Асимметрия помощи: насколько хватит средств Нацфонда?

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Фото Дарьи Смирновой

Из-за ограниченности мер поддержки казахстанской экономики, у правительства может не остаться альтернатив, кроме как увеличить нагрузку на Национальный фонд. Прошлый опыт показывает, что подобная помощь не всегда результативна – предприятия часто отказываются повышать конкурентоспособность, предпочитая постепенному развитию господдержку. В случае еще более нерационального обращения с активами, фонд может быть исчерпан в течение 10 лет. Это чревато не только ухудшением экономической устойчивости, но и снижением рейтингов кредитоспособности страны.

19 октября президент Казахстана Нурсултан Назарбаев вновь напомнил о состоянии экономики, которая, по его словам, входит в период реального кризиса. После стремительного падения цен на нефть в конце прошлого года со 110 до 50 долларов за баррель, в Казахстане начал сжиматься торговый баланс и объем налоговых поступлений в госбюджет. Вопреки твердым намерениям правительства сократить расходы и дефицит бюджета, выбор инструментов по оздоровлению казахстанской экономики у них относительно невелик.

На прошлой неделе председатель Национального банка Кайрат Келимбетов заявил, что процессу санации экономики помогут активы Единого национального пенсионного фонда (ЕНПФ). 400 млрд тенге из них должны пойти на покрытие дефицита бюджета, еще 600 млрд получат банки для кредитования бизнеса и населения. Эксперты сомневаются, что пенсионные деньги можно считать релевантным и надежным способом поддержки. Некоторые констатируют, что сегодня стоит рассчитывать скорее на расширение госдолга и заимствования за рубежом.

Однако из-за сохранения напряженности на международных фондовых рынках, доступ к иностранным кредитам ежедневно затрудняется. Более того, с каждым займом стоимость привлечения денег для Казахстана будет дорожать. Из этого часть экономистов делает вывод, что, в конце концов, единственным инструментом противостояния экономической стагнации станет Национальный фонд. Нагрузка на него может вырасти уже в среднесрочной перспективе, даже несмотря на заверение президента о непоколебимом отказе поддерживать неустойчивые предприятия.

Неоднозначное прошлое

Нацфонд был учрежден в 2000 году для сбережения сверхприбылей от продажи нефти и стабилизации казахстанской экономики в условиях внешних шоков. На начало октября 2015 года объем накоплений в Нацфонде составил 67,92 млрд долларов (около 30% от ВВП).

В течение всего периода деньги фонда вкладывались в ценные бумаги развитых государств, которые генерировали среднегодовую доходность в 4,02%. В отчете Нацбанка, который занимается доверительным управлением активами Нацфонда, его портфель делится на стабилизационный (35,39% от всего объема средств) и сберегательный (64,61%). Причем каждый из них работает с разными финансовыми инструментами.

В 2014 году средства стабилизационного портфеля в основном инвестировались в ценные бумаги казначейства США, доходность которых составила 0,13% годовых. В сберегательном портфеле, помимо американских бумаг, находились бонды европейских государств, Японии, Австралии, Канады и т. д. Сверхдоходность по ним сложилась на уровне 0,69%, хотя общая доходность фонда за прошлый год показала отрицательный результат в -1,19%

Запасы Нацфонда расходуются в трех направлениях: по гарантированным трансфертам в республиканский бюджет, по целевым трансфертам на поддержку определенных секторов экономики и предприятий, и в качестве административных расходов на содержание фонда – порядка 1,3-2,3 млрд. тенге за год с мая 2014 года.

Наиболее масштабные изъятия из Нацфонда происходили в последние 7 лет. В первый раз его распечатали в 2009 году, чтобы нивелировать последствия мирового кризиса 2007-2008 годов. Тогда в качестве целевого трансферта было выделено 1,19 трлн тенге (10 млрд долларов), которые пошли преимущественно на санацию банковского и строительного секторов. Эффективность этого решения оказалась сомнительной. Заливание финансового рынка деньгами не смогло решить ключевую задачу расчистки банковских портфелей от плохих кредитов. Напротив, с 2010 по 2013 годы их объем вырос с 23,8% до 31,4%. На отчетном совещании в 2012 году президент заявил, что все выделенные 10 млрд долларов безрезультатно и безвозвратно исчезли из поля зрения.

Второй транш в 1 трлн тенге (5,5 млрд долларов) был выделен в 2014 году для оказания помощи малому и среднему бизнесу после девальвации. Это был первый случай, когда средства выделялись при высокой цене на нефть. Фактически и этот трансферт был направлен на оздоровление банковского сектора - порядка 70% всей суммы. Его эффективность оказалась более существенной – по прогнозам рейтингового агентства Standard & Poor’s объем просрочек к концу 2015 года должен снизиться до 11,7%, хотя далее вновь рискует увеличиться из-за ухудшения качества активов банков после перехода к свободному курсообразованию.

Третий трансферт в 500 млрд тенге также был выделен в 2014 году после фиксации низких темпов роста экономики в IV квартале на 4% вместо запланированных 6%. Хотя изначально его планировалось произвести в 2015 году. Следом было принято решение выделять по 3 млрд долларов ежегодно с 2015 по 2017 годы в рамках программы Нурлы Жол на строительство дорог, жилья, модернизацию инфраструктуры и ЖКХ. Её реализация совпадает с циклом Плана инфраструктурного развития до 2019 года, который требует дополнительных ежегодных траншей около 1 млрд долларов. Банки остаются в стороне от этих денежных потоков, однако вполне вероятно, что рынок сможет получить помощь при очередном обострении обстановки.

Туманное будущее

Спонтанность выделения целевых трансфертов, отсутствие детальной информации по их распределению и эффективности, как правило, блокируют попытки экспертов объективно оценивать долгосрочные перспективы фонда. Не говоря уже о том, что это не позволяет им предлагать оптимальные варианты распределения средств и корректировать модель его работы.

Тем не менее, на встрече с журналистами в прошлую пятницу Келимбетов упомянул, что с Нацфондом все было и будет хорошо: «Средств в нем достаточно, а качество их освоения контролируется Нацбанком, Генеральной прокуратурой и другими правоохранительными органами». Он также упомянул, что ведет переговоры с правительством о более детальном раскрытии операционных деталей работы фонда.

По расчетам экономиста Касымхана Каппарова, в случае роста среднегодовой цены на нефть к 2020 году до 66 долларов за баррель и отсутствия непредвиденных трансфертов, активы фонда к тому времени могут вырасти до 86 млрд долларов. Это ниже заявленного еще несколько лет назад целевого индикатора в 180 млрд долларов. Тем не менее, фонд будет показывать доходность, пока стоимость углеводородов не уйдет ниже отметки в 30 долларов.

«При нынешнем уровне гарантированных ежегодных трансфертов, которые не должны превышать 9,2 млрд долларов, Нацфонда хватит еще на 10 лет. Но загвоздка в том, что целевые транши у нас спонтанны и всегда выше гарантированных. В законодательстве нет четкого описания, для каких целей их нужно выделять. Если завтра произойдет что-то критическое, допустим, с сельским хозяйством, то у правительства не будет альтернатив, кроме как снова взять деньги из Нацфонда», - объяснил Каппаров.

Делать детальный прогноз по тому, насколько хватит средств Нацфонда, достаточно сложно, говорит Карен Вартапетов, заместитель директора направления «Государственные финансы» S&P. «Такие оценки, как правило, базируются на различных предпосылках, ключевой из которых является дефицит бюджета. В Казахстане мы видим, что он стремительно сокращается, и через 3 года составит 1%. В этом смысле фонд быстро не исчерпается», - считает он.

Тем не менее, Вартапетов указал на фактор поддержки национальных компаний, чей общий долг перед кредиторами уже сравнялся с государственным – 5,66 трлн тенге на начало этого года. Хотя пока правительственные активы помогают их покрывать. «В наших базовых сценариях состояние Нацфонда стабилизируется в ближайшие два года, а потом он будет расти. Мы прогнозируем, что в перспективе соотношение его активов к ВВП составит 50%. Объем фонда достаточно серьезно влияет на нашу оценку суверенного рейтинга Казахстана. И если соотношение уменьшится, то рейтинг будет более консервативный», - заключил аналитик.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...