• 5607
Права человека не в почете у бизнеса – исследование

Ирина Медникова, специально для Vласти

Из семи направлений Корпоративной ответственности в казахстанских компаниях наилучшим образом представлена благотворительность и развитие местных сообществ, и наихудшим образом – права человека. Об этом свидетельствуют данные case-study «Центра исследования правовой политики» (LPRC) «Практики корпоративной социальной ответственности 30 компаний, работающих в Казахстане».

Исследование было проведено в начале этого года методом case-study, его объектом стали 30 случайно выбранных национальных, частных и международных компаний (по 10 в каждой группе). Компании выбраны из различных сфер деятельности: добывающие, оказывающие услуги, производящие и продающие товары, медийные, финансовые.

«В рамках обзора был проведен анализ веб-сайтов, где оценивались, с одной стороны: наличие отдельных вкладок «корпоративная социальная ответственность» и другие обозначения, подразумевающие деятельность компании в сфере КСО, а также их содержание, – рассказала директор Центр исследования правовой политики (LPRC) Татьяна Зинович. – С другой стороны, оценивалась степень представленности основных направлений КСО в компании и их содержание: проекты, реализованные на протяжении последних 3 лет».

Как показало исследование, корпоративную социальную ответственность, как отдельное направление деятельности, выделяют в секторе национальных: 7 организаций из 10, в секторе частных: 4, и в секторе международных представительств – 7 из 10.

Кадры и экология решают все

Как рассказали организаторы исследования, на сайтах 7 из 10 компаний представлена Корпоративная социальная ответственность, как отдельное направление деятельности. Это крупнейшие национальные добывающие компании, производители услуг, а также финансовые операторы. Здесь обязательными направлениями работы компании видят поддержку собственных кадров, профсоюзы или омбудсмена, а также экологическое направление.

5 из 10 компаний имеют или спонсорские и благотворительные направления деятельности или собственные корпоративные/общественные/ благотворительные фонды. Развитие сообщества, как более глубокая и направленная деятельность компании, не заявляется в приоритетах и направлениях.

В деятельности банков и СМИ с участием государства корпоративная социальная ответственность не нашла своего отражения: не обнаружено соответствующих вкладок на сайтах, как не найдено и упоминаний о мероприятиях, направленных на поддержку или развитие сообщества.

Напротив, хорошо визуализирована КСО в компаниях, управляемых государственным фондом ФНБ «Самрук Казына»: например, АО «НАК Казатомпром», АО «Казпочта». КСО здесь отражена на сайтах в похожем стиле и содержании: в теории хорошо прописаны стратегии и политики, блоки КСО похожи между собой, и даже в структуре сайта поданы одинаково, но практика выглядит в разных компаниях по-разному.

«Практика зависит от менеджмента организации: если руководство понимает КСО глубже, чем благотворительность, на практике мы видим разнообразные проекты и детальные отчеты, – добавляет г-жа Зинович. – В настоящее время культура КСО внедряется в национальные компании «сверху», от лица государства и до настоящего момента в наибольшей степени затронула компании, которые связаны между собой, например, управляющим фондом «Самрук Казына».

Не в КСО счастье

В частном секторе только 4 из 10 компаний выделяют КСО как отдельное направление деятельности, более того, 3 из этих 4 компаний – добывающие и производственные гиганты («Казахмыс», «Казцинк» и «ENRC»), работающие на международной бизнес-арене, где КСО стала практически требованием. Четвертая компания – мобильный оператор АО «Кселл», входящий в состав крупнейшего скандинавского телекоммуникационного холдинга TeliaSonera.

В отличие от казахстанских национальных компаний, здесь компании отделяют заботу о своем собственном персонале от развития сообщества, и видит во втором одно из направлений корпоративной социальной ответственности. В основном это два крупных направления, совпадающее у всех: местное население и окружающая среда. Также выделяется безопасность персонала и свобода выражения мнений.

Благотворительность представлена в меньшей степени, что также отличает эту категорию компаний от предыдущей.

Однако, как показало исследование, направление «развитие сообщества» не всеми компаниями понимается в достаточной мере хорошо и отражается на практике. Например, на сайте компании «Казцинк» наименее содержательной является вкладка «Развитие сообщества», где компания сообщает, что ведет постоянную работу по росту местной доли в закупках, их мониторингу, поддержке отечественных товаропроизводителей и довела ее до 65 %, но на этом информация заканчивается.

В то же время исследователи заметили, что рубрика «Благотворительность» этой же компании выглядит куда более наполненной: здесь описано 4 самостоятельных проекта: «Детсад», «Подари ребенку сказку», «Елка исполнения желаний», «Приюты».

«Здесь мы видим и деятельность, и некоторые индикаторы (фотографии), и потраченные суммы, но не видим сроков исполнения работ и самое главное – системности работы, – это разовые проекты», – говорит эксперт.

Авторы исследования также отметили, что отсутствие направления КСО в структуре сайта и в публичных документах компании еще не говорит о том, что этих политики и практики нет совсем.

«ТОО «КаР-Тел» с брендом Beeline в 2014 году поддержало внесение казахского языка в Google Translate, а также регулярно предоставляет бесплатный доступ к интернету нуждающимся слоям населения, не имея при этом раздела КСО на сайте», – привела пример Татьяна Зинович.

КСО есть, но далеко…

В блоке международных представительств 7 компаний из 10 имеют на своих сайтах вкладки, посвященные КСО. В терминологии здесь наблюдается наибольшее разнообразие: корпоративное гражданство, корпоративная ответственность, принципы компании, устойчивое развитие, социальная ответственность, развитие сообществ, и эти термины, безусловно, демонстрируют глубину понимания КСО и приоритетность некоторых его направлений.

Сложность мониторинга в блоке международных компаний заключается в том, что ряд компаний не имеют местных сайтов, или на их сайтах представлена лишь общемировая информация о КСО компании, не давая детальной информации именно по Казахстану.

«Также частные и международные компании не делают детальных отчетов по каждому проекту на своих сайтах, перечисляя, что сделали за год или даже десять лет, и какую общую сумму потратили, – добавляет эксперт. – Например, компания «Шеврон» пишет: «С 2006 года Chevron помогла более чем 700 детям-сиротам и студентам школы-интерната в Алматы, Астане и Атырау выбрать их будущие профессии, а также приобрести жизненные навыки на основе ранней профессиональной ориентации». Или: «Chevron спонсирует ежегодный конкурс, который поощряет молодых людей по всей стране, чтобы создать бизнес, направленный на решение экологических проблем. В таких отчетах не хватает «человеческого лица», историй бенефициариев и измеримых результатов проектов с их социальным эффектом».

Права человека – на последнем месте

В рамках исследования отмечено 46 наиболее удачных проектов и практик казахстанских компаний в области КСО, в которых направления отразились следующим образом:

*Один проект может относится к нескольким сферам одновременно.

Наиболее представленная область: благотворительность (25 из 46 проектов) – это преимущественно разовая поддержка социально-незащищенных слоев населения: мероприятий образовательного, развлекательного характера для детей-сирот, детей-инвалидов, детей из малообеспеченных семей, поддержка талантливой молодежи через конкурсы и гранты, покупка подарков и так далее

На втором месте находится развитие сообществ (23 из 46) – сюда относятся проекты, которые в отличие от благотворительности создают устойчивость для получателей услуг: это строительство и реконструкция инфраструктурных объектов (школ, детских садов, спортивных стадионов), профориентационная и мотивационная образовательная работа со школьниками и студентами, выделение грантов на научные исследования и разработки, развитие казахского языка и разноязычной современной литературы, вклад в развитие МСБ.

С большим отрывом на тем не менее на третьем месте – права потребителя (4 из 46): здесь можно отметить такие проекты, как обновление оборудования для снижения вероятности катастроф и несчастных случаев на работе, повышение качества обслуживания, забота о потребителях из социально-уязвимых категорий, как, например, пенсионеры, а также забота о качестве продукта, если это продукты питания (неиспользование ГМО) и так далее.

На четвертом месте – окружающая среда: 3 проекта из 46. Это покупка нового современного оборудования для снижения негативного влияния на природу, и только в одном случае: строительство объекта по производству возобновляемой энергии.

На пятом месте трудовые практики: 2 проекта из 46. Здесь отмечены проекты по развитию персонала: создание лидерских программ и программ повышения квалификации.

Шестое и седьмое место – по одному примеру – заняли корпоративное управление и МСБ.

«Хотя корпоративное управление в теории – наиболее представленное направление и есть на сайте почти каждой компании, в практике исследования было отмечено только одно событие: АО «Казмунайгаз» объявило о достижении показателя в 50% независимых директоров в структуре своего управления», – отметили организаторы исследования.

Права человека и честная конкуренция – 0 примеров, это области практики, где не было отмечено ни одного проекта в рамках данного исследования.

Как отметила директор LPRC Татьяна Зинович, для большинства казахстанских компаний КСО сегодня – это благотворительность и вклад в развитие сообщества, который, однако, пока не системный.

«Казахстанский бизнес находится на стадии осознания корпоративной социальной ответственности. Культура и практика КСО пока характерна лишь для крупных компаний, многие из которых добывающие или производственные, и в то же время являются участниками международных деловых отношений, биржевой торговли где КСО стала необходимым требованием, – подытоживает директор организации, – процесс осознания КСО в большей степени проявляется в своей первой стадии: разработки стратегий, принципов и политик КСО, которые формулируются и предоставляются на сайтах для широкой общественности».

В то же время она выразила озабоченность, что в казахстанских компаниях наиболее развиты направления КСО в сфере развития общества и благотворительности – там, где получателем услуг и благ являются целые группы населения, но те направления, где под риском нарушений может оказаться отдельный человек, не представляют нам механизмов и практик по защите.

«Это права человека, трудовые практики и права потребителя. В этих сферах, несомненно, происходит множество конфликтов между руководством бизнес-компаний и человеком, которые остаются скрытыми и не отраженными в политиках и практиках компаний», – подчеркнула эксперт.

Свежее из этой рубрики
Loading...