритейл Казахстана: «Мы 20 лет надували пузырь»

Светлана Ромашкина, Vласть, фотография автора

В Алматы начался двухдневный Азиатский бизнес-саммит ритейла и дистрибуции потребительских товаров, на котором бизнесмены пытаются решить, как жить в новой экономической реальности, когда тенге отпущен в свободное плавание, а потребительский спрос падает с каждым днем.

Поскольку часть рынка все еще находится в тени, точных цифр о ситуации пока что нет, но, по мнению ритейлеров, люди покупают сейчас ровно столько, сколько им нужно. То есть, если раньше у покупателей была привычка покупать и потреблять чуть больше, чем нужно, то теперь они научатся брать столько, сколько надо и не больше. Но для ритейла это не очень хорошо, ведь он заинтересован в постоянном повышении покупательского спроса.

На первой же сессии саммита неожиданно разгорелся спор: а есть ли кризис? Генеральный директор компании «Беккер и К» Махмуд Шадиев заявил, что кризиса нет: «Был бум, который вводил многие компании в заблуждение», но тут же уточнил, что его компания пока никого не увольняла и снижать расходы не собирается, потому что это всегда отражается на качестве. И тут же сказал, что сейчас наступает время консультантов и внедрения нового.

С ним решил поспорить президент Ассоциации ритейлеров Казахстана Василий Горевой, который уверен в том, что кризис, к сожалению, есть и сейчас наступил период взросления казахстанского бизнеса: «Давайте не будем врать сами себе, ничего хорошего здесь не происходит. До августа этого года было легкое витание в облаках. Сейчас это элемент жесткой посадки, несущий за собой тяжелые социальные последствия, не будем забывать, что у нас 30% платёжеспособного населения связаны с сектором торговли. В Казахстане с 90-х годов заложена неразорвавшаяся бомба с точки зрения того, что мы все считаем в долларах. Нам понадобится более долгий период, чем России, чтобы уйти от валютизации. Отсутствие конкуренции в банковском секторе приводит к тому, что мы завалютизированы настолько, что сейчас вести переговоры с ассоциацией девелоперов не о чем, они все сидят в валютных кредитах, и мы это прекрасно понимаем, но нам надо как-то жить».

Гость из России, председатель совета директоров Ideas4retail Евгений Бутман, сказал, что может советовать только вещи, которые хорошо слушать, но сложно реализовывать на практике. Его советы и правда звучали в духе деловой литературы издательства «Манн, Иванов и Фербер»: в первую очередь, нужно спокойно и трезво оценивать ситуацию. Надо исходить из того, что лучше не будет никогда. Лучше работать на свои деньги, а долги сокращать любой ценой. Самая большая ценность — сотрудники.

Бутман рассказал о том, как российский рынок ритейла пытается отойти от долларизации: уже подготовлены поправки в закон, обязывающие отвязать арендные ставки от доллара и привязать их рублю. Правда, поправки эти идут со скрипом.

«Аренда в долларах — это пережиток 90-х, аренда должна быть в нацвалюте, это вопрос жизни и смерти».

Кайрат Мажибаев, председатель наблюдательного совета группы компаний RESMI, считает, что одна из больших ошибок сейчас — это перегруженность обязательств компаний. Мажибаев заявил, что сейчас его организация заинтересована в покупке хороших активов у стрессовых компаний, и вообще «санкции предоставляют хорошую возможность заглянуть за границы казахстанского рынка».

Но, кажется, у ритейлеров появилась маленькая надежда в связи с законом о регулировании торговой деятельности, который вступает в силу с 1 января 2016 года. Илья Мещеряков, генеральный директор концерта «Цесна-Астык», предложил всем собравшимся обратить внимание на этот закон: «Я не думаю, что он идеален, но, думаю, в розничном бизнесе со следующего года у нас будет революция. У правительства есть очень сильное желание получать налоги в бюджет. Сегодня рынок в тени, и закон даст возможность тем, кто работает легально, увидеть реальные цифры и понять, какова текущая ситуация, иначе невозможно расти. 80% на нашем рынке – это нелегальный товар без документов, с которого не платятся налоги. Те компании, у которых бизнес строился на каких-то отношениях с госбюджетом, на тендерах, будут отмирать, потому что цепочка становится более легализированной. Мы везде говорим, что надо открываться, надо объединяться, в реальности этого не происходит. Только по дружеским каналам мы узнаем какая выручка там в Грине или Магнуме. На сегодня нет платежеспособности внутри системы, это связано с рыночной торговлей. Сегодня в банковской системе нет ликвидности и проседает весь бизнес. Я согласен с тем, что мы 20 лет надували пузырь, за 20 лет мы не научились строить процессы, когда возникает проблема, мы бросаем на ее устранение сильного руководителя, вместо того, чтобы грамотно наладить процессы, как это сделано в других странах».

Рахим Ошакбаев, вице-министр министерства по инвестициям и развитию, намекнул, что подход государства «Покупайте казахстанское», не может длиться вечно, потому что во второй раз покупатели придут только когда оценят цену и качество. И те подходы, что сейчас действуют по поддержке предпринимателей, не совсем рыночные.

Гульнар Курбанбаева из национальной палаты предпринимателей «Атамекен» поинтересовалась у Ошакбаева, почему усиление государственного регулирования, увеличение налоговой нагрузки происходит именно сейчас, когда бизнес еще «не устаканился»: «21 августа начинается девальвация, курс плавающий, ситуация неопределённая на рынке, сужение потребительского потребления, и в этот момент мы начинаем реформы: пытаемся заменить налог НДС на налог с продаж, pos-терминалы становятся обязательными, усиливаются требования, плюс введение сертификации на определенные виды, надо ли это делать сегодня, вот сейчас, немедленно, понимая, что бизнес пытается определиться? Хотелось бы более внятной позиции».

Ошакбаев ответил более чем пространно: «До этого момента всегда было мнение, что рынок должен развиваться без государственного регулирования. Но с 2008 года многие видные деятели согласились, что государственное участие должно быть. Сейчас мы имеем смешанную форму, когда государство в ручном режиме управляет какими-то процессам. Институциональные реформы начнут реализацию с 2016 года, они не принесут быстрых результатов, но по истечении какого-то времени они найдут свое отражение».

Выпускающий редактор Vласти

Свежее из этой рубрики
Loading...