Подарки для президентов

Айсулу Тойшибекова, фотографии Жанары Каримовой

Несколько лет назад самоучка Сергей Нескромный открыл мастерскую гравировки по коже. Постепенно бизнес разросся, и теперь здесь делают подарки для президентов. Сам мастер уже уехал из Казахстана, но его дело продолжают ученики.

Мастерская образовалась шесть лет назад на базе типографии. Сергей Нескромный изначально занимался полиграфией, но поскольку он всегда искал что-то новое, то решил попробовать поработать с кожей. Так на базе типографии появился небольшой уголок, где люди стали заниматься гравировкой. К тому же типография стала сталкиваться с тем, что клиенты нередко просили сделать переплет для книг, а он всегда стандартный: обложка и все. Шесть лет назад Сергей решил сделать что-то объемное и необычное. Изучил в интернете как люди оформляют издания, брал видеоуроки, изучал инструменты, техники.

Практически все инструменты делались вручную здесь. Потом уже стали заказывать в интернет-магазинах. Уже через год у Сергея стали появляться хорошие вещи, стали поступать заказы с использованием гравировки.

Руководитель мастерской Олег Волков:

— Я попал в мастерскую случайно. Пришел в типографию подсобным рабочим, даже не знал, чем я буду в дальнейшем заниматься. Где-то спустя полгода я сам стал пробовать гравировать. Получалось неплохо, потому что часто подглядывал за тем, как Сергей работает. Лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать.

— На данный момент типографии уже нет. Сам Сергей полгода назад переехал в Болгарию, но производство не остановлено, я веду его мастерскую в качестве исполнительного директора. В коллективе всего пять человек, поэтому я себя и не чувствую директором, не нравится мне это слово. С Сергеем мы постоянно поддерживаем связь, потому что он всегда может создать дизайн или орнамент для заказа, ведь он по натуре художник. Мне в этом плане трудно, я делаю хорошие копии, в точности, а вот нарисовать что-то свое – никак.

— Наши клиенты абсолютно разные – от самых простых людей, которые могут купить себе портмоне или кошелек, вплоть аппарата президента. У нас часто заказывают подарки на различные мероприятия. Например, четыре телеканала в один год заказали у нас футляры для дисков. Бывало, что приходили и говорили: «Приезжает Владимир Путин, нужно сделать подарок». А недавно с визитом в Казахстане был президент Франции, мы сделали два диплома – один для Назарбаева, другой для Олланда.

Самые дорогие изделия – это вещи, выполненные в единственном экземпляре, стоят около 200 тысяч тенге. Делали мы как-то седло на заказ. Сергей продал его за 6 тысяч долларов, а потом сказал, что следующее будет стоить 10 тысяч, потому что седла зарубежных мастеров на аукционах стоят 20-60 тысяч долларов. Седло было очень сложно собрать. Я считаю, что это высший пилотаж в этом ремесле, потому что очень сложные выкройки, их нужно собрать, натянуть кожу.

Олег отмечает, что кризис уже чувствуется — дорогостоящих заказов уже практически нет, люди стараются заказать что-нибудь более бюджетное. Например, портмоне, цены на которые начинаются от 10 тысяч тенге.

Как выяснилось, самая действенная реклама — отзывы клиентов. Иногда сотрудники мастерской работают на выставках, но опыт показал, что это не очень действенно.

Юлия Трофимова, мастер: Поначалу мы ходили на выставки, а сейчас мы понимаем, что это не дает нам ни роста, ни прибыли. Если выставляться, то тогда уж лучше ездить на международные выставки.

Олег Волков: Работа тяжелая и кропотливая, прошло 6 лет, и конкурентов у нас практически нет. Все другие мастера – это выходцы из нашей мастерской, ученики Сергея. Их немного, человека 4. Раньше мы проводили обучающие занятия по работе с кожей, одно занятие стоило 4000 тенге. Месяца за три до нового года было много желающих. Сейчас группы нет, потому что я поставил высокую цену. Ее я поставил по одной простой причине – времени очень мало, я могу учить только после работы, примерно с 6 часов вечера и до 9. Я отказывался вести занятия, потому что у меня катастрофически не хватало времени. Я сидел до 9-10 ночи, добивал хвосты по заказам.

Олег показывает готовые книги – Тору и Коран. Сделать кожаный переплет на такое издание обойдется в 35-40 тысяч, более усложненная версия с замками стоит около 80 тысяч тенге.

— Книги мы не печатаем, заменяем заводскую обложку своей, и переплетаем. У нас ценят ручную работу, иначе бы не покупали за те деньги, которые мы просим. Но очень важно не стоять на месте, нужно придумывать что-то новое и оригинальное, постоянно расти. Тогда это дело не канет в Лету. У нас есть два направления – барокко и шеридан. Вся гравировка строилась на этих двух стилях. Заказы шли и продолжают идти в национальном стиле. Национальный стиль – это наш казахский орнамент, но он плоский, в нем нет объема. Мы первые придали ему объем, может кто-то и раньше пытался, но в изделиях мы это сделали первые.

Есть два варианта развития этого дела. Можно организовать здесь фабрику по принципу Китая – делать десятками и сотнями одинаковые изделия. Да, это ручная работа, но уже и не эксклюзив. Но мы выбрали второй вариант: сделали ставку на создании штучных вещей, которые не будут выставляться где-то в магазине. Поэтому коллектив не разрастается, нам достаточно имеющихся заказов на эксклюзивные вещи. Это относительно прибыльно, но никто из нас не ездит на джипах. Да, цены дорогие. Практически за одно изделие человек может отдать всю зарплату, если речь идет о 120 тысячах тенге. Например, шкатулка под Коран оценивается в 100-120 тысяч. Цена складывается от стоимости сырья и вложенного мастером труда.

Мы пробовали делать обувь, но не пошло, потому что кожа не выдерживает носки.

В мастерской есть еще одно интересное направление — производство бумаги ручного литья. Стоимость одного листа формата А4 – 400 тенге.

— Мы освоили водяной знак, технологию не можем вам раскрыть, это маленькая тайна, - говорит Олег. - Хочется быть единственными. Сергей пытался лить бумагу изо всего – из крапивы, льна. Из чего мы только не лили! Вся технология как в древности. Мы используем обрезки бумаги из типографии. Бумажная масса размачивается, разбивается на волокна, и отливается заново. Как правило, эта бумага для пригласительных, либо для поздравлений. Это не основной наш заработок, потому что большим спросом ручная бумага не пользуется.

В конце беседы Олег не исключает, что мастерская может заняться чем-то новым для себя:

— Сложно сейчас предугадать, куда нас может занести. Однозначно хочется вырасти в уровне, в качестве, осваивать новые технологии. Мастерская запросто может перерасти в нечто другое.

Свежее из этой рубрики
Loading...