Важная и интересная литературная документалистика
Актуальные книги этой весны: тоталитаризм, тюрьма, отсутствие воли, надежды на оттепель и лукавые цифры
ФОТО ЖАНАРЫ КАРИМОВОЙ

Данияр Молдабеков, специально для Vласти

Последний месяц – что в Казахстане, что в соседних странах – не давал особых причин для общественного оптимизма: очевидное «закручивание гаек», аресты, допросы, блокировка мессенджера Telegram – все это наводит на не самые радушные размышления. Тем более актуально почитать и подумать о том, куда ведет та дорога, которую, судя по всему, выбрали власти. В нашем свежем книжном обзоре – пять документальных книг; среди них –заметки о российской (то есть, родственной нашей) пенитенциарной системе от Ольги Романовой, сборник эссе Александра Гениса и Петра Вайля о советских 60-х, «архивная драма» Льва Симкина о начале Холокоста, пособие «Как врать при помощи статистики», которое поможет от лжи защититься, и трактат трехгодичной давности, но большой актуальности от Сэма Харриса о свободной воле (которой, по его мнению, нет вовсе).

«Русь сидящая» Ольги Романовой

Автор: российская журналистка и правозащитница.

Вкратце: Столкнувшись с российской тюремной системой на своем опыте (ее муж отсидел четыре года), Романова уже много лет, начиная с 2009-го, активно пишет о зеках и помогает им. «Русь сидящая» – это сборник реальных историй о заключенных и их родных; однако реалии постсоветских тюрем и СИЗО таковы, что иной раз, увлекшись, забываешь, что перед тобой документальные тексты, а не сборник сюрреалистических рассказов в духе в духе Андре Бретона или Бориса Виана. Это впечатление подкрепляется тем, что Романова пишет с легкой и сочувственной иронией: ужас, вызывающий слезы, соседствует с неудержимым смехом. Что, впрочем, тоже неплохо: сдается, юмор – это одно из немногих утешений, как для тех, кто уже попал под каток евразийского правосудия, так и для тех, кому это еще предстоит. А зарекаться в наших условиях нельзя никому, что явно следует из опыта тех людей, о которых Ольга Романова написала столь талантливо.

Иллюстрации к сборнику нарисовал Олег Навальный, отбывающий сейчас срок брат российского оппозиционного политика Алексея Навального.

Цитата: «Петруша, конечно, не сдался. Вызвал дружочка с тюремным опытом, справившего себе по выходу большой внедорожник, и разработали они план побега Тани-Снежаны из РОВД. Внедорожнику в этом плане было отведено место ключевое, почетное, но грустное: он должен был своим телом закрыть беглянку от погони и пожертвовать собой. Дружочек Петрухин горевал о судьбе своего новенького аппарата, но крепился и вида особо не подавал, войдя в азарт предстоящей погони. Для уведомления Тани-Снежаны о плане побега ей в обезьянник РОВД была передана передача, которая среди прочего включала пакет с соком, куда был аккуратно вложен замотанный в целлофан мобильник. Но мобильник Таня так и не нашла, и Петруха отменил план побега: внедорожник остался цел и ребята пошли пить пиво до разъяснения обстоятельств. Обстоятельства разъяснились быстро: Таню-Снежану отправили в женское СИЗО, и Петруха пошел получать статус защитника для посещения своей подопечной. Умеючи-то дело это не слишком сложное, и вот Петруха нарисовался в СИЗО, фиг сотрешь. — Да подумаешь, всего-то часа два мне на тюрьме бигуди вкручивали и лоб хмурили, и прошел. Она-то думала, что к ней адвокат прошел, а он и не чесался. А как увидела меня, руками-то замахала: “Прячься, Петя!” — думала, что я в тюрьму пролез нелегально».

Издательство «Corpus», 2018


«Как лгать при помощи статистики» Даррела Хаффа

Автор: американский методист, журналист и писатель.

Вкратце: ложь в XX веке стала куда более изощренной, а в наше столетие ситуация изменилась не сильно: цифры, преподносимые с вразумительной интонацией, создают впечатление достоверности, а в умелых (тем более, во властных) руках это и вовсе мощнейшее оружие. Многие – очень многие – привыкли относиться к цифрам как к чему-то сакральному, как к показателю объективности. Труд Хаффа на многих примерах доказывает, что статистика вещь не просто лукавая, но и крайне лживая, что это манипуляционный инструмент похлеще любой пропаганды и даже тончайшего пиара. Кроме того, она очень живо написана – Хафф многие годы трудился журналистом, – а годы, разделяющие момент выхода оригинала (1954) и русский перевод никак на ее качестве не отразились. Разве что примеров лжи стало больше, но алгоритм остался прежним. Я бы оценил эту книгу на 7-8 баллов.

Цитата: «Средний выпускник Йельского университета 1924 г. зарабатывает $25 111 в год» — это было опубликовано однажды в журнале Time в ответ на какой-то материал, вышедший в нью-йоркской газете Sun. Ну что ж, зарабатывает — вот и молодец! Но погодите-ка. А что, собственно, означает эта внушительная цифра? Будет ли она, как это кажется на первый взгляд, свидетельством того, что, если вы отправите своего отпрыска учиться в Йельский университет, вам уже не придется работать на старости лет (да и ему тоже)? Уже при первом настороженном взгляде на эту цифру бросаются в глаза две особенности. Сама цифра на удивление точна. И потом, она неправдоподобно велика. Маловероятно, чтобы средний доход любой сколько-нибудь обширной группы был бы известен с точностью до последнего доллара. Не так уж вероятно, чтобы вы с такой же точностью могли бы сказать, каким был ваш собственный доход в прошлом году, разве что весь он был получен исключительно за счет зарплаты.

Издательство «Альпина Паблишер», 2018


«Его повесили на площади победы» Льва Симкина

Автор: юрист, историк и публицист, специализирующийся на архивах, связанных с преступлениями нацистов и Холокосте. Архивная драма (такой у книги подзаголовок) – уже третья книга Симкина на эту тему; первая, «Полтора часа возмездия», посвящена жертвам Холокоста, вторая, «Коротким будет приговор», рассказывает о пособниках нацистов и коллаборационистах.

Вкратце: третья книга Симкина, тем временем, посвящена началу Холокоста. По данным Симкина он начался в 1941, после нападения Третьего Рейха на СССР; разумеется, гонения против евреев начались еще в Германии, сразу после прихода нацистов к власти, концентрационные лагеря тоже появились до начала реализации плана Барбаросса. Но массовые уничтожения евреев, согласно документам, с которыми работал автор, начались именно в 1941 году, а главным палачом, руководителем этого кошмара выступил Фридрих Еккельн –обергруппенфюрер СС, генерал войск СС и полиции, высший фюрер СС и полиции на Юге и Севере оккупированных территорий СССР. Именно ему и посвящена большая часть книги; автор касается и других тем, с каждой из которых так или иначе связан Еккельн – здесь есть истории мучеников, беглецов и жертв так называемого Лебенсборна, организации нацистов, в рамках которой с оккупированных территорий вывозились дети «арийского происхождения» для их воспитания в духе национал-социализма. Среди прочих источников Симкин использовал американские и германские архивы.

Цитата: «Если вы думаете, что эсэсовцы состояли, как нас учили, сплошь из тупых лавочников, то ошибаетесь. 6 из 15 командиров айнзатцгрупп и айнзатцкоманд на востоке имели докторскую степень, половина из 14 участников Ванзейской конференции были докторами права. Среди 23 эсэсовцев, осужденных в 1948 году американским трибуналом в Нюрнберге (в их числе командиры айнзатцгрупп Отто Олендорф и Гейнц Йост), были экономисты, адвокаты, архитектор, оперный певец, дантист и даже бывший священник. И все, представьте, многословно доказывали судье Майклу Масманно (тот потом написал об этом целую книгу), что к евреям не питают и не питали никакой ненависти, просто действовали по приказу, старались производить казни милосердно, с одного выстрела в затылок, и сами страдали, выполняя адскую работу».

Издательство Corpus, 2018


«Свобода воли, которой нет» Фрэнка Харриса

Автор: американский философ, нейробиолог и публицист; автор бестселлеров по версии The New York Times, таких, например, как «Конец веры» , «Письмо к христанской нации» и «Моральный ландшафт».

Вкратце: Харрис решительно опровергает саму концепцию свободной воли; будучи не только мыслителем, но и нейробиологом, он настаивает, что свободный выбор – это иллюзия. По Харрису, даже выбор напитка диктует нам не наша воля, а механизмы в мозге и бессознательные импульсы. Если же вам (как, например, мне) по каким-либо причинам претит сама мысль о том, что ваша воля несвободна, то труд Харриса можно читать как – позволим себе обозначить новый жанр – нейро-экзистенциальный хоррор. Книга вышла в 2015 году, но в свете того, что на нашу волю, вне зависимости от нейронов, пытаются все активнее влиять извне, она становится еще более актуальной.

Цитата: «Представим себе идеальное устройство, позволяющее визуализировать функции и биохимические характеристики мозга, а также отмечать и расшифровывать малейшие изменения в мозговой деятельности. В лаборатории вы целый час думаете о чем угодно и делаете что угодно — исследователи, сканирующие мозг, прочитают все ваши мысли еще до их появления и предскажут все ваши поступки. Например, ровно через 10 минут и 10 секунд после начала эксперимента вы решили взять журнал со столика. Однако сканер регистрирует активность вашего мозга еще раньше, через 10 минут и 6 секунд после начала, — и экспериментаторы даже заранее узнают, какой вы выберете журнал. Некоторое время вы читаете, затем вам становится скучно и вы откладываете журнал в сторону. Экспериментаторы получили сведения о том, что вы перестанете читать, еще за секунду до того, как вы оторвали глаза от страницы, и могут даже назвать последнее прочитанное».

Издательство «Альпина Паблишер»


«60-е. Мир советского человека» Петра Вайля и Александра Гениса

Авторы: Советские, затем – американские русскоязычные публицисты, журналисты и писатели; друзья и коллеги Сергея Довлатова.

Вкратце: Как следует из названия, книга посвящена 60-м годам в СССР, важному десятилетию, которое началось надеждой на социально-политические и культурные перемены, а закончилось как всегда. В сборнике затронуты, пожалуй, все важнейшие темы 60-х, когда на Западе гремели сексуальная и культурная революции, а в СССР – сначала поэты, затем танки, идущие на Прагу: здесь и Куба, и Америка, и юмор того периода, конечно, литература, Солженицын, дессидентство. Поклонникам творчества Гениса и покойного Вайля книга понравится наверняка: попытка понять самую суть обозначенных явлений, разбавленная старомодным (а на чей-то взгляд, вероятно, старым-добрым) юмором в духе перепившей дешевого портвейна богемы того периода.

Цитата: «В отличие от Есенина, который хотел «задрав штаны бежать за комсомолом», Евтушенко сам вел комсомол и всю передовую общественность страны. К слову говоря, ему трудно было бы задрать штаны: тогда поэты были во всем первыми — брюки у них были самые узкие, идеи самые прогрессивные, слова самые смелые. Один западный корреспондент, завороженный трибунным чтением Евтушенко, сказал, что он мог бы возглавить временное правительство. Наверное, это так — но лишь по форме, не по содержанию. По содержанию Евтушенко преобразователем и революционером не был. Он шел в фарватере эпохи, которая требовала лозунга. И толпа, которая всегда слышит громогласный призыв, а не отданный вполголоса приказ, смотрела снизу вверх на своего лидера — поэта».

Издательство «Corpus», 2018

Репортер интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики
Loading...