9 августа исполнилось два года с того дня, как Бауыржан Байбек стал шестым акимом города Алматы
Два года Байбека

Мади Мамбетов, специально для Vласти, фотография Жанары Каримовой

Сорокатрехлетний уроженец г. Алматы Бауыржан Байбек представляет собой загадочную фигуру. Первый алматинский аким, родившийся после 1960 года, он является самым юным градоначальником – средний возраст его предшественников на момент принятия поста был 53 года. Первый аким города, получивший гуманитарное образование (пианист и учитель музыки). Первый из шести, кто родился не на западе или востоке Казахстана, и не в поселке Алматинской области, а в самой Алма-Ате. Первый, получивший зарубежное образовании.

В его персоне, казалось, слились все чаяния алматинцев об идеальном градоначальнике. И правда, чего еще хотеть? Молодой, современный, с опытом жизни заграницей – да не абы где, а в вычищенной до блеска и упорядоченной до занудства Германии. Творческая личность, что критично для города, который до сих пор держится за статус культурной столицы страны. Наконец, он родился и вырос в Алма-Ате, - а значит, должен обладать той же безотчетной, поэтической любовью к городу, которому приходится сыном, что и остальные коренные алматинцы.

Однако за два года Байбек превратился в предмет самых желчных претензий алматинцев, в героя мемов и саркастических хэштегов. Акиму вменяют в вину все, что происходит в городе дурного – и бесконечные ремонты, и неспособность муниципальных служб обуздать последствия ливней и обильных снегопадов, отключения горячей воды и разрушение старинных зданий, гибель алматинского трамвая и ухудшающуюся с каждым днем экологию. Байбека постоянно сравнивают с его предшественниками – и сравнение отнюдь не лестное. В чем-то это вина самого акима, который умудрился за два года не дать ни одного эксклюзивного интервью казахстанским СМИ, - а подобная закрытость совсем не плюс в наш век уходящей приватности. В чем-то вина лежит на сдержанной натуре самого молодого из акимов, который несколько теряется на фоне витального хозяйственника Есимова или снискавшего несколько иррациональную любовь алматинцев импозантного Тасмагамбетова. Но так ли плох Байбек?

Этот текст не является апологией шестого градоправителя Алматы. Как не является и разбором достижений и поражений Байбека на его посту. В других изданиях наверняка есть материалы, суммирующие результаты двух лет службы акима на посту. Многие претензии, выдвигающиеся в его адрес справедливы. Некоторые – нет. Во всяком случае, можно констатировать, что и относительная молодость, и опыт зарубежной жизни, и алматинское происхождение – все это сказывается на деятельности господина Байбека. Решения, принимающиеся относительно транспортной инфраструктуры и пешеходных зон, разумны, хотя их эффект будет виден только спустя время. Пока остается только терпеть неизбежный дискомфорт. Акимат стал более открытым к горожанам – и тут уже скорее, вина горожан, что они эту открытость не всегда используют. Активист Светлана Спатарь, например, регулярно дергает городское правительство в соцсетях или письмах в акимат – и достигает вполне зримых результатов. Список можно продолжать. Но главное другое.

Бауыржан Кыдыргалиевич Байбек – аким всего два года. Шестой по счету. Четверть века до него городом управляли другие люди, четверть века город находится в существующей у нас системе государственного управления, четверть века все мы гробили нашу любимую Алма-Ату всеми возможными способами. Кто-то – своими своекорыстными интересами, кто-то – неразумным управлением, все мы – попустительством своим и безразличием. То, что Алматы превратился из города-сада, жемчужины региона и города певцов и поэтов в загазованную душную хаотичную махину, - вина не одного только Байбека. Это надо помнить.

Важно и то, что Алматы – до сих единственный в стране настоящий мегаполис. Единственный город в стране с населением в два миллиона жителей. Все еще центр культуры, туризма, финансов, сервиса. Единственный город, являющийся донором государственного бюджета – треть налогов страны собирается в Алматы. Для страны, отчаянно пытающейся соскочить с сырьевой иглы, это особенно важно – что существует город, способный только за счет работы малых и средних бизнесов, производства товаров и услуг, туризма и творческих индустрий, банковского и финансового сектора, генерировать несметные деньги на благо всей страны. Алматы – это город будущего. Поскольку все крупные специалисты в экономике и социологии говорят в унисон о том, как крупные города превратятся в двигатели экономики, цивилизации и прогресса. Мы живем в удивительном и очень, очень важном городе.

Однако уже двадцать лет Алма-Ату бездумно и алчно используют, о ней не заботятся и ею пренебрегают. Двухлетняя годовщина Байбека меркнет по сравнению с более важной для города датой – 10 декабря исполнится 20 лет с тех пор, как президент Назарбаев подписал указ о переносе столицы в Акмолу. Именно здесь начинается спуск вниз.

Еще одна важная веха в истории – положение о назначаемости президентом акимов всех уровней, закрепленное еще в первой конституции 1995 года. Когда работодателем градоначальника является не сообщество горожан, а человек, живущий в изолированной резиденции в городе, расположенном за тысячу с лишним километров, - о каком толковом и разумном управлении можно говорить? Когда аким подотчетен не жителям города, а лидеру нации, когда его не подстегивает желание быть переизбранным или проявить себя на посту, чтобы затем реализовывать более серьезные политические амбиции – чего ждать, кроме эгоистичного и неразумного властвования?

Когда Байбеку ставят в вину множество странных и противоречивых решений, надо не забывать, что он работает с огромной массой накопившихся за предыдущие правления проблем. Это не он сомнительными способами раздавал муниципальную собственность в частные руки – с этим вопросом к Храпунову. Не он принимал решение о развитии транспортной инфраструктуры в ущерб пешеходам – обратитесь к Тасмагамбетову. И так далее. Плюс огромная инерция сотрудников, того бюрократического аппарата, который, как и городские проблемы, достались ему в наследство. Он находится – и является ее частью, - в системе, против которой сложно действовать. Мы видим, как аким пытается разрубить гордиевы узлы, завязывавшиеся в предыдущие 20-25 лет, - и мы можем представить себе, как нелегко это сделать в нашей среде условной демократии. Когда акиму сквозь зубы приходится изрекать странные вещи – например, вновь говорить о перспективах вызывающего бешенство у алматинцев проекта курорта «Кок-Жайляу», можно легко представить себе, почему он это говорит. Полмиллиарда долларов, которые предполагалось пустить на этот проект, - возмутительная трата бюджетных денег, особенно в существующей экономической ситуации, - это слишком жирный кусок для молодого акима. Ему приходится прислушиваться к пожеланиям других людей, аппетиты которых, мы знаем, куда больше. Аким участвует в недоступной для нас игре престолов, и в ней свои правила, на которые население, лишенное нормально работающей системы выборов, повлиять не может. Тем более, мы знаем, что высшая власть весьма ревниво смотрит на слишком популярных и активных региональных управленцев, регулярно перемещая фигуры на доске, чтобы те же самые городские или областные акимы не успели закрепиться, врасти корнями в свои сатрапии, обзавестись могущественной клиентелой и начать вынашивать слишком смелые планы.

Так что главным выводом двухлетнего пребывания на посту акима Байбека служит очень простая и банальная истина – если мы хотим жить лучше, нам необходимо менять систему. Смена назначаемости акимов на их избираемость может послужить хорошим началом.

Журналист, публицист, постоянный колумнист Vласти

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые