Константин Аникеев, дизайнер: «В один миг под гогот одноклассников я разлюбил конфеты и Новый год»

Константин Аникеев, дизайнер: «В один миг под гогот одноклассников я разлюбил конфеты и Новый год»

  • 1065

Константин Аникеев, графический дизайнер, художник: «В один миг под гогот одноклассников я разлюбил конфеты и Новый год»

Радость от Нового года в детстве самая яркая и искренняя. Особенно сильно это ощущалось во времена тотального дефицита конца 80-х. В досникерсовую эпоху получить на ёлке яркий подарочный кулек, доверху набитый конфетами, фруктами и орехами, было чуть ли не самым важным событием года. Ну, разве только еще День рождения мог сравниться в эмоциональном плане с подарками на Новый Год.

Поиски самой вкусной конфеты в подарке были сродни поискам сокровищ. Бриллиантом среди сладкого изобилия считались, конечно, шоколадные конфеты «Мишка на севере», «Мишка косолапый» и другие из этой наивкуснейшей и недешёвой серии. На один подарочный кулёк полагалась обычно одна, иногда две шоколадные конфеты, которые прятались у самого дна, малозаметные под ворохом карамелек, леденцов и липнущих к зубам "Ирис-кис-кис". Вот это «иногда» и сыграло со мной как-то злую шутку.

В тот год четверть моих одноклассников на новогодние каникулы слегли с простудой, и на «ёлку» в Цирк пойти не смогли. Но так как пригласительные были оплачены родителями заранее, получить подарочные наборы надо было всем в тот же день. Наш классный руководитель "отоварила" все подарочные купоны и раздала мне и другим ребятам, вдобавок к своему, еще и чужой кулёк для транспортировки до школы.

И вот едем мы всем классом в полупустом «икарусе с гармошкой», делимся впечатлениями от представления. Все при этом дружно копаемся в пакетах с конфетами. Я достал вожделенную «Мишка на севере» и со смаком слопал её, наблюдая в окно на не загаженный тогда еще городской пейзаж. Через какое-то время до меня дошло, что одного "Мишку" я уже съел в цирке, и, значит, мне повезло и в моем кульке оказалось две таких конфеты. Я сразу поспешил поделиться этой хорошей новостью с одноклассником. И действительно поспешил - соратник по парте вместо того чтобы порадоваться за меня и погрузиться с головой в свой конфетный запас, на весь салон огласил, что я лопаю конфеты из чужого подарка... Я только в тот момент осознал, что перепутал кульки и действительно вторгся не в свой подарок!.. Испуг у меня тогда, по ощущениям, был такой, как если бы я сейчас потерял в одночасье миллион долларов. Я попытался накопать в своем пакете конфету и переложить ее в чужой, взамен съеденной, но, увы, она была в единственном экземпляре. Земля, точнее, пол автобуса ушел у меня из-под ног.

Дети - милые создания, но в то же время очень жестокие и категоричные. Я тут же был обвинен одноклассниками в том, что специально задумал этот коварный план с поеданием чужих конфет, а также во всех смертных грехах заодно (и Кеннеди тоже моя бабка убила). Классный руководитель не стала меня в тот момент ругать или как-то журить, но на одном из классных собраний упомянула этот факт, и потом мне пришлось объяснять уже своим родителям, почему была съедена эта злосчастная конфета. В один момент, в грязном салоне икаруса, под осуждающий гогот одноклассников я разлюбил и конфеты, и Новый год, и всю эту новогоднюю канитель. Еще несколько лет мои «сердобольные» одноклассники припоминали мне эту шоколадную конфету и отбивали всякое новогоднее настроение.

Со временем этот праздник стал для меня лишь очередной датой в календаре и просто хорошим поводом встретиться с настоящими друзьями. А радость от праздника самую малость сохранилась лишь в кругу немногочисленной семьи.

Аркадий Поздеев-Башта, краевед: «Дрались мы до первой крови»

Фотографии Жанары Каримовой и Аркадия Поздеева-Башты

  • 1397
  • 0
Подробнее
Арсен Баянов, музыкант и писатель: «Выступления съезда народных депутатов во времена перестройки я смотрел, как чемпионат мира по футболу»

Записала Зарина АхматоваФото Жанары Каримовой и из личного архива А. БаяноваМолодость, это период, когда ты открываешь мир. Для меня таким временем оказались 70-ые.У меня сосед был Саша Липов, мы его звали Хиппак. Я как-то зашел к нему, у него был магнитофон, а на стене висела фотография красивых-красивых чуваков. Это были «битлы», он включил - и все. Как в кино. Я ушел… Великое потрясение песней Little child. Марки выбросил – я их тогда коллекционировал. И ушел в музыку.

  • 1980
  • 0
Подробнее
Нагима Плохих, основатель первого детского хосписа: «Мы сегодня немножечко повторяемся»

Записала Светлана Ромашкина, фотографии Жанары Каримовой Я родилась в Алматинской области, в замечательном селе Верхняя Каменка, теперь оно в черте города. У меня есть старшая сестра и трое младших братишек, мы жили большой и дружной семьей. Папа и дедушка были участниками Великой Отечественной войны. Дедушка сопровождал поверженную армию Паулюса в Москву, он принял участие в Параде Победы 9 мая 1945 года. Папа мой вернулся с фронта в 1949 году, потому что три года после войны был занят тем, что участвовал в ликвидации остатков бандформирований в Западной Украине: фашистских и бандеровцев. Хорошо, что папы уже давно нет, он умер 5 февраля 1986 года. Если бы он был сейчас жив, то не смог бы пережить эти события, которые происходят на Украине. Это очень сложно. У меня там живет брат по отцу, и мы сейчас с ним не можем общаться на нормальном языке.

  • 2212
  • 0
Подробнее
Геннадий Дукравец, биолог-ихтиолог: «Я помню Арал большим морем»

Записала Светлана Ромашкина, фотографии Жанары Каримовой и из личного архива Геннадия Дукравца Я родился в городе Смоленске, в России. В конце 1940 года отца, военного корреспондента, направили служить в недавно ставший советским город Белосток, что рядом с новой границей. Мы с мамой и младшей сестренкой приехали к нему в мае 1941 года. Мои первые воспоминания связаны с началом войны, с бомбежкой, взрывами, криками, суматохой. Отец, конечно, остался в части, а нам с другими семьями военнослужащих удалось вырваться из города.

  • 2562
  • 0
Подробнее