Берлинале: Отцы и дети в Midnight Special Джефа Николса

Борис Байков, программный директор кинофестиваля Clique, специально для Vласти, Берлин

Как человек, читающий новости на русском языке, ожидаешь от Берлина баррикад, беженцев, перестрелок и оргий, но вместо этого получаешь все тот же переполненный, по Вендерсу, ангелами город, который работает шесть дней, а на седьмой отдыхает (за исключением, кстати, мигрантов из Турции и Азии).

Серое небо настоятельно зовет на фестиваль, чьим главным фокусом являются не очередные геополитические рокировки, а хрупкий мир подростков. Берлинале всегда был ориентирован на молодёжь (еще с 1978 года тут существует специальная секция Generation, посвященная кино молодых и про молодых), но в этом году особенно.

Героев всех фаворитов на данный момент объединяет их незрелый возраст (Being 17, Fire at Sea), или незрелое поведение в возрасте (Boris sans Beatrix).

Кажется, пока на Востоке в очередной раз вспыхивает Холодная Война, на Западе уже ищут средства против нее. Кино, например.

В небольшом гостиничном номере двое вооруженных мужчин напряженно смотрят экстренный выпуск новостей о похищенном 8-летнем ребенке. В небольшой общине с сомнительным культом все верят, что именно этот 8-летний ребенок и есть новый Мессия и надо скорее до него добраться. В коридорах Агенства национальной безопасности уверены, что он способен вскрывать секретные правительственные коды и стоит скорее его "спасти" из рук похитителей.

В это время мальчик невозмутимо читает комиксы про Супермена в самодельной палатке из простынь на полу все того же самого гостиничного номера, где его прячут отец (Майкл Шанон) со своим лучшим другом (Джоэл Эдгертон).

На фоне очередной тщетной попытки поднять из пепла "X-Files" и сделать их свежими (за счет шуток про Uber), "Midnight Special" - это жемчужина, подарок поколению, которое в 90-х верило, что истина где-то рядом и с невероятной скоростью осваивало всю западную sci-fi и комиксовую культуру - от E. T. и Close Encounters Of Third Kind («Близкие контакты третьей степени») Спилберга, через Starman Карпентера до сериала Twilight Zone (Сумеречная зона). Джеф Николс при этом самый настоящий автор и, несмотря на прорыв в мире больших студий и больших бюджетов, он не потерял ни стиля, ни голоса, и то, что начинается как научно-фантастический триллер, превращается в сказку о вере.

Делая первую заявку на блокбастер, он все равно не покидает своего родного Библейского пояса - условных южных штатов, где традиционно процент людей, определяющих себя как "религиозных", выше - на чьих просторах и происходит действие всех его фильмов, в том числе и Midnight Special. Только если предыдущий, "Укрытие", был о страхе перед отцовством, то этот - об отце, который готов на все, чтобы уберечь своего сына.

Кстати, название фильма, не имеющее еще авторизованного русского перевода, отсылает к одноименной народной песне, исполняемой в стиле кантри-блюз. Ее истоки, согласно доступным источникам, лежат в тюрьмах южных штатов США, а в основе сюжета - легенда о суеверии, возникшем в тюрьме, что рядом с Хьюстоном, заключенные которой верили, что первым на свободу выйдет тот, кому посчастливится увидеть огни Midnight Special - полуночного скорого поезда:

Let the Midnight Special shine her light on me

Let the Midnight Special shine her ever-loving light on me.

Майкл Шэнон становится идеальным инструментом в руках режиссера: его полный одержимости взгляд не дает нам забыть, что в отличие, например, от схожего сюжетно боевика "Меркурия в опасности", фокус совсем не на разоблачении больших конспираций, а на отказе от навязанной тебе официальной властью роли.

Кто-то ждет от 8-летнего мальчика нового Иисуса, кто-то видит в нем угрозу национальной безопасности, но только его папе хватает смелости довериться не своему разуму, а интуиции сына и позволить ему выбирать самому кем быть, ведь дети точно чище, а, следовательно, и лучше нас.

Фото автора и с сайта http://www.warnerbros.com/midnight-special

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые