История человека, который помогает получить профессию выпускникам детских домов
Геннадий Франк, социальный предприниматель: «Нам нужно создавать ремесленные школы»
Жанара Каримова

Светлана Ромашкина, Vласть

Геннадий Франк — уральский бизнесмен, который работает с выпускниками детских домов. Созданное им предприятие даёт молодым людям и девушкам профессию, навыки и даже настоящие рабочие инструменты. Vласть поговорила с Геннадием о том, почему нужны ремесленные школы.

Эта история началась с юридической несправедливости. Из-за семейной трагедии Геннадий в семь лет оказался в детском доме, когда же он оттуда вышел, то обнаружил, что квартиру его родителей акимат забрал в жилищный фонд. В акимате Уральска ему сказали, что он может обратиться в суд. Так выпускник детского дома столкнулся с судебной системой, которая не всегда бывает справедливой. После этого молодой человек полгода занимался с репетиторами, поступил на юридический факультет и на третьем курсе заново подал иск к акимату города и выиграл. «Видимо, это было провидение, — говорит Геннадий Франк. — Юридические знания мне помогают до сих пор. Всё, что я имею на данный момент — это всё благодаря юридической специальности».

Уже на третьем курсе Геннадий начал работать — был помощником юриста в нацпалате «Атамекен», представителем по гражданским делам в суде, но все же больше тяготел к коммерческой деятельности, потому что она давала независимость. Поэтому еще в нулевых годах начал заниматься предпринимательством — сначала это был сварочный цех, в котором работало несколько детдомовских ребят, позже одногруппники обратились к нему с просьбой помочь в документальном ведении ИП. «Я эти дела вел, и мы в принципе успешно работали. Потом ребята созрели для того, чтобы открыть собственный бизнес. А я получил предпринимательский опыт, потому что все процессы шли через меня, я видел, как это делается».

В 2012 году пришлось создать Общественное объединение «Нур». Пришлось — потому что нужно было как-то контактировать с государством. Перед этим к Геннадию обратились из детского дома с предложением взять бесхозную территорию, чтобы там обучать выпускников кузовному и сварочному делу. Чтобы все оформить по закону, нужно было быть не просто инициативным гражданином, а представителем объединения. Так Геннадий стал председателем ОО «Нур».

Позже появилось социальное предприятие «Шанырак» — объединение уже не справлялось с теми задачами, которые стояли перед ним. «Когда мы поддерживаем индивидуально-предпринимательскую инициативу, мы начинаем понимать, что нужен бизнес-инкубатор, который бы показывал, как работать. Объединение может помочь только информационно — семинары, обучение, а эффективность от этого очень маленькая. Вот допустим, сколько (фонд развития предпринимательства) «Даму» проводит семинаров по предпринимательству? Но это все потом разбивается об действительность, потому что на местах не совсем всё так, как у нас декларируется. Нужен бизнес-инкубатор, который мог бы на практике показать, как работать и как зарабатывать. Но этому никто не учит».

Социальное предприятие «Шанырак» отрыло цеха, где выпускникам детских домов после обучения выдавали рабочие инструменты и выпускали на рынок оказания услуг уже подготовленными.

«Я не выдумывал велосипед. У нас есть очень хорошая история социальных предприятий – еще с советских времен. По их подобию и было создано наше. Все новое – хорошо забытое старое. С 1962 года трудовая молодежь после седьмого класса уходила в эти ремесленные школы, в которых около 90% программы — производственно-практические занятия, 10% — материаловедение и техника безопасности. По этому принципу я организовал обучение. Основная цель не в заработке, хотя это коммерческая организация. Зарабатывая, мы решаем социальные проблемы», - говорит он.

В «Шаныраке» было обучено по примеру ремесленных школ около 90 человек, 40 человек трудоустроены. Несколько из выпускников потом сами обучали других, а затем открыли свой бизнес.

Геннадий Франк несколько раз повторяет, что его цель – не решение социально-бытовых вопросов, а поддержка предпринимательских инициатив выпускников:

«Здесь подход чисто рациональный, только на нем все строится, все остальное идет от лукавого, это будет потом иждивенчество. Чрезмерная опека приводит к этому. У нас с самого начала отношения выстроены строго деловые. Мы обучаем, даем им знания, инструменты и дальше они самостоятельно развиваются».

Сейчас на его предприятии работают около 12 человек, а производственную базу, с которой все начиналось, пришлось закрыть, потому что землю, на которой она находилась, акимат города изъял. Раньше там были подхозные помещения детского дома, потом Геннадий сделал для выпускников кузовной цех, сварочный цех, кузнечный цех, цех холодной ковки, теперь же на этом месте построили беговую дорожку возле школы.

«Я не стал насчет этого волноваться, им виднее, можно было, кончено, сделать очень хороший проект, показать всему Казахстану, как именно развить социальное предпринимательство, но здесь на местах не совсем понимают, что это такое и с чем это едят. Ребятам, которые там работали, я раздал оборудование, и теперь они трудятся сами. Я оставил только девчат, потому что они в основном матери-одиночки».

Сейчас на предприятии Геннадия Франка «Балалар KIDS» работают 12 семей. Здесь выпускают игровое оборудование для внутренних помещений детских домов и дошкольных учреждений:

«Это перспективное направление, удачная ниша. Мы сейчас охватили порядка 9 регионов. Освоили государственный портал, частный сектор».

Года три назад Алматы University, Шеврон и ФЦА проводили форум, на котором Геннадий предложил сделать цех по выпуску средств индивидуальной защиты, шить спецовку для недродобывающих компаний, участвовать в тендерах на равных. Однако это предложение не нашло отклика. «Прозвучало, что мы не сможем выпустить качественную продукцию, отвечающую требованиям компаний. Это в корне неправильно, нужно сперва дать нам техзадание, спецификацию, и мы посмотрим, сможем ли. То есть нам заведомо говорят, что мы будем производить что-то некачественное», - разводит руками Геннадий Франк.

«Сейчас много благотворительных общественных фондов, которые покупают детское оборудование в Австрии, в Израиле, причем почти такое же, что выпускаем мы. Вы понимаете абсурдность этого? Было бы прекрасно, если бы эти деньги оставались у нас, в Казахстане, а не тратились на похожую продукцию за рубежом. Вы просто дайте нам техзадание, а потом скажете – качественное это или не качественное. Но вы этого не делаете, вы берете за бешеные деньги тоже самое, а могли бы поддержать наше предприятие».

Большинство выпускников детских домов не задерживаются на тех работах, которые предоставляются центром занятости. Здесь проблема в подходах к воспитанию и в сопровождении.

«Подход должен быть изменен, — считает Франк. — С образованием все нормально, воспитания нет. Воспитание — я не имею в виду что хорошо, а что плохо, я имею в виду воспитание – это мужское начало, когда отец прививает сыну, когда сын смотрит на отца, повторяет за ним, получает житейскую мудрость, навыки. В детских домах этого нет, поэтому они выходят оттуда беззубые, в розовых очках, у них не выработан ни характер, ни навыки. Поэтому единицы могут состояться в жизни. Мы предлагали программу сопровождения выпускников детских домов, но ее не приняли. У нас много предложений, но их не принимают, потому что мы город маленький, а все принимается на республиканском уровне. Вот сейчас мы готовы обучать ребят, вы только нам место дайте, и мы будем выпускать, обучать, может быть, тогда и не станет вопрос платить государству деньги за эти лицеи и колледжи, которые на выхлопе ничего из себя не представляют. Ребята там наши штаны просиживают: просто там была квота, поэтому его туда засунули. Если он не хочет учиться, направьте его на производственно-практическое обучение, пусть он идет дальше».

Геннадий Франк предлагал программу двух-трехлетнего сопровождения выпускников. Он взял пример Татарстана, где общественное объединение совместно с государством ведут проект сопровождения выпускников, и адаптировал его для Казахстана, но его идею не приняли.

Еще одна проблема касается выпускников коррекционных классов. Фонд Геннадия столкнулся с тем, что им по окончании выдают только справки, из-за которых молодых людей потом никто не берет на работу.

«К нам приходят из школ-интернатов и говорят: «Геннадий, помогите, его никуда не берут». Он с этой справкой как с волчьим билетом ходит, ему стыдно ее показывать. Когда ребята ко мне приходят, я их не спрашиваю, где они и сколько учились, просто даю им навыки. Давайте сделаем для них ремесленные школы или училища, которые бы выдавали полноценные документы о том, что человек получил специальность. Ребят из коррекционных школ даже больше чем выпускников детских домов. Эти ребята разные, есть визуалы, есть функционалы, есть те, кто руками лучше работают. Мы даем навыки и сертификаты, и они с ними идут и устраиваются на работу. Но зачем эта фикция в виде колледжей и лицеев нужна? Лучше направьте на нас эти средств, и мы сделаем ремесленную школу, и вы увидите, что толку будет больше, чем в любом колледже или лицее».

Заместитель главного редактора интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые