• 4808
Вряд ли столь почтительное отношение к Ураз-Мухаммеду со стороны русского правительства могло быть вызвано какими-то его особыми заслугами в ходе только начавшейся войны со шведами. Наверняка сын и племянник великих воинов не уронил в боях своей чести, но все же решающее значение играли совсем другие факторы.

Часть 2

 

Радик Темиргалиев, историк, исполнительный директор фонда "Аспандау", специально для Vласти

 

 

 

Вряд ли столь почтительное отношение к Ураз-Мухаммеду со стороны русского правительства могло быть вызвано какими-то его особыми заслугами в ходе только начавшейся войны со шведами. Наверняка сын и племянник великих воинов не уронил в боях своей чести, но все же решающее значение играли совсем другие факторы.

 

Вообще необычайно лояльное отношение к многочисленной «татарской» знати со стороны московских государей, вызывавшее, кстати, серьезное раздражение у старых русских аристократических фамилий, являлось важнейшим элементом внешней и внутренней политики Кремля. Во-первых, естественно, Москва усиливала свою армию тюркской кавалерией, которую при случае можно было использовать и против внутренних врагов. Во-вторых, позиционирование Московского царства в значительной степени как русско-татарской державы снижало накал и ослабляло повод для объединения против общего врага, отличавшегося по языку и вероисповеданию, между улусами, возникшими на территории Золотой Орды. Во времена, когда крымские и ногайские войска могли легко доходить до Москвы и сжигать ее, это было очень важно. Иван Грозный ненадолго даже уступал свой трон чингизиду Симеону Бекбулатовичу, о причинах чего, правда, до сих пор гадают историки. Но в принципе, ничего удивительного в этом шаге не было, поскольку планы по воцарению на русском троне какого-нибудь крещенного чингизида возникали и до того и после.

 

Так что, возвышение Ураз-Мухаммеда основывались на прагматичных соображениях. Русские власти получали сведения об успехах Тауекела, который, сохраняя традиционный союз с кыргызами, усилился пришедшими с Волги каракалпаками, сумел подчинить часть ойратов и наладить отношения с ногайцами-алтыулами, еще со времен Хакназара в большей степени ориентирующихся на казахского хана, нежели на верховного бия Ногайской Орды.

 

Главным противником для русских в Центральной Азии на тот момент являлся бухарский хан Абдулла. Он был союзником османского султана и со своей стороны всячески поддерживал антирусскую политику, оказывая поддержку тому же хану Кучуму, который все еще пытался вернуть себе власть над Сибирью. Казахское ханство в возможном противодействии Абдулле играло наиважнейшую роль, и глупо было бы не попытаться задействовать его в своих интересах.

 

Поэтому вдруг «царю казацкому и калматскому» Тауекелу «прямая весть учинилась» о том, что его родной племянник находится «у государя в чести». Сигнал был понят правильно, и в 1594 г. в Москву прибыло казахское посольство, во главе которого стоял чрезвычайно умный и энергичный посол Кул-Мухаммед, который сообщил, что Тауекел готов признать себя вассалом русского царя и бороться с Кучумом и Абдуллой. В ответ казахи просили царя Федора Иоанновича освободить ханского племянника Ураз-Мухаммеда и дать «вогненного боя».

 

В Москве в это время находились послы персидского шаха Аббаса, с которыми Федор Иоаннович также обговаривал вопрос начала войны против Бухары. Кул-Мухаммед, со своей стороны, не преминул воспользовался случаем договориться с еще одним потенциальным союзником против Абдуллы, и персы охотно пошли на контакт. В результате стороны, не имевшие инструкций на этот счет, но понимавшие, как важен возможный союз, пришли к договоренности, что один из казахов отправится в Иран, а один из персов по имени Дервиш-Мухаммад отправится к казахам. К сожалению, на данный момент подробности последовавших казахско-персидских переговоров неизвестны, но, исходя из последующих событий, можно довольно смело говорить о том, что стороны действовали вполне согласованно против Бухары. Возможно, со временем в иранских архивах еще будут найдены тому документальные подтверждения.

 

Но вернемся к Ураз-Мухаммеду. В ответ на просьбу о его освобождении царь Федор попросил прислать в аманаты старшего сына Тауекела – десятилетнего султана Ходжа-Хусейна. В таком случае Федор обещал прислать в помощь казахам войско, вооруженное огнестрельным оружием. Еще царь просил Тауекела поймать Кучума и передать его в Москву.

 

Русское посольство совершило ответный визит к подножью Алатау, где в тот момент находилась ставка казахского хана. Как сообщал посол Вельямин Степанов, Таеукел весьма благожелательно встретил все привезенные известия. Правда, по каким-то причинам хан с новым посольством в Москву решил отправить своего младшего сына Мурата.

 

Утраченные документы не позволяют проследить нам дальнейший ход переговоров между сторонами. В частности, неизвестно, по каким причинам не состоялся размен сына Тауекела Мурата на Ураз-Мухаммеда. Может быть, покидать новую родину не захотел сам Ураз-Мухаммед, успевший привыкнуть к роли русского вельможи. Вероятно, в эти же годы Ураз-Мухаммед сблизился с находившимся при дворе потомком ногайских биев Петром (Ураком) Урусовым. В степях Восточного Дешт-и Кипчака урусиды и едыгеиды враждовали несколько веков, но вдали от родины представители этих династий быстро нашли общий язык и крепко сдружились на всю жизнь.

 

Но, несмотря на то, что совместный поход на Абдуллу так и не состоялся, нельзя говорить о том, что переговоры закончились неудачно. Так, 22 мая 1597 г. во время приема посла Священной Римской империи Ураз-Мухаммед вновь сидел по левую руку от царя. К этому времени султан вполне освоился при дворе и стал одним из любимцев фактического правителя Московского государства – боярина Бориса Годунова. Поэтому, когда последний в 1598 г. взошел на престол, казахский султан еще больше упрочил свое положение. Во время упреждающего серпуховского похода против ожидаемого нападения крымцев Ураз-Мухаммед был назначен уже одним из военачальников полка правой руки.

 

Кстати, именно в этом году состоялась давно задуманная война против Бухары. Казахский хан Тауекел и персидский шах Аббас, ударив с двух сторон, положили конец могуществу Бухары и правлению династии шибанидов. В августе того же года в Ирменском сражении был окончательно разгромлен русскими войсками Кучум. Сибирь стала русской.

 

Заслуги казахов были оценены, и в 1600 г. двадцативосьмилетний Ураз-Мухаммед достиг вершины своей карьеры, став «царем». Царем, конечно, не русского государства, а небольшого Касимовского ханства, расположенного на реке Оке. Это образование был создано еще в середине XV века при московском князе Василии Темном пришедшим на Русь казанским царевичем Касимом, именем которого впоследствии в русских источниках стал именоваться Городец Мещерский, ставший центром ханства. Тюрки называли город Керменом. Почти независимое вначале, вскоре оно превратилось в марионеточное ханство, правители которого утверждались в Москве. Тем не менее, сам факт сохранения ханского («царского») титула за правителями небольшого и полностью зависимого удела говорит о многом. Как известно, московские князья даже после освобождения от вассальной зависимости по отношению к правителям Большой Орды очень долго не могли решиться принять царский титул, то есть формально они находились по статусу ниже этих самых «царей касимовских». По сути, рюриковичи вели себя точно так же, как тимуриды или едыгеиды, и играли по правилам Чингисхана, в соответствии с которыми непременно требовалась фигура какого-нибудь чингизида, являвшегося формальным царем и правителем. Сила традиции оказалась столь велика, что правители Касимова сохранили за собой право на высокий титул и после того, как Иван Грозный объявил себя царем. Таким образом, если использовать современные термины, то можно сказать, что формально Касимовское ханство считалось суверенным государством.

 

С тех пор имя Ураз-Мухаммеда упоминается в документах уже в совершенно новом качестве. В некоторых эпизодах он фактически выступает в роли второго человека Московии, тем более что к «царскому статусу» добавляются и очевидные симпатии Годунова. Так, в 1601 г. во время похода на Крымскую границу Ураз-Мухаммед, по крайней мере номинально, возглавляет русское войско. Осенью 1602 г. Ураз-Мухаммеда в Москву приглашает Борис Годунов для знакомства со своим предполагаемым зятем – датским принцем Иоанном. Это уже показывает, каким расположением пользовался «царь касимовский». Причем в ходе состоявшейся в честь знакомства трапезы самые влиятельные представители русской знати почитали за честь просто прислуживать венценосным особам за столом в качестве кравчих. Можно себе представить, что ощущал в этот период своей жизни Ураз-Мухаммед, несмотря на свой молодой возраст переживший уже столько приключений и достигнувший такого успеха на далекой чужбине.

 

Но эйфория, если она была, длилась недолго. Дела покровителя Ураз-Мухаммеда Бориса Годунова не заладились. Его с самого начала невзлюбила русская знать. Не пользовался популярностью Борис и в народе. Несколько неурожайных лет, голод, окончательное закрепощение крестьян привели к повсеместным волнениям и бунтам. Так начиналось Смутное время.

 

Вскоре появился человек, выдававший себя за покойного сына Ивана Грозного и вошедший в историю под именем Лжедмитрия I. В начале 1605 г. правительственные войска разбили мятежное ополчение, и самозванец был вынужден бежать. Однако самому царю Борису оставалось очень мало времени. Вскоре он скончался, а его сын Федор не сумел удержать бразды власти. Очень быстро он был свергнут и убит. Престол оказался в руках самозванца.

 

Ураз-Мухаммед проявил лояльность по отношению к невесть откуда взявшемуся новому правителю, но, когда Лжедмитрий был свергнут и царем стал Василий Шуйский, хан по каким-то причинам решил перейти в оппозицию к власти. Вполне вероятно, что тому виной были личные неприязненные отношения. Фаворит Годунова вряд ли мог рассчитывать на хорошие взаимоотношения с Шуйским. Так или иначе, Касимов вскоре стал одним из городов, активно поддержавших начавшееся восстание Ивана Болотникова. Ясно, что этого не могло произойти вопреки воле хана, хотя сам Ураз-Мухаммед в этот период держался в тени.

 

Только когда Болотников был разбит и появился новый персонаж, известный в истории как Лжедмитрий II, Ураз-Мухаммед открыто выступил на его стороне и поселился в Тушинском лагере. С ним туда же подался и Петр Урусов, который даже бросил свою жену, ранее бывшую замужем за покойным родным братом Василия Шуйского. За это в 1609 г. правительственные войска разорили Касимов.

 

В стане мятежников после периода первоначальных успехов стали появляться совершенно неизбежные при такой разношерстности внутренние конфликты. Дело кончилось тем, что, не доверяя полякам и опасаясь за свою жизнь, 27 декабря Лжедмитрий тайно бежал из своей собственной ставки в Калугу.

 

После этого Ураз-Мухаммеду практически ничего не оставалось, как податься к польскому королю Сигизмунду, который, пользуясь ситуацией, в это время осадил Смоленск. Но, видимо, общего языка они найти не сумели. Уже через несколько месяцев Ураз-Мухаммед снова встал под знамена Лжедмитрия II. Последний к тому времени смог несколько улучшить свое положение. Некоторые источники сообщают, что причиной приезда Ураз-Мухаммеда в Калугу было нахождение его сына в лагере самозванца.

 

Этот самый сын и стал причиной гибели своего отца. Он донес, что Ураз-Мухаммед, сговорившись с поляками, на самом деле готовит покушение на жизнь «царя Дмитрия». Последний, как говорят источники, испугавшись таких вестей, решил сыграть на опережение. 22 ноября, находясь на охоте в окрестностях Калуги, Лжедмитрий, по какой-то надуманной причине отделившись от свиты, позвал за собой и Ураз-Мухаммеда. Отдалившись на достаточное расстояние от основной группы охотников, самозванец с двумя своими подручными неожиданно напал на Ураз-Мухаммеда и убил его.

 

Тело убийцы сбросили в Оку, после чего тут же разыграли сценку. С криками о том, что Ураз-Мухаммед пытался его убить, Лжедмитрий помчался к городу. Оттуда он даже организовал погоню за ханом, который якобы бежал в Москву. Естественно, никого нагнать спешно снаряженные отряды самозванца не смогли.

 

Так и окончил свои дни хан Ураз-Мухаммед. Интересно, что спустя двести с лишним лет там же в Калуге умер, простудившись на охоте, казахский хан Арынгазы. Может быть, он даже охотился в тех же самых местах, что и Ураз-Мухаммед. Перекликаются их судьбы и в некоторых других моментах. Правда, в отличие от Арынгазы, чья смерть прошла спокойно, гибель Ураз-Мухаммеда привела к еще одному витку событий, имеющих огромное значение в истории России.

 

Петр Урусов сразу отказался верить в шитую белыми нитками версию Лжедмитрия II. Кто лучше друга мог знать о том, что сумасбродное нападение в одиночку на лжецаря с телохранителями совсем не входило в планы касимовского хана. Может быть, именно Петр сумел найти тело в реке и тайно переправить его в Касимов, где еще во второй половине XIX века сохранялся надгробный камень на могиле Ураз-Мухаммеда.

 

Как пишет Конрад Бусов, Петр сумел разузнать все подробности случившегося и вначале хотел убить негодяя-сына, и устроил засаду, ожидая его возвращения после аудиенции у самозванца. Но по ошибке был убит какой-то другой знатный «татарин», подъехавший к дому, в котором жил сын Ураз-Мухаммеда.

 

Поднялся шум, и самозванец заточил Петра в темницу. Но, видимо, нежелание ссориться с «татарами», которые всегда верно служили ему, побудило Лжедмитрия II выпустить князя. К тому же он счел, что несколько недель ареста достаточно охладили пыл Петра и теперь он будет вести себя более рассудительно.

 

Но ногаец и не думал отказываться от своих замыслов. 11 декабря, когда самозванец в сопровождении свиты выехал из города на прогулку, его через некоторое время нагнал «татарский» отряд, сразу кинувшийся в атаку. Перепуганная охрана не оказала сопротивления, и в произошедшей схватке Петр собственноручно зарубил Лжедмитрия II, отомстив за друга и освободив Русь от одного из самых упорных кандидатов на царский престол.

 

Сразу после этого Петр со своими приверженцами ушел в Крым, а в Калуге разгневанные жители города устроили страшный погром, перебив в отместку за гибель Лжедмитрия II находящихся в городе «татар». Это позволяет предположить, что подозрения самозванца в отношении Ураз-Мухаммеда были беспочвенными. Иначе Петр наверняка мог бы вернуться к Сигизмунду, рассчитывая на достойную награду за выполненное задание. Уход отряда сподвижников касимовского хана в Крым показывает, что ни на одну силу в России они, как и Ураз-Мухаммед, полагаться уже не могли. Время «татар» на Руси окончательно пришло к концу, и в элите новой России, все больше разворачивающейся к Европе, для степных ханов и батыров уже не было места. Хотя Касимовское ханство в силу инерции просуществовало еще несколько десятков лет. По иронии следующим касимовским ханом стал сибирский царевич Арслан, внук Кучума и сын Али, некогда изгнанного Ураз-Мухаммедом из Искера.

 

Иллюстрация электронной библиотеки Руниверс.

Свежее из этой рубрики
Loading...