Министр экономики заверил, что сегодняшний курс – это «просто нервы»
«Это не девальвация» - министры финансового блока и Нацбанк об обменном курсе
Фото Жанары Каримовой

Тамара Вааль, Астана, Vласть

Рост курса тенге по отношению к доллару по итогам утренних торгов на 4,33 тенге вызвал много вопросов к членам правительства и Национальному Банку. Как заявили в кулуарах заседания кабинета министров главы финансового блока и финрегулятора, такой рост обеспечен ситуацией на рынке, но девальвацией это назвать нельзя.

Как пояснил министр национальной экономики Тимур Сулейменов, сегодня первый торговый день после того, как России предъявили новые торговые санкции, и на это рынок «достаточно нервно отреагировал».

«UC Rusal значительно уронил свои акции, поэтому видим значительную коррекцию российского рубля. Во-первых, чтобы оценивать влияние на нашу экономику нужно посмотреть, каким образом это будет развиваться в течение пары-тройки дней. Как вы знаете, рынки достаточно нервно относятся, тем более, когда это связано с политизацией некоторых вопросов. Поэтому надо посмотреть, как будет в России развиваться ситуация: если же рубль будет ослабляться, и это примет системный характер, тогда определенный эффект мы почувствуем», - пояснил глава Миннацэкономики.

По его словам, в этой ситуации министерству совместно с Нацбанком необходимо будет «проделать определенную работу».

«Сегодня под председательством премьер-министра у нас проходит совет по экономической политике, где этот вопрос будет в том числе рассматриваться. Сначала надо разобраться в ситуации в России, насколько это системно. Затем параллельно делать оценку на нашу экономику, на торговлю, инвестиции и, самое главное, на курс», - подчеркнул Сулейменов, отметив, что сегодняшний курс – это «просто нервы».

«У нас ценообразование, курсообразование – рыночное. Соответственно рыночные агенты влияют на любые какие-то новости, и соответственно определенная субъективная психологическая реакция возможна», - заключил он, добавив, что девальвацией данный скачок «ни в коем случае» назвать нельзя.

Заместитель председателя национального банка Алпысбай Ахметов, в свою очередь, сначала заявил, что не знает про изменение курса, так как был на совещании в правительстве, а затем подтвердил, что речь не идет о девальвации.

«Как вы знаете, с августа 2015 года тенге у нас введен в свободный плавающий обменный курс. То есть, Национальный Банк не вмешивается в валютный рынок. Только в случае, если фундаментально фактор позволяет, если нет спекуляции, Нацбанк не вмешивается. Поэтому все определяется спросом и предложением», - трижды повторил Ахметов эти несколько предложений.

После он начал рассказывать о торговых партнерах Казахстана – России, Китае и странах Евразийского экономического союза, и завершил выступление обзором мировых валют на сайте финрегулятора.

«Если вы на сайт Нацбанка заходите, мы еженедельно размещаем волатильность валют развивающихся рынков. Там видно бразильский, мексиканский, турецкая лира – до 4% отклонение доходит. Поэтому это не девальвация, это просто отклонение курса, определенное валютным рынком, спросом и предложением», - нервно отрезал он.

Министр финансов Бахыт Султанов был краток: «Это может только импортироваться, если возникают какие-то проблемы. Напрямую санкции не имеют отношения к Казахстану. (…) Если есть проблемы у контрагентов наших бизнесменов, это может косвенно только сказаться».

Куда более многословным оказался бывший глава Миннацэкономики, нынешний вице-премьер Ерболат Досаев, который объяснил, что Казахстан не находится под санкционным режимом, однако экономическое влияние на Казахстан в рамках ЕАЭС «наверное, существует».

«Сегодня у нас будет после обеда заседание совета по экономической политике, будет председатель Национального банка, будем обсуждать вопросы денежно-кредитной политики и курсовой политики», - сообщил Досаев.

Он напомнил, что в трехлетний бюджет правительство Казахстана заложило среднегодовой курс 340 тенге, понимая, что «флуктуация курса будет, они неизменны».

«Нацбанк перешел к политике инфляционного таргетирования, и мы под рынок подстраиваемся. Конечно, первичный шок, который испытала Российская Федерация и фондовые рынки, конечно, отражаются. Мы – экономические партнеры, и в рамках этого должно быть. Но с учетом нашего негативного опыта в прошлом Нацбанк поэтому и предлагал вводить инфляционное таргетирование, чтобы минимизировать такого рода внешние шоки на казахстанскую экономику. Определенное влияние, наверное, будет, связанное с импортом, но с этим будем разбираться», - заключил вице-премьер.

Шеф-бюро Vласти в Астане

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...