Алексей Ли: Мы вышли на украинский рынок и присматриваемся к СНГ

Светлана Ромашкина, Vласть, фото Жанары Каримовой

C марта этого года директор сервиса «Тикетон» Алексей Ли начнет работу на сайте aviata.kz. Поэтому наша беседа получилась не только о продаже билетов в кино, театры, на концерты, но и о том, как aviata зашла на украинский рынок.

Светлана: Давайте начнем с «Тикетона». Как сейчас выглядит рынок онлайн-покупок билетов в кино?

Алексей: Следом за нами на рынок вышла еще одна компания – Bileterra, она работала в кинотеатрах «Арман» и «Цезарь». По моей информации она уже не функционирует. Рынок очень маленький и, не достигнув определенных масштабов, выжить на нем очень тяжело. Что касается концертов, то сейчас помимо нас есть kassir.kz и еще одна компания, которая пыталась выйти на рынок. Это если говорить именно о продаже электронных билетов.

Светлана: А zakazbiletov.kz?

Алексей: Это традиционный игрок, который осуществляет доставку билетов, т.е. это немного другая ниша.

Светлана: Сколько процентов рынка вы сейчас занимаете?

Алексей: Это очень слабоструктурированный рынок и у нас сейчас нет оценки рынка. Мы продаем около 6% от всех билетов в кино. Если говорить о спецпоказах, об авторском кино, то там у нас есть опыт продажи 90% билетов через «Тикетон». Если по театрам, то около 10%. На концерты билеты не полностью продаются через онлайн. Организаторы распределяют: столько билетов на zakazbiletov, столько на Тикетон и тут динамику сложно проследить. Но бывало, что мы продавали на какие-то концерты 50% билетов.

Светлана: Сколько игроков может выдержать рынок онлайн-продажи билетов?

Алексей: Не более трех игроков. В принципе три уже есть сейчас. Мы видим, что небольшие игроки иногда пытаются появиться, но в итоге исчезают.

Светлана: А по продаже онлайн-билетов в кино?

Алексей: Если говорить о независимых системах, то одной системы для нашего рынка более чем достаточно. В России сейчас две основные системы, но там им приходится практически заливать рынок деньгами в надежде, что они отобьются. Это получается долгосрочный марафонский забег. У нас либо должна прийти компания с деньгами и готовностью вытащить их через несколько лет, либо должен быть один игрок.

Светлана: У вас в онлайн-продажах представлены не все киносети. Kinopark, крупнейший игрок, похоже создает свою систему онлайн-продажи билетов. И пока у вас нет Cinemax.

Алексей: По Cinemax у нас договор подписан, мы готовы запуститься через две недели. С Kinopark мы встречались несколько раз. То, что они разрабатывают свою систему… На моей памяти первое обсуждение у них началось с года 2009. Как много технических попыток они делали, я не знаю. У меня прогнозов на этот счет нет.

Светлана: Примерная сумма, потраченная на запуск «Тикетона»?

Алексей: Изначально мы озвучивали, что нам потребуется около 300 тысяч долларов инвестиций. На данный момент мы потратили около 200 тысяч с хвостиком. Дороже всего стоила техническая часть. Какие-то вещи мы до сих пор дорабатываем. Самая основная статья расходов – это команда. У нас сейчас есть нереализованный потенциал в плане рекламного ресурса, который мы никак пока не задействуем: аудитория, это порядка 60 тысяч человек, которые готовы получать нашу тематическую рассылку о кино, о мероприятиях. С одной стороны мы это не форсируем, с другой, у нас очень маленький рынок и если где-то в больших регионах прокатчики (студии) привлекают такие каналы как рекламные, то у нас это пока не работает.

Светлана: Три-четыре года назад многие пытались создать систему онлайн продажи билетов в кино. Но получилось только у вас. В чем секрет?

Алексей: Первую попытку мы делали в 2009 году, и было понимание, какие сети есть. А когда человек со стороны смотрит, то ему непонятно, к кому обращаться, какие сети есть, как рынок устроен. Во-вторых, мы смотрели, как развиваются подобные системы в России и на западе. В-третьих, это было из разряда анекдота: как поженить русского мужика и дочку Рокфеллера. Весь анекдот я не расскажу, но суть такова: когда дочь Рокфеллера спрашивают, хочешь ли ты выйти замуж за мужика из деревни, она говорит «нет», но когда включается множественная схема, то все получается. Мы отдельно сходили в Казком, поговорили насчет kino.kz, они сказали: «Мы не против, но таких ребят как вы много», мы сказали: «Ок, ноу нас есть реальные договоренности» и отправились в киносети. Это не сдвинулось с места, пока мы не попытались все изложить на бумаге. Подписали письмо о готовности подключиться к нашей системе в Иллюзионе. Потом отнесли это письмо в Казком. Такое же письмо о готовности работать взяли в банке. Это был замкнутый круг, который нужно было разорвать и у нас получилось.

Светлана: Сколько билетов в день вы продаете?

Алексей: По-разному, но не меньше ста, в пиковые дни бывает по 2500 билетов. Пиковые дни — это выходные, праздники. Подъем обычно начинается с четверга. В четверг и пятницу продажи идут по нарастающей, достигая пика к субботе.

Светлана: Вы недавно запустили продажи в ГАТОБ им. Абая.

Алексей: Да, 2 недели назад. Думаю, через пару недель Оперный догонит театр им. Лермонтова. Эти два театра являются драйверами театрального рынка. С точки зрения онлайн-продаж они дадут фору некоторым кинотеатрам.

Светлана: Вы уже вернули затраченные деньги?

Алексей: Нет. Мы надеемся, что сможем их вернуть в течение двух лет. На деле получилось менее оптимистично, чем изначально задумывалось.

Светлана: Насколько сложно было найти инвестора?

Алексей: Достаточно сложно. Один раз мы нашли инвестора, потом по обоюдному желанию мы решили расстаться, и пришлось искать других инвесторов. Поэтому поиск фактически был два раза. И всегда это процесс, занимающий минимум полгода: в этот период идут переговоры, согласования, анализ компании.

Светлана: Во всем мире есть потолок по онлайн-продажам билетов, выше которого вы не сможете прыгнуть. В Казахстане это сколько процентов?

Алексей: Да, в Америке этот потолок около 20%. В России пока это только развивается, может быть, там около 8%. В чем-то мы можем продвинуться больше, чем Россия, поэтому, думаю, для нас потолок около 20%.

Светлана: Вы чувствуете прирост по продаже билетов?

Алексей: Директор сети Chaplin Cinemas Сабина Кузенбаева давала интервью о том, что рынок кинопроката просел, и мы это тоже почувствовали. Есть кривая сборов кинотеатров, и от нее зависят и наши продажи. К примеру, если кинотеатры загружены, то у нас подскакивают продажи. Если в целом фильмы неинтересные, то люди знают, что залы, скорее всего, пустые и есть возможность свободно купить билеты на кассе.

Светлана: Chaplin Cinemas собирается разработать свою систему по продаже билетов и установить терминалы в ТРЦ. Как это на вас повлияет?

Алексей: Определенное влияние, конечно, будет. Нам бы со своей стороны этого не хотелось. Кинотеатры пока не в полной мере отдают себе отчет о том, что запуск такой системы потребует больших ресурсов. Мы уже работаем три года, и сейчас я понимаю, что надо много чего доделывать. У нас в штате 8 человек и ежемесячно мы тратим большие ресурсы на оклады, аренду. Мы продаем билеты не только в кино, но и в театры и на концерты. И даже это пока не дает возможности вернуть инвестиции. Если говорить о том, что кинотеатры начинают строить свою локальную систему, то это трата больших ресурсов. Есть в индустрии такие вещи, когда надо договариваться и объединяться для более эффективной работы.

Светлана: Сто тенге, которые являются вашей маржой, нельзя заложить внутрь билета?

Алексей: Да, мы можем попытаться договориться с киносетями о большой скидке, ибо уменьшение своей маржинальности увеличит наш срок окупаемости. Если конечно, будут появляться такие факторы, мы будем договариваться с киносетями.

Светлана: Вы замечаете, что люди обращают внимание на эту маржу? Она имеет для них значение?

Алексей: Всегда есть люди, которые считают каждую копейку и будут до последнего скандалить, полагая, что их обдирают. Но у нас сформировалась большая аудитория клиентов, которые осознают, что они платят за удобство, что они придут в кинотеатр и их уже будут ждать места.

Светлана: Насколько сейчас рынок готов к внедрению электронных денег?

Алексей: Мы не делаем ставку на электронные деньги. У нас сейчас около 10 способов оплаты и электронные деньги у нас подключены – Яндекс деньги и Qiwi кошелек. Есть определенные платежи, но их немного. Если абстрагироваться от «Тикетона», то наиболее популярен старый добрый кэш. У нас в силу специфики нет кэша. Процентов 70 – это платежные карты, потом идут платежные терминалы.

Светлана: Как Aviata связана с «Тикетоном»?

Алексей: Это две независимые компании и разными инвесторами. Мы согласовали с текущими инвесторами в «Тикетоне», что я с марта этого года начинаю активное участие принимать в работе в Aviata, там моя должность – директор по развитию.

Светлана: Какой процент на рынке сейчас занимает Aviata?

Алексей: Если говорить об агентских продажах авиабилетов, то мы занимаем около 30% рынка. Сейчас по разным оценкам мы процентов на 30 обгоняем ближайшего конкурента Chocotravel. Наш низкий план по продажам в месяц – 5000 билетов. Это уже серьезные масштабы. Мы ставили планы на 2014 год, что к декабрю мы достигнем оборота в миллион долларов в месяц, и мы стараемся это сделать.

Светлана: Вы не замечаете недоверие со стороны потребителей? В связи со скандалом в России, когда сайт Eviterra аннулировал приобретенные билеты и не расплатился с покупателями?

Алексей: В России спад был, но там в целом есть недоверие: очень сильно банкротятся туроператоры и даже авиакомпании. Определенный риск есть всегда. Но в плане сервиса авиабилетов это намного безопаснее, чем в плане туроператора. У нас сейчас есть тенденция к тому, что люди стали больше покупать билеты онлайн, чем традиционно через кассы. И вообще люди стали больше путешествовать.

Светлана: Значит, вы не чувствуете кризис и не ощущаете девальвационные ожидания?

Алексей: Мы появились позже, чем другие казахстанские игроки и где-то с февраля 2014 года у нас начался разбег. Наоборот, тогда мы почувствовали постоянную динамику. А вот по «Тикетону» – да, спад был. Концертов в прошлом году было привезено существенно меньше. Может организаторы боялись рисковать? Билеты продавались не очень хорошо, разве что быстро разлетелись на шоу Дениса Тена.

Светлана: В этом году продолжится эта тенденция затишья и ожидания девальвации?

Алексей: Нет. «Тикетон» пока повторяет январские продажи прошлого года. Aviata развивается динамично, и мы чувствуем, что люди активно покупают билеты.

Светлана: У вас есть какой-то антикризисный план?

Алексей: У нас есть ряд вещей, которые мы сейчас делаем на случай просаживания рынка. В любом случае эти вещи для нас не связаны с сокращением штата и сжатием. Мы наоборот сейчас стараемся более активно выйти на разные ниши, чтобы крепче стоять на ногах. В частности, у нас запустились продажи железнодорожных билетов. По «Тикетону» у нас появятся подарочные сертификаты. Есть еще ряд направлений, в которых мы хотим развиваться. Мы хотим сейчас еще более динамично бежать, чтобы быть на волне. По Aviata будем выходить на соседние рынки. Недавно запустились в Украине, скоро планируем открыться в Кыргызстане. Присматриваемся к другим рынкам СНГ. В Украине рынок сильно просел, мы запустились, потом временно приостановили работу сайта, скоро снова стартуем, есть ряд вещей, как это нередко бывает, прогнозы и реальность не совпали. Это первая страна для Aviata вне Казахстана и было недопонимание как это все правильно структурировать с точки зрения движения денег и налогов. Там с нами работает партнерская компания, которая обеспечивает наше присутствие.

Светлана: У вас нет ощущения, что вы выбрали рискованное время для запуска в Украине?

Алексей: Нет. Турбизнес куда более рискованный, чем наш. Потому что они выкупают целиком (или наполовину) рейс и потом вынуждены его продать людям. В этом большие риски – большие деньги вложены и их сложно вернуть. С авиабилетами все проще.

Светлана: Вы чувствуете, что в моменты, когда происходят авиакатастрофы, люди меньше покупают билеты?

Алексей: Нет, мы такого не чувствуем. Я за несколько дней до катастрофы Air Asia планировал лететь до Бали и выбирал между двумя авиалиниями – Malayan Airways и Air Asia.

Светлана: Что вы выбрали?

Алексей: Я выбрал Air Asia, потому что до этого я ими летал. Люди, которые часто летают, понимают, что это один из самых безопасных видов транспорта.

Светлана: Когда нет мощных скидочных акций, как распределяются продажи?

Алексей: «Эйр Астана» в первой тройке, но не всегда по количеству билетов она у нас первая. Есть еще Трансаэро, Скат, Бек Эйр.

Светлана: Люди всегда в первую очень смотрят на стоимость, когда выбирают рейс? Или имеет значение перевозчик?

Алексей: Перевозчик в принципе имеет значение, но по большому счету люди выбирают по ценам и удобству стыковок. Хотя, конечно, есть и фанаты авиакомпаний.

Свежее из этой рубрики
Loading...