«16 қыз»: больше не заигрывать

Карим Кадырбаев, кинокритик, специально для Vласти

Перманентно впадающая в летаргию студия «Казахфильм» продолжает поддерживать видимость своего существования за счет картин, запущенных в период президентства Ермека Аманшаева. Поступающая в прокат на этой неделе романтическая комедия «16 қыз» Канагата Мустафина вполне может претендовать на приличные кассовые сборы (но далеко не на рекордные) и зрительскую любовь.

Центральными персонажами истории станут сельский учитель Бауржан и алматинская девушка Айжан. Задолго до их рождения их отцы договорились о том, что когда их дети вырастут - они обязательно поженятся (у казахов этот обычай называется «бел куда»). Родители отправляют засидевшегося в холостяках Бауржана в Алматы для знакомства с Айжан. Тот нехотя соглашается, но встретив суженую, вполне готов на ней жениться. Однако у Айжан уже есть куда более выгодная партия, но совесть (и отец) не позволяет девушке отправить несостоявшегося жениха домой ни с чем. Айжан обещает Бауржану найти для него самую красивую невесту.

Практически каждый хоть раз в своей жизни слышал реплику, что, мол, умели в советское время снимать хорошее и доброе кино без грязи, крови, пошлости и насилия, не то, что сейчас. Вторая полнометражная картина Канагата Мустафина должна в полной мере удовлетворить претензии этих зрителей. Вдохновившись одноименной песней ансамбля «Дос-Мукасан», Мустафин снял кино, чье действие безболезненно можно было бы перенести в 60-е годы или в любую другую эпоху. Фундаментом для старомодной, но довольно милой комедии служат комедийное наследие Шакена Айманова и казахские национальные традиции, которые при этом не раздражают излишней нарочитостью и не превращаются в фарс.

К достоинствам картины можно и отнести тот факт, что его создатели решили отказаться от русскоязычной версии фильма, хотя для подобного жанра это было довольно рискованно. Только в процессе просмотра становится понятно, что в дублированной версии, картина «16 қыз» потеряла бы почти все свое очарование. К слову, для русскоязычной публики, фильм сопровождается русскими субтитрами, которые схематично доносят до зрителя суть диалогов, но базового знания казахского языка вполне хватает, чтобы и без них понять, что происходит на экране.

Актерский состав, вне всяких сомнений, выезжает на плечах исполнителя главной роли Берика Айтжанова. Актеру удалось создать вполне достоверный образ сельского интеллигента, неискушенного в общении с женщинами. А вот Аша Матай и Ануар Нурпеисов, напротив, показали, что они больше шоумены, телеведущие, музыканты, чиновники, в общем, кто угодно, но не актеры. Впрочем, тут нужно сделать оговорку, что роль Аши Матай не подразумевала особых актерского таланта. Мустафин сделал ставку на ослепляющую улыбку главной героини и это срабатывает в 80% сцен и единственной сценой, которую исполнительница главной роли реально «залажала» - это драматический эпизод около супермаркета. У Нурпеисова же образ получился поверхностный, картонный и нарочито карикатурный.

Еще один немаловажный момент: картина страдает от недостатка юмора. Если быть точнее, присутствующий в картине юмор не столько смешит, сколько вызывают улыбку. И это сильно отличает «16 қыз» от отечественных комедий, созданных бывшими КВН-щиками (Адамбаев, Бисембин и Узабаев). Правда, сложно сказать, отличает в лучшую или худшую сторону.

В целом, мы имеем добротную семейную комедию, имеющую неплохие шансы на то, чтобы стать народной, т.е. найти отклик в душе у невзыскательного зрителя.

Едва ли эту тенденцию можно назвать положительной. Вслед за российскими кинематографистами (которые изнасиловали ремейками почти все советские комедии), казахстанское кино вступило в эпоху стагнации или ретроградного движения. Время заигрывания с различными жанрами завершилось, и отечественные режиссеры нашли для себя безопасный вектор – свадебно-праздничного кино про наш цветущий Казахстан.

Фото massaget.kz

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...