Как Первая Мировая война «пришла» в Кызылорду начала ХХ века
  • 2154
Военнопленные в Кзыл-Орде
Австрийские военнопленные идут по Невскому проспекту

Махмуд Байходжаев

В этом году Кызылорда отмечает двухсотлетие с момента основания небольшой крепости на реке Сырдарья. За два века город пережил многое. Был столицей молодой советской республики в первой четверти ХХ столетия, а в конце века принимал президентов среднеазиатских стран на конференции, посвященной сохранению Аральского моря. Также Перовск (прежнее имя Кызылорды), в начале ХХ века в составе Туркестанского военного округа (ТуркВО), служил базой для размещения австрийцев и немцев, взятых в плен на фронтах Первой Мировой войны.

В ходе Первой Мировой войны на территории Российской империи оказалось больше 2 миллионов пленных солдат и офицеров, большей частью из Австро-Венгрии и Германии. В первые месяцы лагеря для военнопленных были переполнены, и вскоре их стали размещать в ТуркВО.

Поначалу в Туркестане планировали разместить около 10 тысяч пленных. В реальности, по данным на 21 июля 1915 года, общее число пленных составило порядка 150 тысяч человек.

Первые военнопленные поступили в город Ташкент в сентябре 1914 года. Более 148 тысяч человек были размещены в 37 пунктах - спецлагерях и казармах. Вместе с ними в ТуркВО прибыли и гражданские лица, представители различных национальностей, вывезенные русскими войсками с территории противника.

Часть военнопленных была распределена между Казалинском и Перовском. Им разрешили построить за свой счет домики-особняки, чем воспользовались многие офицеры. Известно, что самый дорогой дом построили за 500 рублей, а самый дешевый, в виде полуземлянки, обошелся в 150 рублей.

Благодаря архивным документам можно узнать, как жили, чем занимались некоторые из военнопленных. К примеру, офицер Михаил Радецкий 22 апреля 1917 года подал рапорт — он просил разрешить ему и другим офицерам изучение огородного дела в ТуркВО при пивоварне местного предпринимателя.

«Нижеподписавшийся военнопленный офицер просит командира военнопленных о разрешении ему и 7 военнопленным офицерам зднешнего лагеру о посещении ними ежедневно огорода при пивоваренном заводе гражданина Василия Григорьевича Иванова. Просящие офицера как агрономы хотят изучить огородовую культуру Туркестанского Края, а сверх того, пребывание на свежем воздухе и движение соединение с физической работой будет в пользу нашего здоровья».

Вероятно, офицеры находились на хорошем счету у своего куратора, прапорщика. Увы, в архивах не сохранилось его имя. Он дал положительный ответ на запрос капитана Ванюкова, вышестоящего офицера.

«Представляя на распоряжение прошение военнопленного офицера вверенного мне пункта Михаила Радецкого для доклада Начальнику Перовского Гарнизона, доношу, что с моей стороны, о разрешении посещать ежедневно с указанной целью военнопленным офицерам, в числе 8 человек, огорода, находящегося при пивоваренном заводе гражданина Василия Григорьевича Иванова препятствий не встречаются. При это присовокупляю, что означенные офицеры принадлежат к славянским национальностям, которых можно было бы увольнять из крепости без конвоя. Означенные офицеры поведения хорошего ни в чем предосудительном замечены не были и дисциплинарным взысканиям не подвергались».

Другие пленники решили изучать русский язык. Об этом говорит рапорт от 20 апреля 1917 года на имя начальника Перовской командой военнопленных.

«Мы нижеподписавшиеся австрийские военнопленные офицеры покорнейше просим разрешить нам брать уроки русского языка на три раза в неделю по 2 часа у госпожи Ивановой, управляющей лицеем в городе Перовск».

Подписались: оберлейтенант Ярослав Францань, и два лейтенанта Метод Фишер и Антон Гланц.

И в этом случае начальник караульной стражи дал положительный ответ на запрос вышестоящих офицеров.

«Наблюдающему за военно-пленными в городе Перовск «подполковнику Несмелову» исправлено на «капитану Ванюкову».

Представленный рапорт прошу доложить Начальнику Перовского гарнизона на распоряжение. При этом докладываю, что в/п офицеры Францан и Гланц поляки, дружественно расположены к России и ни в чем предосудительном замечены не были, увольняться будут с сопровождающим».

После Октябрьской революции 1917 года условия содержания смягчились. Многие пленные воспользовались этим, и, к примеру, оказывали услуги местному населению. В том числе и по просьбам жителей Перовска.

Так жительница Перовска Елизавета Михайловна Березина добивалась разрешения для военнопленного австрийского офицера Станислава Людкевича — преподавать музыку.

«Обращаюсь с просьбой в местный совет солдатских и рабочих депутатов, о разрешении на выход из крепости пленного австрийского офицера Станислава Людкевича для преподавания урока музыки. Два или, в крайнем случае, один раз в неделю.

У Людкевича было раньше разрешение на выход в город. Теперь он не имеет разрешения от Совета солдатских и рабочих депутатов, на преподавание уроков. Прошу разрешить и Людкевичу и другим австрийским офицерам, которые также преподают музыку. За них могут поручиться общественные организации».

Как объяснила просительница, она хочет заниматься серьезной музыкой:

«Еще раз прошу совет не отказать в моей просьбе - дабы отказом лишить меня возможности заниматься серьезною музыкой. Мое желание заниматься – знать музыку как науку, а не простое препровождение времени. От Людкевича можно получить именно такое преподавание».

В конце она приписала, что хотела бы присутствовать на рассмотрении этой просьбы в совете.

В ноябре 1917 года, в Комитет солдат Перовской караульной команды поступило прошение о проведении в лагере спектакля-кабаре.

«Военнопленные офицеры Перовского лагеря просят разрешения спектакля-кабарэ на воскресение 26 ноября 1917 г. с при сем программой, и просят исключительно на этот день разрешить по возможности посещение собрания на 1 час больше, чем до сих пор уже разрешено».

И предоставили программу вечера. В первой части будет «веселое заседание суда в 1 действии». Некий бродяга изобьет другого человека, который гулял по лесу. Затем бродягу предадут суду, где он будет оправдываться смешным образом, но все же получит 8 суток ареста. Затем будет исполнение песен. Во второй части пленные сыграют пародию на средневековый суд офицеров, наказанных за провинности.

Из-за слабой охраны и жестких условий содержания, пленные часто бежали из лагерей. Так, с конца 1914 года по март 1917 года в ТуркВО зарегистрировано бегство 1457 солдат и 72 офицеров, причем больше австрийцев.

Беглецы надеялись найти убежище и работу у местного населения. И находили. Жители округа были рады приютить у себя иностранных военных. Многие из пленников были инженерами, механиками, архитекторами, строителями, агрономами, художниками, скульпторами, музыкантами. Туркестан нуждался в их специальностях.

В 1918 году после заключения Брестского сепаратного мирного договора, австрийцы покинули Туркестанский военный округ.

Материал подготовлен при помощи Государственного архива Кызылординской области.

Свежее из этой рубрики
Loading...