Как консолидация банков повлияет на финансовый рынок?

Дмитрий Мазоренко, Vласть

В предыдущие два года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев регулярно ставил перед правительством и фондом «Самрук Казына» задачу по выходу государства из акционерного капитала банков. В конце 2009 года во время волны мирового кризиса, тогдашний председатель правления «Самрук Казына» Кайрат Келимбетов заявил о покупке фондом 75% акций БТА банка (затем фонд увеличил их объем до 97,3%), 21,26% Казкоммерцбанка, 26,81% Халык банка, а немногим позже приобрел 76%-ную долю в Альянс Банке и 79,9%-ную долю в Темирбанке.

Приобретение крупных мажоритарных долей в банках должно было помочь им с реструктуризацией финансовых обязательств перед иностранными кредиторами. После того, как в 2010-2012 годах экономика Казахстана стала вновь показывать рост, а состояние финансового сектора начало улучшаться, в 2013 году президент распорядился о постепенном сокращении госдоли и окончательном выходе из акционерного капитала БВУ. До этого в 2011 году основные акционеры Халык банка выкупили долю фонда «Самрук Казына».

Попыткой сокращения участия государства в банках стало предложение, сделанное Халык банку в начале 2013 года. Тогда Самрук-Казына предложил его руководству обменять государственную долю в БТА на пенсионный фонд Халык банка, которому предстояло прекратить свою работу из-за реформирования пенсионной системы. Впрочем, во второй половине 2013 года менеджмент Халык банка отказался от предложения и заявил о прекращении переговоров.

Однако позднее в Самрук-Казына все же нашли способ выполнить поручение президента. В октябре 2013 года фонд достиг предварительной договоренности с акционером ForteBank Булатом Утемуратовым о продаже принадлежащей государству доли в Темирбанке и части доли в Альянс Банке. В конце года стороны заявили о завершении переговоров, и Утемуратов приобрел 79,88% акций Темирбанка и 16% Альянс Банка.

Параллельно с этими переговорами Самрук-Казына достиг предварительной договоренности о приобретении госдоли БТА с Казкоммерцбанком и бизнесменом Кенесом Ракишевым. В середине 2014 года стороны заявили о завершении сделки, и фонд передал новым акционерам по 46,5% доле в банке. Казкоммерцбанк, согласно договору доверительного управления, также получил оставшуюся у Самрук-Казына долю в БТА в 4,26%.

Новые акционеры банков в первой половине этого года пришли к решению о слиянии банков: Казкоммерцбанк решил консолидироваться с БТА, а Альянс Банк и Темирбанк с ForteBank.

После этого, в сентябре 2014 года рейтинговое агентство Standard & Poor’s заявило, что из-за новых требований к капиталу, которые Национальный банк установил в июле этого года, в банковском секторе Казахстана возможен рост сделок по слиянию БВУ. Эта новость была встречена экспертами неоднозначно.

Одни посчитали, что стабильность финансового сектора будет сомнительна, в случае, если крупные банки начнут скупать более мелкие. Другие же восприняли этот прогноз более воодушевленно, указав на то, что объединяться, скорее всего, будут мелкие и средние банки, и это только улучшит качество игроков и сократит их количество, которое остается достаточно высоким для такого небольшого рынка.

Vласть, поговорив с экспертами и топ-менеджером одного из консолидирующихся банков, попыталась определить основные положительные и отрицательные стороны от слияния банков как для потребителей и игроков, так и для экономики в целом. Практически все собеседники разделили мнение, что процесс хоть и сложный, но перспективный.

Ануар Ушбаев, управляющий партнер Tengri Partners, объяснил Vласти, что в мировом опыте существует общее наблюдение, когда после слияния, банки улучшают эффективность по части затрат: «Однако стоит понимать, что консолидация сама по себе, к примеру, никак не решает вопросы валовых размеров проблемных займов. Результирующий эффект слияния двух банков неоднозначен – если большой и относительно эффективный банк поглощает меньший по размерам не особо успешный банк, то вероятность положительного исхода велика, поскольку проблемный банк достается покупателю по выгодной цене несмотря на наличие инфраструктуры и клиентской базы, а поглощенная структура оснащается более эффективным управлением и стандартами процедур. Если же сливаются две неэффективные структуры, то позитивный результат намного менее предсказуем».

К улучшению экономической эффективности, по словам Ушбаева, банки приходят несколькими основными способами - либо через снижение ожидаемых затрат, либо через увеличение ожидаемых доходов. Снижение затрат банка может быть связано с экономией от уменьшения затрат банка на обслуживание одного клиента из-за увеличения размера операций, с экономией от диверсификации, с заменой неэффективного менеджмента и процедур, включая управление рисками, а также с возможным улучшением доступа к рынкам капитала.

Увеличение же доходов объединенного банка может быть вызвано ростом и улучшением клиентской базы, расширением спектра услуг, увеличением географической представленности и рыночной доли, а также с облегчением способов привлечения клиентов.

Тем не менее, Ушабаев отмечает, что участие государства в этом вопросе особенно важно «Процесс стандартизации процедур контроля и риск-менеджмента, слияния банковских балансов, тренинга кадров и других составляющих, является затратными, и эти затраты имеют высокую вероятность быть переложенными на клиентов банка».

В целом же эксперт отмечает, что консолидация скорее нужна первой десятке банков Казахстана, чтобы в будущем составлять конкуренцию международным финансовым игрокам. Но при слиянии банков регулятор должен отчетливо понимать степень влияния банков на структуру системных рисков и на финансовую стабильность сектора, что особенно актуально на фоне недавнего дефолта БТА.

Председатель правления ForteBank Гурам Андроникашвили считает консолидацию достаточно хорошим решением для рынка и игроков: «Это очень хорошее решение, поскольку оно приводит к увеличению эффективности организации, которая перетекает в уменьшение стоимости продуктов для конечного потребителя. К примеру, в Альянс Банке, ForteBank и Темирбанке у нас установлено три IT системы, за обслуживание которых мы платим. Консолидация же приведет к сокращению систем до одной, и это значительно уменьшит наши расходы. А уменьшение расходов напрямую повлияет на потребителя, для которого уменьшатся комиссии, тарифы, ставки, и т.д. В укрупненном банке также легче с менеджментом, поскольку его качество улучшается из-за возможности привлекать более квалифицированные кадры».

Среди минусов консолидации Андроникашвили отметил возможное появление нескольких крупных акционеров: «Лично нам повезло, что у нас будет один крупный акционер в банке с большим опытом в этом секторе. Но в другой ситуации крупных акционеров может быть несколько и здесь часто случается так, что у них нет единого видения и единой стратегии функционирования банка. И со временем это отражается на его развитии и процессе обслуживания клиентов».

В целом же глава ForteBank уверен, что регулятор должен искать баланс и позволять появляться крупным институтам, поскольку они имеют больше возможностей инвестировать в риск-менеджмент и другие функции, которые поддерживают стабильность банка и системы. Но с другой стороны, рынок должен быть диверсифицированным, поскольку если на нем будет функционировать лишь один игрок, и его положение резко ухудшится, под угрозой может оказаться весь финансовый сектор. Андроникашвили также отметил, что нынешнее количество игроков вполне оптимальное для казахстанского финансового рынка.

Подытоживая аргументы экспертов, главный экономист по Центральной Азии Европейского банка реконструкции и развития Агрис Прейманис, указал на мировой опыт, который показывает, что слияние банков сложный и проблематичный процесс: «Интеграции систем, гармонизация процедур, оптимизация структуры менеджмента и рабочей силы – это лишь часть сложностей, с которыми встречаются банки. Успех будущих консолидаций критически зависит от степени вовлеченности менеджмента в процесс слияния подразделений, а также их решимости в том, чтобы довести интеграцию до конца. Но преимущества от консолидации, если она будет проведена правильно, довольно существенны».

Он отметил, что у банковского сектора Казахстана все еще имеются значительные проблемы с высоким уровнем неработающих кредитов, эффективностью корпоративного управления и недиверсифицированным коммерческим фондированием. Тем не менее Прейманис убежден, что казахстанский финансовый рынок имеет значительный потенциал роста и будет продолжать играть центральную роль в поддержке диверсификации экономики Казахстана и улучшении доступа отдельных компаний к различным банковским услугами.

«Сектор также может стать прибыльным. Но чтобы достичь этого, коммерческие банки и Национальный банк должны работать согласованно. Будущий процесс консолидации может помочь банкам. Он позволит увеличить объемы, эффективность и доступ к финансированию. Но улучшения наступят только в том случае, если весь процесс будет подкреплен ключевыми структурными реформами по кредитованию и корпоративному управлению», - заключил эксперт.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...