11369
9 июля 2020
Ольга Логинова, фото пресс-службы акимата Алматы

Траты на ковид: сколько было потрачено непосредственно на борьбу с пандемией в Казахстане

И почему эти затраты могли бы быть эффективнее

Траты на ковид: сколько было потрачено непосредственно на борьбу с пандемией в Казахстане

С начала эпидемии в Казахстане на антикризисные меры и борьбу с распространением инфекции было потрачено 5,9 трлн тенге. Из них львиная доля – это средства, направленные на поддержание экономики, проекты Дорожной карты занятости, льготное кредитование оборотного капитала бизнеса, компенсация потерь местных бюджетов из-за налоговых послаблений, а также – деньги, направленные на выполнение поручений президента. Непосредственно на борьбу с эпидемией из резерва правительства сначала было выделено более 23 млрд тенге. Затем было выделено еще 125 млрд, но в сферу здравоохранения была направлена только часть этих денег. В среду министерство финансов сообщило, что с начала пандемии на непосредственно борьбу с коронавирусом было потрачено 191,9 млрд тенге. Vласть разбирается, насколько эффективно были потрачены эти небольшие средства, а также – насколько прозрачно их распределение.

В среду, 8 июля, у министерства здравоохранения и министерства финансов не сошлись данные о расходах Казахстана на борьбу с коронавирусом. Министерство финансов озвучило итоговую цифру в 191,9 млрд тенге: 125 млрд тенге – в рамках уточнения бюджета и 66,9 млрд тенге из резерва правительства. Когда и во сколько траншей были выделены дополнительные средства, вице-министр финансов Берик Шолпанкулов не сообщил.

До этого, в июне, сообщалась другая итоговая цифра: 153,4 млрд тенге – включая средства из резерва правительства и республиканского бюджета, а также 1,5 млрд тенге на разработку вакцины от коронавируса. Вот как распределялись эти средства:

В апреле по поручению президента из резерва правительства было выделено около 23,5 млрд тенге (некоторые издания сообщают, что было выделено 26,6 млрд):

2,7 млрд тенге – на закуп тепловизоров, лабораторного оборудования и тест-систем для определения коронавируса

131 млн. тенге – на эвакуацию граждан Казахстана из Китая

20,6 млрд тенге – на закуп средств индивидуальной защиты, дезинфицирующих средств, лекарственных средств и медицинских изделий. Из этих средств регионам 11,6 млрд тенге, 1,4 млрд тенге было направлено в Алматы, и столько же – в столицу, а также в Шымкент – 605 млн. тенге.

Эти средства были выделены в три транша, первый – в 29 января (около 1,61 млрд тенге), второй - 21 февраля (428,22 млн. тенге) и самый большой (более 21 млрд) – 25 марта.

Из дополнительно выделенных из республиканского бюджета 125 млрд лишь часть была направлена непосредственно на борьбу с эпидемией - Минздрав получил 114, 8 млрд тенге.

В целом же эти средства были распределены так:

40,6 млрд тенге – на выплаты дополнительного вознаграждения для работников системы здравоохранения, задействованных в карантинных мероприятиях;

19,5 млрд тенге – на оплату услуг медорганизациям за лечение пациентов с коронавирусом

14,8 млрд тенге – на строительство трех медицинских модульных комплексов карантинного типа в столице, Шымкенте и Алматы. На госпитали в столице и Алматы было потрачено по 5,5 млрд, а на госпиталь в Шымкенте – 3,8 млрд тенге.

30,8 млрд тенге – на предоставление продуктовых бытовых наборов за период ЧП (сообщается, что ими были обеспечены 1 млн. человек)

8,1 млрд тенге – на выплату премий медработникам, сотрудникам органов внутренних дел, военнослужащим Нацгвардии и Вооруженных сил в размере одного должностного оклада (получили 66 тыс. человек).

фото Жанары Каримовой

Расходы на лекарственные средства: почему антиретровирусные препараты были закуплены втрое дороже

В Казахстане для лечения COVID-19 с начала пандемии использовались антибиотики и антиретровирусные препараты – это лекарства, которые применяются для лечения пациентов с ВИЧ-инфекцией.

О том, сколько средств было потрачено на антиретровирусные препараты для лечения коронавируса, рассказал на брифинге в мае председатель правления ТОО «СК-Фармация» Берик Шарип. По его словам, антиретровирусный препарат Лопинавир/Ритонавир приобретается под коммерческим названием «Алувиа».

«В рамках договоров для лечения коронавирусной инфекции мы отгрузили в медорганизации лекарственных препаратов порядка 65 тыс. таблеток на общую сумму, не превышающую 10 млн. тенге», – сообщил он.

Исходя из этих данных, получается, что одна таблетка препарата для лечения COVID-19 обошлась государству в 153,8 тенге, а одна упаковка, состоящая из 120 таблеток – около 18,5 тыс. тенге. Чтобы понять, много это или мало, стоит посмотреть на мировые цены: генерические версии этого препарата доступны по цене менее $20 за упаковку (около 8 тысяч тенге по нынешнему курсу).

При закупе генерических антиретровирусных препаратов для лечения коронавируса в феврале государство могло сэкономить около 6 млн. тенге.

По словам Елены Растокиной из казахстанского Общественного фонда Answer, защищающего права людей, живущих с ВИЧ, Казахстан и ранее закупал антиретровирусные препараты по завышенным ценам.

По подсчетам общественников на основе данных СК «Фармация», на 2019 год страна закупила 17 216 упаковок препарата «Алувиа» в дозировке 200/50 мг на более чем 359 млн. тенге. При покупке генерических препаратов по цене около $20 за упаковку (по среднему курсу 2018 года - это 7 655 тенге) экономия бюджета бы составила более 227 млн. тенге.

На это ранее уже обращали внимание и международные организации:

«Как показывает анализ рынка, при поставке генериков во многих странах региона Восточная Европа и Центральная Азия можно добиться более чем трехкратной экономии. Так, в Беларуси, Казахстане, Кыргызстане, России средняя цена оригинальной версии лопинавира/ритонавира составляла в последнее время около $60 за месячный курс (...), в то время как на мировом рынке доступны генерические версии стоимостью менее $20 за месяц», – пишут специалисты «Коалиции по готовности к лечению», международного движения, добивающегося всеобщего доступа к препаратам для лечения ВИЧ и сопутствующих заболеваний.

Почему так происходит?

Действующее патентное законодательство страны обязывает покупать оригинальный препарат у патентообладателя – в данном случае это производитель – компания AbbVie. При этом возможно закупить генерики, запустив механизм принудительного лицензирования – согласно действующему закону, для этого нужно выиграть суд у патентообладателя.

Как отмечает Елена Растокина, эту проблему можно решить, поменяв патентное законодательство страны – такая возможность дается международными соглашениями, в том числе – документами, изданными Программой развития ООН.

«Есть такой механизм, который называется принудительная лицензия. Это значит, что в условиях форс-мажора, когда у нас дефицит бюджета, и нужно распределить все правильно, мы можем написать постановление просто внутри страны и закупить этот препарат в условиях интереса общества по низкой цене у генерических компаний где-то за рубежом, или же произвести внутри страны», – объясняет она. Как показала практика, принудительное лицензирование лекарственных средств через суд с патентообладателем в Казахстане занимает слишком много времени.

«Если говорить о других лекарствах, например, „нашумевший“ долутегравир – он также применяется для лечения людей с ВИЧ. В этом лекарстве нуждается сейчас порядка 20 000 человек, а получает не более 2000 человек в виду высокой цены», – рассказывает Растокина. Предельная цена за таблетку в Казахстане - 1604 тенге, и за упаковку, в которой 30 таблеток выходит около 48 тысяч тенге, тогда как генерические препараты доступны на мировых рынках по цене около $5 за упаковку (около 2000 тенге по нынешнему курсу). Разговоры о суде с производителем для принудительного лицензирования и закупа генериков ведутся с прошлого года, однако пока не был инициирован даже сам процесс.

Через несколько месяцев после начала пандемии коронавирусной инфекции компания-производитель сняла патент на антиретровирусный препарат Лопинавир / Ритонавир («Алувиа»), однако, как отмечает Елена Растокина, на регистрацию генерических препаратов уйдет еще как минимум год, а возможность принудительного лицензирования необходима уже сейчас.

Как сообщало в мае агентство Sputnik, в феврале Казахстан закупил партию препарата Лопинавир/Ритонавир («Алувиа») в расчете на 10 тыс. заболевших. Тогда прогнозировалось, что пик заболеваемости придется на апрель-май, и число зараженных достигнет 3 500. На сегодняшний день число случаев превысило 53 тыс. человек.

В конце мая председатель правления СК «Фармация» Берик Шарип заявил, при необходимости будут закуплены дополнительные партии антиретровирусных препаратов для лечения COVID-19.

«Мы приобрели лекарства с учетом прогноза в 10 тыс.пациентов. Сейчас количество зараженных чуть превысило 7 000 (по состоянию на 21 мая – V), у нас в достаточно большом объеме эти препараты есть. Мы готовы их дополнительно привезти», - сказал тогда он.­­­ Без принудительного лицензирования, однако, новая партия вновь обойдется Казахстану втрое дороже.

фото Юны Коростелевой

Расходы на средства защиты

По данным Минздрава, на средства индивидуальной защиты с начала пандемии было направлено 21 млрд 184 млн тенге. В Алматы на закуп средств защиты для медиков, лекарств и дезинфекцию было направлено 1,4 млрд тенге. Vласть попыталась выяснить, сколько средств было заложено для каждой больницы города, учитывая что медицинские работники мегаполиса и других регионов неоднократно жаловались на отсутствие масок, а также на то, что средства защиты приходилось шить самим.

Однако на этот вопрос министерство здравоохранения не ответило. Необходимость сокрытия этой информации в ведомстве объяснили тем, что часть расходов на борьбу с коронавирусом предусмотрена для пограничной службы Комитета национальной безопасности, министерства иностранных дел, вооруженных сил министерства обороны, МВД, а также Службы государственной охраны – а эти данные относятся «к информации с ограниченным доступом». По этим же причинам, вероятно, ведомство не ответило, какие органы на местах распределяют выделенные средства.

С вопросом о том, какие суммы были выделены на закуп защитных средств для каждой больницы Алматы, и как они в итоге были распределены, Vласть также обратилась в антикоррупционную службу города. Но там его перенаправили в управление бюджета, и он остался без ответа. В акимате Алматы тоже проигнорировали вопрос, сколько средств было заложено на каждую из больниц города.

Последний крупный транш из резерва правительства на лекарства и средства защиты был осуществлен 25 марта, однако первые суммы на борьбу с эпидемией выделялись еще зимой. Тем не менее, первые договоры управления общественного здоровья на приобретение защитных костюмов и респираторов для медиков в Алматы, согласно сайту госзакупок, были заключены только в начале мая – спустя почти два месяца с начала пандемии в стране и четыре месяца – с начала выделения денег из резерва правительства именно на эти цели. Именно в марте и апреле появилось большинство публикаций в СМИ и соцсетях о том, что медикам не хватает средств защиты.

Vласть обратилась за комментарием об этом к руководителю специальной мониторинговой группы при департаменте агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Алматы, Нурлану Жазылбекову. Он рассказал, что группа не смогла получить данные по распределению средств защиты для медиков.

«Дело в том, что очень много было гуманитарной помощи. Такую информацию мы даже не могли взять, сколько, кто оператор гуманитарной помощи, как она распределяется в лечебных учреждениях. Врачи сами покупают себе вот эти противовирусные костюмы», – отметил Жазылбеков, добавив, что эти вопросы «однозначно будут на контроле антикоррупционной службы».

23 июня президент страны Касым-Жомарт Токаев признал, что теперь уже из-за повторной вспышки коронавируса в Казахстане медикам вновь не хватает средств защиты и пообещал в ближайшее время решить эту проблему.

фото агентства РИА Новости

Тепловизоры, тест-системы и оборудование для больниц

Тепловизоры

На медицинское оборудование, закуп тест-систем на коронавирус и на медицинские тепловизоры для бесконтактного измерения температуры в целом по республике было выделено 2,7 млрд тенге.

Как отметил в комментарии Vласти Нурлан Жазылбеков, с начала весеннего карантина специальная мониторинговая группа отправилась проверять работу блокпостов, расставленных по периметру города.

По его словам, тепловизоры на блокпостах «выдавали большую погрешность или не имели отношения к медицинскому оборудованию, это были строительные тепловизоры, которыми проверяют работу радиаторов».

«Ряд работников формально проводили (измерение температуры - V), хотя в это были заложены человеческие ресурсы и бюджетные средства, куплено оборудование. Мы так и не добились статистики, сколько было на блокпостах выявлено людей с температурой и направлено в медицинские учреждения», – рассказал Жазылбеков.

Тест-системы

В апреле Касым-Жомарт Токаев поручил увеличить количество проводимых в стране тестов на коронавирус до 25 тыс.анализов ежедневно. «Правительству поручается в кратчайшие сроки вывести производство отечественных тест-систем на промышленный уровень», – также заявил тогда президент.

В апреле генеральный директор Национального центра экспертизы лекарственных средств и медицинских изделий Арнур Нуртаев заявлял, что Казахстан сможет полностью покрывать потребность в ПЦР-тестировании на коронавирус за счёт собственного производства.

«Для покрытия внутренних нужд государством сегодня закуплено уже более 320 тыс. тестов. Использовано уже порядка 60 тыс. (...) В Казахстане могут производить около 50 тыс. тестов в месяц. Мы планируем тестировать еще больше, порядка 250-300 тыс. человек в месяц. И этого более чем достаточно», – сообщал он, также добавляя, что нет необходимости в платном тестировании, так как государство готово тестировать всех пациентов с подозрением на COVID-19 бесплатно. Тем не менее, вскоре тестирование на коронавирус стали проводить частные лаборатории, по Казахстану цена варьируется от 10,5 тыс. до 19 тыс. тенге за анализ.

В мае казахстанский центр биотехнологии изготовил 6 000 ПЦР-тестов. А в середине июня в стране стал наблюдаться заметный дефицит тест-систем, их не было даже в частных лабораториях.

Недавно стало известно, что министерство здравоохранения не стало закупать ПЦР-тесты у отечественного производителя с производственной мощностью 100 тыс. анализов в сутки по цене $7 (около 3 000 тенге) за один тест.

Как сообщал министр здравоохранения Алексей Цой, всего на тестирование на коронавирусную инфекцию с начала пандемии в Казахстане было потрачено 16,3 млрд тенге: 2,5 млрд - на закуп лабораторного оборудования и систем для определения коронавируса, 13,7 млрд тенге - на услуги по оказанию лабораторных исследований методом ПЦР и 100 млн тенге - на закуп услуги по разработке и выпуску реагентов для выявления коронавируса.

В июне Минздрав дважды объявлял о планах дополнительно закупить 1,2 млн. тестов. По словам Алексея Цоя, на это правительством был выделен почти 1 млрд тенге.

фото пресс-службы акимата Алматы

Аппараты ИВЛ

В подробной разбивке первых траншей, направлявшихся на борьбу с пандемией из резерва правительства, которую разъяснял бывший министр здравоохранения Елжан Биртанов, аппаратов ИВЛ не значится. В самом начале распространения коронавирусной инфекции в стране акимат Алматы сообщил, что планируется привлекать предпринимателей к поиску и закупу этих аппаратов.

В апреле Казахстан закупил 236 аппаратов ИВЛ на $10 млн, переданных Всемирным банком. Еще 30 аппаратов было отправлено в начале мая Фондом Джека Ма в качестве гуманитарной помощи. Накануне еще 10 аппаратов было передано в страну от грузинского предпринимателя.

В конце мая сообщалось, что ряд областей закупили аппараты ИВЛ по ценам от 11 до 17 млн тенге за штуку, самые дорогие аппараты закупили в Павлодарской (23 млн за аппарат) и Северо-Казахстанской (26,8 млн тенге за аппарат) областях. Из-за долгих сроков поставки в областях еще ждут закупленные аппараты, хотя они нужны уже сейчас. Павлодарская область также планирует закупить еще 3 аппарата по 26 млн тенге каждый.

Еще 5 млрд планируется вскоре потратить на ИВЛ и лекарственные средства в Шымкенте. О нехватке оборудования сообщает и Жамбылская область:

«В области имеется 148 аппаратов искусственной вентиляции легких. Этого недостаточно. Сейчас мы работаем с Россией, Узбекистаном. Планируется, что в ближайшее время мы получим еще 50 таких аппаратов», - сказал в среду аким области Бердибек Сапарбаев.

Еще 200 аппаратов до конца года закупят и для столицы. В начале июля жительница столицы сообщала в соцсетях о том, что врачи туберкулезного центра просили родных пациента приобрести аппарат ИВЛ для него за свой счёт.

По данным минздрава, на сегодня в медорганизациях Казахстане есть 3294 стационарных аппарата ИВЛ. По словам Алексея Цоя, действующие аппараты планируется обновить, для этого в стационары должно поступить 2658 новых аппаратов.

«Сейчас закупается 680 портативных аппаратов для дооснащения автомобилей скорой помощи и 978 дополнительно аппаратов. Вместе с тем, ввиду того что идет рост заболеваемости, мы дополнительно прорабатываем вопрос, чтобы с запасом прочности от 3 до 4 тысяч аппаратов ИВЛ можно было дополнительно приобрести и установить в наших организациях по всему Казахстану», - сказал на брифинге Алексей Цой.

аппарат для КТ в модульной больнице Алматы, фото пресс-службы акимата

Аппарат для КТ в модульной больнице

В конце июня стало известно, что в модульной инфекционной больнице, построенной в Алматы компанией BI Group для лечения пациентов с коронавирусной инфекцией, сломан аппарат КТ. Как сообщали меценаты, знакомые с ситуацией, на тот момент аппарат не функционировал уже около двух недель.

В управлении общественного здоровья признали, что случилась поломка. «КТ аппарат действительно вышел из строя, в стационаре имеется цифровой рентген аппарат. В ближайшее время необходимая запчасть на аппарат КТ будет заменена», - такое сообщение распространило ведомство.

Vласть попыталась выяснить, у каких поставщиков и по какой цене был закуплен этот аппарат, а также - имеются ли гарантийные обязательства. На вопрос корреспондента, заданный в Facebook, пиар-специалист компании BI Group Юрий Дорохов, работавший в компании до окончания строительства модульных госпиталей, ответил, что уже не работает в BI, а также не обладает сведениями о приобретенном для больницы КТ-аппарате. Открытая смета, которую готовит по проекту больницы аудиторская компания Deloitte, по его словам, также пока не готова.

В апреле аким Алматы Бахытжан Сагинтаев в ходе онлайн-конференции сообщал, что стоимость всего медицинского оборудования входит в стоимость строительства - по договору на сайте госзакупок она составила 5,5 млрд тенге.

«Стоимость оборудования сидит внутри. Мы сегодня где-то рассчитываем на 1 млрд внутри на оборудование, поэтому мы сейчас временными решениями будем выходить, но сейчас уже со стороны Минздрава идет работа, о быстрой поставке определенной части, но при этом, клиника будет работать в полном объеме как со всем необходимым оборудованием. То есть там не будет того, что там чего-то не хватает – там будет все: и ИВЛ, и другие необходимые средства, необходимые для лечения данной болезни», – цитировало градоначальника агентство «Sputnik».

Позднее издание DKnews со ссылкой на акима сообщало, что «из предварительных данных застройщика следует, что в ходе работ достигнута существенная экономия средств, за счет которых застройщик закупает медицинское оборудование» – что противоречит утверждению, что стоимость оборудования была заложена заранее.

Стоит отметить, что в технической спецификации модульной больницы не указано, какое именно оборудование для КТ должно быть закуплено, нет и сведений о его технических характеристиках. «Здание модульное административное с технологическим оборудованием», согласно техспецификации, лишь должно предусматривать «отдельные помещения для установки КТ, рентген-аппарата» и другого оборудования.

Говоря об аналогичной больнице, построенной в столице, Айдын Рахимбаев, глава компании BI Group, отмечал, что медицинский блок включает в себя «(...) самое главное – дорогостоящий аппарат КТ, которого нет ни в одной из инфекционных больниц. Именно он оказался самым необходимым во время коронавируса для оценки состояния легких».

Здесь он также отмечал, что при строительстве современной инфекционной больницы соотношение строительно-монтажных работ и медицинского оборудование составляет примерно 35% на 65% из-за сложных инженерных сетей и коммуникаций, а также дорогостоящего медицинского оборудования.

Учитывая, что на госпиталь в столице было выделено столько же средств, сколько и на госпиталь в Алматы – 5,5 млрд тенге, исходя из пропорции, указанной Рахимбаевым, выходит, что, если на оборудование было потрачено 65% от этой суммы, то эти затраты составили более 3,5 млрд тенге – это в три с половиной раза превышает стоимость оборудования, ориентировочно названную акимом Алматы.

Спустя неделю после известия о поломке в управлении здравоохранения проигнорировали вопрос корреспондента Vласти о том, удалось ли ее устранить.

фото пресс-службы акимата Алматы

Затраты на дезинфекцию

Как пишет Хабар 24, только за апрель на дезинфекцию улиц и подъездов в регионах потратили больше 1 млрд тенге, в столице за этот же период на дезинфекцию ушло 257 млн. тенге, а в Алматы – 293 млн. тенге.

Всемирная организация здравоохранения в выпущенном в мае руководстве признала дезинфекцию улиц неэффективной. «Опрыскивание или окуривание открытых территорий, таких как улицы или рынки, не рекомендуется для уничтожения вируса COVID-19 или других патогенов, поскольку дезинфицирующие средства деактивируются грязью и мусором», – говорится в документе.

Даже если дезинфицирующие средства наносятся на достаточно чистые поверхности, то вряд ли они смогут покрыть их полностью и оставаться на них в течение длительного времени, необходимого для уничтожения патогенов. Поэтому, объясняют специалисты ВОЗ, у такой обработки низкая эффективность, тем более что улицы не являются местом скопления инфекции, а вот для здоровья людей это может быть опасно, как и слишком частое распыление дезинфицирующих средств или окуривание такими средствами помещений.


***

Vласть уже рассказывала о том, что Казахстан, как и другие постсоветские страны, тяжело справляется с пандемией из-за краткосрочного и долгосрочного недофинансирования медицинских систем.

Очевидно также, что скудное финансирование, изначально направленное непосредственно на борьбу с пандемией, по большей части было распределено малоэффективно, что еще сильнее осложнило выход из ситуации. Где-то траты были ненужными, где-то - непрозрачными, где-то - слишком объемными, где-то - несвоевременными ввиду слишком оптимистического прогнозирования, что привело к дефициту средств защиты, лекарств, тестов и аппаратов ИВЛ.

Вечером в среду в ходе обращения к нации Касым-Жомарт Токаев сообщил, что на борьбу с пандемией будут выделены дополнительные денежные средства.

«В целом, на закуп лекарственных препаратов, аппаратов ИВЛ, стимулирование медработников и другие неотложные меры направляется не менее 150 млрд. тенге. Расходование средств будет на особом контроле», - пообещал Токаев.

Рекомендовано для вас