Замначальника ДЧС Карагандинской области Мурат Катпанов: «Прорыва плотин не было»

Тамара Вааль, Карагандинская область, Vласть

Заместитель начальника ДЧС Карагандинской области Мурат Катпанов рассказал в интервью Vласти о том, как велись спасательные работы на протяжении последних двух недель, какая подготовка к паводкам была проведена и из-за чего все-таки вода вышла из русла рек.

— Мурат Касенович, какая сегодня в целом ситуация по области?

—В области поверглись подтоплению 45 населенных пунктов во всех девяти районах. Наибольшее количество населенных пунктов приходится на Бухар-Жырауский, Каркаралинский, Абайский и Нуринский районы. По руслу реки Нура процесс как раз перешел в их сторону. При этом, ситуация стабилизировалась в шести районах – Шетском, Улытауском, Жанааркинском, Осакаровском и Актогайском районах. В двадцати населенных пунктах уже снят контроль паводковой обстановки.

— В общей сложности, какой ущерб нанесла вода?

— В целом, подтоплению подвергся 1961 жилой дом, общее количество эвакуированных составило 12940 человек. Сейчас в тех районах, где обстановка стабилизировалась, народ потихоньку возвращается домой. На местах эвакуации остаются 11 614 человек. Из зон подтопления в общей сложности было отогнано более 33 тысяч голов скота. Также было много случаев размывов, переливов через автодороги республиканского, областного, местного значения, факты размыва автодорожных мостов имеются.

— Сколько размыто мостов и дорог в Карагандинской области?

— Пока мы констатируем один факт размыва автодорожного моста, соединяющего Сарань и Шахтинск, в районе населенного пункта Шахан, также были размыты две заградительные дамбы. Одна возле поселка Жумабек Абайского района, где при прорыве размыло часть заградительной дамбы, которая защищала данный населенный пункт. Населенный пункт Актобе тоже защищала заградительная дамба вдоль русла, ее размыло, и часть воды вошла в Актобе. Не полностью, но часть домов прошла по части населенного пункта. Кроме того, в зонах прохождения паводков подтоплено и размыто 16839 метров дорог, из них 11 410 метров – республиканского и областного значения.

— Если говорить о спасательных работах, что было сделано за эти дни?

— Было спасено более 400 человек. Это на данный момент. Откачали очень большое количество воды – более 47 тысяч кубов, уложили более 23 тысяч мешкотары, возвели более 12 тысяч метров защитных дамб. Сейчас на облете видели, что и Самаркандское водохранилище снизило сброс, и Интумакское. В данный момент там сбрасывают 1700 кубов. В Нуринском районе были факты подтопления населенных пунктов, но ситуация находится под контролем. В потенциально опасных населенных пунктах все население эвакуировано.

— Это где именно?

— По каскаду после Интумакского водохранилища. Это населенные пункты: Огороды, Пруды, Самарка, Кантай, Есенгельды, Акмешит, Кертенди. Все эти населенные пункты Нуринсконго района. Сейчас процесс переходит на их территорию, но там все предупредительные, защитные мероприятия проводятся в полном объеме. Все силы сейчас мы сосредоточили на территории Нуринского района. И в каждом населенном пункте помимо сил и средств местных исполнительных органов, сосредоточены наши подразделения, в том числе прибывшие из Алматинской, Жамбылской, Южно-Казахстанской областей, города Астаны, а также подразделения центра медицины катастроф, республиканского оперативно-спасательного отряда.

— Если бы не были стянуты силы со свей республики, удалось бы самостоятельно пройти паводок?

— Мы, конечно, учитывая сложную обстановку, предстоящую в связи с большим объемом воды, и чтобы окончательно гарантировать безопасность населения, усилились. Говорить о том, что могли бы справиться собственными силами – нельзя. Мы ведь для того мы и работаем, чтобы помогать в спасательных работах, эвакуационных мероприятиях. Поэтому к работам были привлечены воинские части: Карагандинский полк, Узынагашский полк, войсковая часть № 28237. Поэтому большое количество сил и средств было сосредоточено в регионе. Сейчас работают около 4 тысяч человек. Сейчас главная задача — не допустить масштабных затоплений в населенных пунктах по руслу реки Нура и безаварийно пропустить большую воду на территории Нуринского района.

— Все-таки, к паводкам готовились заранее. Почему не стали эвакуировать людей до прихода воды?

— Все предупредительные мероприятия проводились заблаговременно, еще до начала. Начиная с февраля мы проводили большую работу на уровне области, районных комиссий по ЧС. Подготовительная работа шла по полной. По каждому потенциально опасному населенному пункту составлялись паспортные данные, разрабатывались планы противопаводковых мероприятий, закупались мешкотары. Что касается эвакуации, то практически во всех населенных пунктах эвакуация проводилась заблаговременно. С учетом данных по сбросу с крупных водохранилищ. В некоторых населенных пунктах эвакуационные мероприятия начинались за день, за два. То же самое по населенному пункту Мустафина, работы начались еще в субботу.

— По сути, самая серьезная ситуация сложилась именно в поселке Мустафина?

— Сейчас — да. Именно в этом населенном пункте во время паводка было затоплено 75% домов. Потом, ниже Самаркандского гидрооузла, стоит населенный пункт Чкалово, который также практически был затоплен. В остальных поселках разлив реки коснулся только окраин, и население было эвакуировано частично. А в этих двух населенных пунктах население было полностью эвакуировано. Тем не менее, были люди, которые отказывались от эвакуации.

— Что касается людей, которые отказывались от эвакуации. Что делать спасателям в подобных ситуациях? Понятно, заламывать руки и насильно вывозить людей вы не можете. Как уговорить людей?

— Люди сами должны понимать всю серьезность ситуации, и не должны отказываться от эвакуации. Где отказывались, там естественно, брали расписки об отказе. Но зная, что будут отказываться, мы предложили ввести меру принудительной эвакуации. То есть, тех, кто отказывался, все равно эвакуировали с привлечением правоохранительных органов.

— Таких людей было много?

— Конечно. Везде мы проводили большую работу именно по массовой эвакуации людей. Население еще не до конца понимает, но все же к большинству пришло понимание, что это – вынужденная мера. Но всегда есть люди, которые отказываются покидать жилье, боятся за свое имущество, хозяйство.

— Были ли пострадавшие во время наводнений?

— Конечно, есть и пострадавшие, простуженные и так далее. Жители после эвакуации обращались. Но это уже не к нам.

— Не удалось избежать и жертв….

— В ходе проведения аварийно-спасательных работ были обнаружены тела двух человек: мужчины и женщины, оба пенсионеры. Из-за чего это произошло, сейчас устанавливают следственные органы ДВД области. Все материалы у них. На месте проводятся оперативно-следственные мероприятия.

— Несмотря на полную обеспеченность материалами, спасатели все равно не справляются. Сами люди хоть как-то стараются помогать?

— Конечно, безусловно. В такой ситуации, я считаю, все должны объединиться, у нас все это понимают. До паводков мы проводили брифинги и всех предупреждали, чтобы население в стороне не оставалось, чтобы максимально помогали проводить работы.

— Все-таки, население больше помогает или больше ругает?

— Были случаи, когда и больше ругали. Но, тем не менее, когда люди уже понимают, что действительно ситуация вышла из-под контроля (начинают помогать – V.). Наводнение – это природное явление, поэтому все, естественно, понимали и начинали помогать. Но для этого приходилось в некоторых местах убеждать, что необходимо помогать, а не стоять.

— Не могу не задать вопрос: во вторник мы были в поселке Кызылжар, на тот момент люди уже трое суток сами боролись со стихией. Помогал им только местный аким. В поселке было затоплено около 150 домов, но спасателей не было. Почему никто не приехал? Не знали?

— Нельзя говорить, что не знали. Все силы были переброшены в самые опасные населенные пункты. Где акиматы своими силами справлялись, естественно, туда не отправляли силы. А где акиматы просили, что вот здесь сложная, там сложная ситуация, здесь инженерная помощь нужна, там – ручная, укладывать те же мешкотары, туда соответственно, все силы отправляли. Я не скажу, что спасатели на 100% везде были. Но мы практически во всех населенных пунктах помогали.

— Мурат Касенович, почему вода все таки вышла из берегов? Среди населения ходят слухи, что прорвало плотину, но по облету видно, что никаких прорывов нет. Сегодня мы сделали облет, увидели, что никаких прорывов нет. В чем тогда причина?

— Тут все идет с прошлого года. Осенью практически на всей территории области шли затяжные дожди, а потом одномоментно наступили холода. Земля не успела высохнуть, и влажная поверхность земли замерзла. Мы были в Шестком районе, вскапывали земли, уровень замерзшей земли достигал полутора метров. Сейчас с наступлением теплой погоды, почва немного увлажнилась, но та влага, которая есть, не дает воде впитаться. Плюс 14-15 и 20 марта были бураны, которые тоже сыграли свою роль. В итоге, снег таял, но не впитывался. Естественно, все по поверхности пошло, заполняя русла рек. Русла рек еще в зимнем режиме – во льду, и поэтому поверх льда вода начала выходить за русла рек и топить все вокруг. Вода не впитывалась. Это, я считаю, основная причина.

— По вашему мнению, в течение какого времени обстановка с паводками стабилизируется?

— Так как Интумакское и Самаркандское водохранилище снизили объемы сброса воды, я думаю, с каждым днем ситуация будет стабилизироваться. Возможно, еще 2-3 дня, максимум – неделя. Но я имею в виду ситуацию по рекам, а не сам восстановительный процесс. Волна пройдет, уже идет процесс спада уровня воды. У истоков Нура уже вошла в свое русло, там уже проблем нет. Во время паводков вода поднялась где-то на 3-4 метра, в некоторых местах — больше четырех метров. Но везде практически все реки: Сарысы, Нура, Ширубай-Нура, Токурауын, превысили свои опасные отметки. А когда превышается опасная отметка, идет процесс разлива. Поэтому будем ждать. Нура, может быть в течение трех дней войдет в свое русло. Это мое мнение. А дальше местные органы будут заниматься восстановлением населенных пунктов. Сейчас акиматами повсюду проводятся работы по определению ущерба, обходятся дома. Естественно, будут привлекаться экспертные организации, которые занимаются оценкой состояния конструкций домов и так далее. Где-то надо будет заново строить дома. В общем, большой и долгий процесс. Объемы очень большие и ущерб большой.

Свежее из этой рубрики
Loading...