• 4062
Власть канцлера Меркель в Eвропе слабеет

Команда Der Spiegel: Николаус Блоум, Вайт Медик, Питер Мюллер, Рене Пфистер, Кристиан Рейерманн, Мэтью вон Рор, Грегор Петер Шмитц, Кристоф Шульт и Геральд Грауфеттер.

На протяжении нескольких лет канцлер Германии Ангела Меркель оставалась сильнейшим политиком в Европейском Союзе. Но недавно ее хватка власти ослабла. А один из тяжелейших вызовов исходит от ее собственного правительства.


Не так давно вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль совершал поездку по восточной части Франции вместе со своими соратниками по социал-демократической партии. Они остановились в одном провинциальном ресторанчике, чтобы перекусить. Но там их ждал не очень теплый прием: «Если вы, немцы, будете продолжать в том же духе, вы разрушите Европейский Союз», — сказал им владелец заведения.

Застигнутый вросплох, Габриэль еле слышно пробормотал, что не хочет знать, за кого голосовала та женщина на недавних выборах в Европарламент. Вскоре группа уже была вовлечена в активную дискуссию о том, что выиграла французская правая партия «Народный фронт» от той политики строжайшей экономии, которую Германия проводила во многих странах-членах еврозоны во время всеобщего кризиса единой валюты.

Спустя день после обеденного обсуждения Габрэиль (который также является министром экономики Германии) давал интервью журналистам во время своего тура на завод компании «Airbus» в Тулузе. Как заявил тогда Габриэль, европейскую политику нужно заново пересмотреть. «Попытка фокусироваться на чистой экономии провалилась», — заявил он.

Репортеры просто не верили своим ушам. Неужели он правда так сказал? Неужели Габриэль начал отворачиваться от навязанного Пакта стабильности после всех тех лет, в течение которых он поддерживал стратегию в условиях кризиса евро, проводимой канцлером Германии Ангелой Меркель? Неужели он пытается найти повод поссориться с королевой экономии Европы?

Комментарии Габриэля были одним из последних доказательств тому, что крепкая хватка власти Меркель в Европе похоже медленно слабеет. Будучи на протяжении нескольких лет фактическим лидером в Европе — в большей степени вследствие относительно хорошей экономической ситуации в Германии на фоне обвала в других странах континента — Меркель теперь теряет поддержку по ряду вопросов. И в самом деле, со своим поспешным одобрением Жана-Клода Юнкера в качестве главного кандидата в рамках европейской предвыборной кампании, скорее всего она открыла себе путь к постепенной потери собственной власти.

Наступление на Меркель идет с трех флангов. Во-первых, на нее оказывают давление ее соперники внутри Европы. Правительства в Риме и Париже давно считают, что позиция Меркель слишком доминирующая, и что из-за нее Европа двигается в неправильном направлении. Но сейчас, когда лидеры Евросоюза собираются в Брюсселе, есть одна проблема, которая объединяет их всех — несмотря на принадлежность к какой-либо партии: они все склоняются к мнению, что у Меркель слишком много власти.

Во-вторых, у оппонентов Меркель вскоре появится поддержка в верхах Европейской Комиссии. Судя по тому, как складывается ситуация сейчас, есть вероятность, что Жан- Клод Юнкер станет президентом исполнительного органа ЕС. Официально Меркель поддерживает правоцентристского политика из Люксембурга. Но когда дело затрагивает вопрос экономии в Европе и финансовой политики, Юнкер становится «левым» для немецкого канцлера.

Скупой счетовод

И третий фланг — это ее собственное правительство. Репутация Меркель в Брюсселе сформировалась полностью за счет недостаточного количества конкурентов в Германии. Конечно у нее всегда были оппоненты в немецком правительстве. Но никогда не было действительно сильного противника. Сейчас, однако, ее собственный вице-канцлер Зигмар Габриэль — лидер левоцентристских социал-демократов, ее партнеров по коалиции — кажется встает против нее. Он стремится показать себя в качестве человека, который хочет сохранить Европу единой, таким образом выставляя Меркель как скупого счетовода.

Все же в плане Габриэля есть определенный риск. Команда Меркель уже начала обвинять Зигмара в действии против интересов Германии. А наряду с «мягким» функционированием правительства, зависимого от прочных взаимоотношений между канцлером и ее заместителем, раздор в перспективе может превратится в угрозу стабильности всей коалиции канцлера.

И Габриэль знает об этой угрозе. Но верит, что успех европейских популистов правого крыла можно предотвратить, если экономическая ситуация в разрываемых кризисом странах ЕС быстро улучшиться. И он более чем просто счастлив помочь держать контроль над королевой Европы. Это также объясняет, почему он готов формировать альянсы с теми, кто хотел бы, чтобы правление Меркель закончилось. Среди них первым конечно выступает Франсуа Олланд.

Французский президент сильно изменился за время своего двухлетнего пребывания на посту. Из громкоголосого защитника социальных ценностей он превратился в энергичного сторонника экономических реформ. Но в одном вопросе все же он остается тверд: он верит, что Пакт стабильности, который накладывает жесткие ограничения на бюджеты стран-членов ЕС — ерунда.

У себя внутри страны Олланд вместе с новым премьер-министром Мануэлем Вальсом собираются реализовать представленную ими программу реформ, цель которой предоставить французским компаниям поддержку в размере 40 миллиардов евро ($54 миллиарда). Но они также прекрасно осознают: после того, как партия Народного фронта получила 25% голосов на выборах в Европарламент в мае, они не могут вести себя так как раньше. Экономический рост является первоочередной задачей. Поэтому в Париже нацелены на более «гибкий» подход к положениям Пакта стабильности. По мнению Олланда курс Меркель на строжайшую экономию является противоречивым.Он хочет, чтобы инвестиции вкладывались в энергетику, исследования и технологии, а не сокращались, когда дело доходить до сокращения дефицита бюджета.

Для лидера социалистов Олланда ослабление действия Пакта стабильности может стать победой над «нео-либеральной» Германией. И эта ситуация также может помочь ему продвинуть свой комплекс реформ через парламент.

Внутренние дебаты в Берлине

Меркель с ходу отвергла внесенное предложение. Но французы не были напуганы этим. Источник в правительстве в Париже рассказал, что у них сформировалось впечатление, что в самом правительстве Германии идут внутренние дебаты. В прошлую субботу лидеры из числа европейских стран встретились в Париже — встреча кстати была организована Габриэлем — и пришли к соглашению о том, что положения Пакта стабильности должны быть более гибкими в целях поддержания дальнейшего роста.

А это даже хуже для Меркель. Теперь у нее есть несколько оппонентов внутри ЕС. Когда два года назад голландцы впали в состояние рецессии, они внезапно смягчили свое мнение по поводу курса на строгую экономию. Так как голландский министр финансов Джероен Дейсселблум является главой Еврогруппы, он играет роль своего рода посредника между странами, выступающими за политику экономии (к которым, к примеру относится Германия), и остальными членами ЕС — которые хотели бы послабления в существующих правилах. Финляндия также отошла от своей ранее поддерживаемой позиции по отношению к политике экономии.

Но самый опасный противник Меркель — это Матео Ренци. В отличие от Олланда, итальянский премьер-министр не славится репутацией социалиста старой школы. Он одержал победу на европейских выборах в Италии несмотря на свое заявление о намерении продвинуть реформы. Хотя в настоящий момент комплекс реформ — как и в случае с Францией — еще не принят.

У Италии существует ряд проблем. Государственный долг страны достигает уже 133% от валового внутреннего продукта. А уровень безработицы составляет 12.6%.

«Италия слишком долго откладывала так необходимые ей структурные реформы», — Европейская Комиссия написала в мартовском отчете по поводу ситуации в Италии.

Ренци надеется, что ослабление положений Пакта стабильности обеспечит ему ту гибкость, которая нужна, чтобы решить многочисленные проблемы в стране. Но Меркель твердо стоит на своем, не позволяя ему действовать в таком духе. Она верит, что Фискальный пакт — соглашение 2012-го года, которое укрепляет ряд условий Пакта стабильности — является одним из тех нескольких значимых последствий, которые Европа получила в результате образования долга и образовавшегося валютного кризиса. Только недавно она напомнила о своей точке зрения Юнкеру.

Причем Меркель несомненно почувствовала, что просто должна была напомнить о своей позиции Юнкеру. Во время предвыборной кампании последний был осторожен в выражении поддержки курса на экономию, который помог Европе выйти из кризиса. Отчасти его действия обуславливались стремлением избежать конфликта с Берлином. Но в 2003, когда он занимал пост премьер-министра Люксембурга и еще мог говорить прямо и открыто, он сказал: «Есть много позиций, по которым Пакт стабильности не соответствует здравому смыслу».

Именно Юнкер помог канцлеру Германии Герхарду Шредеру и президенту Франции Жаку Шираку ослабить Пакт в 2002. По мнению многих те годы — когда и Германии и Франции было дозволено беззаботно игнорировать положения соглашения, регулирующего дефицит — были отправной точкой на пути к текущим проблемам на континенте.

«Германия заплатит»

Меркель не забыла. Будь это в ее силах, европейская правоцентристская группа — к которой относятся ее христианские демократы — никогда бы не выбрала Юнкера в качестве главного кандидата на майских выборах. Но когда наступил решающий момент, она не смогла заблокировать его назначение. И это было ошибкой, о которой она сразу пожалела. Она даже критиковала плакаты его кампании, на которых красовалась надпись «Солидарность». С ее точки зрения он с таким же успехом мог бы написать: «Германия оплатит по всем счетам».

Но если Меркель не может помешать Юнкеру, она по крайней мере хочет создать по возможности как можно больше препятствий. Вплоть до настоящего времени Совет Европы — состоящий из 28 лидеров ЕС — лишь выставлял кандидатуру президента Европейской Комиссии. Европарламенту все еще нужно утвердить эту позицию. А пока Меркель хочет сказать свое веское слово в той программе, которая будет задавать курс направления Комиссии в последующие пять лет. Особенно ей хочется укрепить внутренний рынок ЕС и улучшить условия для конкуренции — это своего рода кивок в сторону южных европейцев, учитывая то, как Меркель подчеркивает положительные изменения в политике роста.

И все же до сих пор остается непонятным, сможет ли Саммит ЕС большинством голосов поддержать Юнкера. У него много оппонентов, которые боятся поднять руку в его пользу. Советники Меркель полагают, что венгерский премьер-министр Виктор Орбан может воздержаться в конечном итоге. Хотя он уже сказал, что проголосует против. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон со своей стороны так сильно возражал против Юнкера, что его воздержание в голосовании будет сродни отказу от должности. «Британцы скорее предпочтут снова отложить принятие решения», — утверждает советник министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера.

Меркель хочет избежать открытого разрыва с Кэмероном. Безусловно он всегда играл роль нарушителя порядка в Брюсселе. С другой стороны он также выступал надежным партнером, когда нужно было помешать планам Италии и Франции.

А Меркель в настоящий момент нуждается в каждом союзнике, которого она может заполучить. Возвращаясь к Берлину, Габриэль является значимым оппонентом в вопросах проводимой ей политики в Европе. В прошлую пятницу вице-канцлер еще раз встал на защиту кризисных стран ЕС.

«Реальная реформа в обмен на еще одно сокращение дефицита бюджета, по моему мнению, это было бы разумной позицией», — заявил Габриэль.

«Отчет показателей Германии за 2010-й год показал, что такая формула может привести к хорошим успехам», — добавил он, ссылаясь на масштабные реформы в сфере рынка труда и социального обеспечения, проводимые правительством Шредера с 2003 по 2005 гг.

Габриэель также полагает, что Европейская Комиссия неэффективна и могла бы полностью обновить свой состав.

«Один из членов Комиссии говорит об ре-индустриализации. Другой выступает за абсолютно противоположные меры», — сетует он. В его понимании нужно создать наблюдательный комитет из 5 или 6 членов, который будет отвечать за координирование совместной работы представителей всех 28 стран-членов.

«Совет, подотчетный президенту, мог бы лучше координировать работу всей Комиссии», — заключил он.

«Всему есть предел»

Габриэль всегда возражал против того, что по мнению большинства немцев Меркель сама принимает решение на счет того, что происходит в Брюсселе. Он полагал, что канцлер — будучи главой коалиций с СДПГ — также несет ответственность за представление интересов своей партии на саммитах ЕС. И эта одна из важных причин, почему сейчас он усиленно пытается участвовать в процессе.

Предложения Габриэля не встретили особого одобрения со стороны консерваторов Меркель. Многие из числа христиан-демократов верят, что СДПГ слишком успешно продвигала свои собственные предложения по поводу политики в новом правительстве Меркель. Гендерные квоты, пенсионный возраст с 63 лет, минимальная заработная плата — все эти три направления исходили именно от социал-демократов. Теперь стратеги ХДС считают, что самые последние комментарии Габриэля были попыткой очернить имидж Меркель как королевы экономии.

Но как предупреждает Штеффен Кампетер (член парламента, представляющий ХДС; статс-секретарь Министерства финансов), Габриэль должен проявлять осторожность, чтобы не зайти слишком далеко.

«Если бы СДПГ потребовали согласия ХДС внести изменения в Пакт стабильности, для нас это было бы сродни отказаться от компромисса в вопросе минимальной заработной платы», — объяснил он.

«Всему есть предел».

Внутри своего круга Габриэль утверждает, что не заинтересован в противоборстве с Меркель. Наоборот, он рассматривает себя в качестве связующего звена между канцлером и всеми теми странами, для кого политика экономии — это тяжкое бремя. Но конечно же, если «аура» внешней политики Меркель потускнела, у него не было бы особых проблем с этим.

Недавно Габриэль сформировал рабочую группу в Министерстве экономики по разработке стратегии Европы, отражающей социал-демократические ценности. Как сказал один из членов группы, ее цель — найти пути улучшения показателей роста в Европе. Но группа также оказалась полезной в предоставлении Габриэлю возможности противостоять Меркель. По словам источников, уже даже появился такой слоган: «Государствам нельзя позволять экономить до смерти».

Перевод с немецкого: Чарльз Хоули

Перевод с английского Нины Кузнецовой, специально для Vласти

Der Spiegel

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые