Причину стоит искать в постоянном недофинансировании медицинской сферы
Миллиарды на ковид. Почему постсоветские страны с трудом справляются с коронавирусом?
Фото с сайта bloomberg.com

Не придавая значение многолетним предупреждениям ВОЗ о важности подготовки к будущим эпидемиям, постсоветские страны столкнулись с многочисленными сложностями после объявления пандемии. Vласть, сопоставив текущие расходы национальных правительств на борьбу с коронавирусом с рекомендациями ВОЗ, пришла к выводу, что в уязвимом положении многие страны региона могли оказаться из-за краткосрочного и долгосрочного недофинансирования медицинских систем.

Проблема готовности стран к чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения обсуждается на уровне глобальных институтов по меньшей мере 10 лет. В сентябре 2019 года Всемирная организация здравоохранения выпустила очередной доклад на эту тему, в котором констатировала, что подавляющее большинство стран по-прежнему пренебрегает расходами на подготовительные мероприятия. Согласно оценкам ВОЗ и Всемирного банка, каждый год для минимизации потенциала распространения болезней государствам необходимо тратить в среднем по $1-2 на человека. Ежегодные вливания $1,9–3,4 млрд в усиление служб ветеринарии и здравоохранения, как подсчитали организации, помогли бы миру компенсировать урон в $30 млрд.

С годами превентивные меры становятся все более важной частью управленческой повестки для многих стран. К примеру, в Юго-Восточной Азии (Камбодже, Лаосе, Мьянме и Вьетнаме) еще до вспышки коронавируса начал действовать специальный проект по повышению готовности к инфекционным заболеваниям. Но это один из немногих случаев: большинству других стран, по мнению ВОЗ, требуется более масштабное финансирование подготовительных программ. И вместе с тем необходима их тщательная дифференциация от других аспектов укрепления систем здравоохранения. В то же время в ВОЗ признавали, что есть бедные страны попросту неспособны самостоятельно обеспечить медицинскую безопасность в силу слабого оснащения базовой инфраструктурой здравоохранения.

Вопреки предупреждениям, пандемию коронавируса подавляющее большинство стран встретило не в лучшей форме. Исключением, по данным ОЭСР, стали лишь государства Юго-Восточной Азии и Северной Европы. И если для первых решающее значение имели разработанные планы кризисного реагирования, то преимуществом вторых стало хорошее финансирование систем здравоохранения, хотя оно и сокращалось в последние 15 лет. Благодаря этому азиатские страны смогли добиться крайне низкого уровня заболеваемости (в среднем менее 1000 случаев), а европейские – обеспечить своим гражданам приемлемый уход в ситуации загруженности клиник.

Менее же обеспеченные страны, если и обладали сопоставимым количеством оборудования и больничных коек, то значительно уступали в качестве предлагаемой медпомощи. В сложившихся обстоятельствах эксперты ОЭСР пришли к выводу, что основной тактикой снижения ущерба от пандемии должно стать массовое тестирование и ихоляция людей, особенно тех, которые вступали в контакт с инфицированными. Это помогло странам Восточного партнерства (Армении, Украине, Азербайджану, Молдове и другим) не допустить критической нагрузки на национальные службы здравоохранения. Немаловажную роль в их случае сыграло и повышение гибкости инфраструктуры: перепрофилирование больниц и перераспределение врачей между ними, а также ускоренная подготовка нового персонала, включая привлечение студентов-медиков. Однако это не отменяет недостаточного финансирования здравоохранения в регионе, которое может ограничить доступ граждан к линейке других медуслуг, как только воздействие коронавируса начнет ослабевать. Подушевые расходы на здравоохранение в этом регионе колеблются от $400 до $1200 на человека, что значительно ниже среднего показателя по странам ОЭСР, который в 2018 году составил $3994.

Ощутимо хуже дела обстоят у государств Центральной Азии, где ежегодные расходы на здравоохранение в среднем составляют $740 на человека. И даже в Казахстане – стране с наибольшим финансированием медицины в регионе – сфера здравоохранения заметно отстает от стандартов ОЭСР. Высокая нагрузка исторически перекладывается правительствами этих стран на плечи домохозяйств, и в совокупности превышает размер госбюджета на здравоохранение. Соотношение этих показателей является одним из самых высоких в мире. По этой причине каждая из стран Центральной Азии ощутила серьезное давление на медицинские службы. В результате им пришлось задействовать экстренные ресурсы для ее поддержки, которые, по предварительным данным, составили 1,5% ВВП в Узбекистане, 5,6% в Кыргызстане и 9% в Казахстане.

По большей части эти средства направлялись на поддержку экономики, хотя страны региона испытывали (и продолжают испытывать) серьезную нехватку медперсонала, средств индивидуальной защиты, тестов, реагентов и оборудования для реанимационных отделений. Это же применимо и к странам Восточного партнерства, хотя и в несколько меньшей степени. Дефицит существует даже вопреки систематическим вливаниям бюджетных и частных средств. В связи с этим возникает вопрос: насколько достаточны объемы этих вливаний? Ответить на него достаточно сложно. Большинство стран почти не дифференцирует расходы на проведение антивирусной кампании, но материалы прессы могут дать хотя бы частичное представление об этом.

Эти сведения следует сопроводить расчетами ВОЗ о необходимом количестве медперсонала, коек и затрат на приобретение техники и расходных материалов. Так можно получить некоторое понимание того, насколько расходы национальных правительств были адекватны уровням, рекомендованным организацией. Данные ВОЗ носят условный характер: они сгенерированы специальной моделью, прогнозирующей то, какое количество медицинских ресурсов потенциально потребуется той или иной стране в течение определенного периода пандемии. Для наших расчетов была задана максимальная длительность, предусмотренная моделью – от 24 до 32 недель, в зависимости от страны. В них также была заложена недельная пауза между поставками грузов, поскольку большинство рассматриваемых государств самостоятельно не производят весь необходимый объем экипировки и техники. Наряду с этим необходимо пояснить, что модель ВОЗ подразумевала постепенный и контролируемый рост заболеваемости коронавирусом. Со всеми методологическими нюансами модели можно ознакомиться, скачав ее по этой ссылке.

Казахстан (население – 18,6 млн. человек)

На противоэпидемиологические меры в Казахстане было выделено 23,46 млрд тенге (около $58,3 млн). Основная часть этих средств – 20,6 млрд. тенге ($51,2 млн.) – была потрачена на приобретение предметов индивидуальной защиты, дезинфицирующих средств, лекарственных препаратов. Еще 2,7 млрд тенге пошли на покупку тепловизоров, лабораторного оборудования и тест-систем. По данным казахстанского правительства, переданным ОЭСР, ежедневно в стране тестируется порядка 28 000 человек с подозрением на коронавирус. Помимо закупки расходных материалов министерству здравоохранения потребовалось $12,8 млн. на строительство в столице специальной клиники на 280 коек. Модульная инфекционная больница с аналогичным количеством коек была построена и в Алматы за $13,6 млн.

Расчеты ВОЗ при этом показали, что за 27 недель пандемии в Казахстане заболеть коронавирусом в стране могут 3,28 млн. человек. Стране предстоит справиться с 392,2 тыс. случаями госпитализации, для чего потребуется 74 989 специализированных больничных мест (в том числе 4149 в отделениях интенсивной терапии), при зарегистрированных на начало года 125 тыс. койках. Вместе с тем стране понадобится помощь 136,4 тыс. квалифицированных медицинских работников, что в три раза больше тех возможностей, которыми обладают национальные медслужбы. При регулярных закупках и непрерывных поставках тестов, страна может провести порядка 5,21 млн. процедур. Предполагаемая же сумма расходов составит $382,7 млн. Большая часть этих средств – $229 млн. – должна пойти на покупку биомедицинского оборудования, еще $96,1 млн. – на различные препараты и расходные материалы, а другие $47,8 млн. – на средства индивидуальной защиты.

Узбекистан (население – 33,7 млн. человек)

Для противодействия пандемии коронавируса в Узбекистане президент Шавкат Мирзиеев в середине марта поручил создать антикризисный фонд объемом в 10 трлн сумов ($1,51 млрд). Еще $1,6 млрд было решено занять у международных институтов. Эти деньги планировалось направить на обеспечение медицинских учреждений препаратами, средствами защиты и диагностики. На 123 млрд сумов ($12,2 млн.) были закуплены тест-системы, реактивы и средства защиты. Еще 93 млрд сумов ($9,2 млн.) пошли на дезинфекцию общественных мест, зарплату работников карантинных центров и надбавки медперсоналу. Имея в резерве порядка 1000 аппаратов ИВЛ, Узбекистан собирался закупить еще 500. Но, получив грант в $30 млн. от Азиатского банка развития и Всемирного банка, Мирзиеев поставил задачу заказать еще 2300 аппаратов.

По модели ВОЗ, за 24 недели пандемии в Узбекистане инфицированными могут оказаться 5,93 млн. граждан. Госпитализация, вероятно, потребуется 508,6 тыс. заболевшим. Для этого нужно подготовить 80 998 больничных мест (3213 из которых – в палатах интенсивной терапии), тогда как сегодня в стране насчитывается 135 тыс. коек. Впрочем, проблему представляет количество врачей: при 441,7 тыс. имеющихся специалистов стране требуется в полтора-два раза больше медперсонала. Кроме того, если Узбекистану удастся регулярно покупать тесты и обеспечить непрерывность их поставок, национальные клиники смогут продиагностировать 9,44 млн. пациентов. Меры противодействия коронавирусу могут потребовать от страны расходов в $433,18 млн., половина из которых будет направлена на приобретение оборудования, еще $124,6 млн. – на закупку препаратов и расходных материалов, а другие $83,9 млн. – на приобретение средств индивидуальной защиты.

Кыргызстан (население – 6,48 млн. человек)

В Кыргызстане на меры реагирования с началом пандемии был выделен 1,73 млрд сомов ($23,1 млн). На расширение тестирования и подготовку медперсонала из них предназначалось $16 млн. Вместе с тем правительство страны получило помощь в $1,6 млн. от Китая, Евразийского экономического союза, Всемирного банка, Исламского банка развития и частных доноров. К середине апреля Кыргызстан располагал 649 аппаратами ИВЛ, но рабочими из них признавалась лишь половина. Еще в начале марта правительство подсчитало, что противодействие коронавирусу потребует от страны покупку 100 тыс. тест-систем, 300 аппаратов ИВЛ, 500 разных видов тепловизоров, 10 тыс. костюмов биологической защиты и т.д.

Согласно модели ВОЗ, по истечению 25 недель в Кыргызстане может быть зарегистрировано 1,14 млн. инфицированных. Госпитализация при этом потребуется 103,1 тыс. граждан. Для этого необходимо обеспечить 17 521 больничное место (695 из них – в отделениях интенсивной терапии), при уже имеющихся 29 201 койке. Велик риск того, что Кыргызстан может столкнуться с недостатком медработников: сегодня в его системе здравоохранения насчитывается 31 096 специалистов, что в два раза меньше необходимого уровня. Если стране удастся избежать заминок с закупкой и поставками тестов, то процедуру могут пройти 1,81 млн. человек. Суммарно на все приобретения и мероприятия страна может потратить $87,64 млн., половина из которых пойдет на покупку оборудования, другие $25,3 млн. – на препараты и расходные материалы, и еще $13,7 млн. – на средства индивидуальной защиты.

Россия (население – 144 млн. человек)

Россия столкнулась с дефицитом не только аппаратов ИВЛ и средств индивидуальной защиты, но и автомобилей скорой помощи, коечных мест и инфекционных отделений. На удовлетворение этих нужд было направлено более 50 млрд рублей ($722,5 млн). Большая часть из них – $325,12 млн. – пришлась на запуск производства оборудования и оказание услуг по диагностике и лечению коронавируса. Вскоре на эти же цели было выделено еще 10 млрд ($144,5 млн).

Расчеты ВОЗ при этом допускают возможность роста заболеваемости за 31 неделю пандемии в России до 25,38 млн. случаев. Госпитализация может потребоваться 3,37 млн. гражданам страны. Чтобы справиться с такой нагрузкой российские больницы должны подготовить более 709,5 тыс. мест (39 263 из которых в отделениях интенсивной терапии), при имеющихся сегодня 1,18 млн. кроватей. Однако сложностью может стать недостаток врачей: сейчас в России насчитывается почти 1,3 млн. специалистов с нужными компетенциями, что в два раза меньше необходимого количества. Если стране удастся избежать трудностей с закупкой и поставками тестов, она может провести порядка 40,3 млн. процедур. Расходы на всю антивирусную кампанию предположительно должны составить около $3,5 млрд, $2,28 млрд из которых необходимо будет направить на покупку медицинского оборудования, другие $817,8 млн. – на расходные материалы и препараты, и еще $415,9 млн. – на средства индивидуальной защиты

Беларусь (население – 9,44 млн. человек)

На благотворительный счет, открытый для борьбы с коронавирусом, министерство здравоохранения Беларуси перечислило более 5,3 млн белорусских рублей и 79 тыс. евро (в общей сложности порядка $2,25 млн.). К концу апреля 1,5 млн. рублей ($629,09 тыс.) из них было израсходовано на закупку реагентов и средств индивидуальной защиты. В министерстве здравоохранения заявили, что после выделения этих средств на 100 тыс. граждан по-прежнему приходилось 22 аппарата ИВЛ, а также 84,8 койки на 10 тыс. человек.

Как рассчитали в ВОЗ, за 26 недель коронавирусом может заболеть 1,66 млн. белорусских граждан. В госпитализации будут нуждаться 252,6 тыс. инфицированных, которым потребуется 62 357 больничных коек (3450 из них – в отделениях интенсивной терапии), при уже имеющихся 103,9 тыс. Работу поликлиник должны обеспечивать 114,8 тыс. медработников, но сегодня страна располагает втрое меньшим составом специалистов. При регулярных закупках и отсутствии разрывов в поставках, Беларусь может провести порядка 2,64 млн. тестов. Предполагаемый объем расходов страны на все мероприятия и медицинскую экипировку должен составить $289,8 млн, $190,4 млн. из которых необходимо потратить на покупку оборудования, другие $61,9 млн. – на лекарства и расходные материалы, и еще $30,2 млн. – на средства индивидуальной защиты.

Украина (население – 44,15 млн. человек)

С введением карантина Украина практически сразу столкнулась с нехваткой масок, защитных костюмов и аппаратов ИВЛ. По разным оценкам, на сегодняшний день страна имеет примерно 2000 аппаратов. На 1 млн. граждан приходится 83 из них, тогда как в Германии это соотношение составляет 302 к 1 млн. На покрытие потребностей в технике и расходных материалах украинские власти создали специализированный фонд с бюджетом в 64,7 млрд гривен ($2,4 млрд). Однако в министерстве финансов страны заявили, что к середине июня было потрачено только 12,88 млрд гривен ($482,4 млн). На медицинские нужды из них было направлено менее половины этих средств. Но это не помогло возместить недостаток оборудования. Правительство закупило лишь 100 аппаратов ИВЛ, но даже после этого на каждую реанимационную кровать приходилось лишь 0,7 аппарата при европейской норме в 2 единицы техники.

Что касается расчетов ВОЗ, то заболеть коронавирусом за 29 недель пандемии могут до 7,77 млн. граждан Украины. Есть вероятность, что госпитализация потребуется 1,06 млн. человек. Для этого необходимо 233,1 тыс. больничных мест (9 248 из них – в палатах интенсивной терапии), тогда как на начало года страна располагала 388,5 тыс. койками. Наряду с этим медучреждениям нужна будет помощь 408,5 тыс. квалифицированных специалистов, однако сегодня их число в три раза меньше. При отсутствии затруднений с закупкой и поставками всего необходимого, украинские медики могут провести 12,35 млн. тестов на коронавирус. В общей сложности расходы Украины на борьбу с инфекцией оцениваются ВОЗ в $1,005 млрд. Большая часть этих средств так же, как и в Казахстане, должна быть пойти на приобретение медицинского оборудования ($607 млн.), препаратов и расходных материалов ($260,7 млн.), а также средств индивидуальной защиты ($112,4 млн).

Молдова (население – 3 млн. человек)

Выделение средств на противодействие коронавирусу в Молдове происходило в несколько этапов. В середине марта президент страны Игорь Додон заявил о том, что из бюджета страны на эти цели будет перенаправлено 4 млн. леев (порядка $233 тыс.). Параллельно государство организовало интервенционный фонд для частных пожертвований, в котором к середине мая накопилось 23,83 млн. леев (около $1,38 млн.). Большая часть уже выделенных из него средств – почти 12 млн. леев ($699 тыс.) – была направлена на выплату пособий медработникам и покупку порядка 51 500 защитных костюмов. Внушительную поддержку оказала стране ООН: в конце апреля организация поставила Молдове 23 000 респираторных масок, 20 000 защитных костюмов, 1400 халатов, 80 бесконтактных инфракрасных термометров, 9 тысяч литров дезинфицирующего средства, а также медицинское оборудование. Стоимость груза составила $116 тыс.

Как показывают расчеты ВОЗ, за 25 недель пандемии в стране может заболеть почти 620,4 тыс. человек. Но госпитализация потребуется примерно 66 тыс. гражданам. Для этого необходимо обеспечить 11 780 соответствующих необходимым требованиям больничных коек (487 из них – в палатах интенсивной терапии), при уже имеющихся 20 445. Помогать же поступающим пациентам должно порядка 21 645 врачей, однако в действительности молдавская система здравоохранения располагает вдвое меньшим количеством специалистов. Если стране удастся избежать проблем с приобретением расходных материалов и их поставкой, ее медики смогут провести 986,3 млн. тестов. Проведение кампании по борьбе с коронавирусом может стоить Молдове $58,41 млн., которые складываются из расходов на оборудование ($31,9 млн.), лекарств и расходных материалов ($16,1 млн.), а также на средства индивидуальной защиты ($8,1 млн).

Армения (население – 2,96 млн. человек)

По словам министра здравоохранения Армении Арсена Торосяна, в общей сложности на борьбу с коронавирусом из бюджета страны было выделено 4,54 млрд драмов ($9,45 млн). К концу мая фактические расходы, взятые со специального государственного счета, составили 2,4 млрд драмов (порядка $4,5 млн). На медицинскую технику из этих средств был израсходован 1,6 млрд драмов ($3,32 млн). Еще 752 млн. драмов ($1,56 млн.) пошли на строительство инфекционных больниц. По разным оценкам, учитывающим меры экономической поддержки, до конца года Армения может потратить на эпидемиологические мероприятия еще $300 млн.

Прогнозы ВОЗ допускают возможность инфицирования 437,4 тыс. граждан страны за 24-недельный период пандемии. Госпитализация, тем не менее, может потребоваться 46 442 заболевшим. Для этого потребуется около 7500 больничных коек (включая 413 в отделениях интенсивной терапии), при 12 445 имеющихся. Помогать же пациентам должно около 13 831 медработников, сейчас их в два раза меньше. Отсутствие сложностей с приобретением и поставками тестов позволит специалистам провести более 829 тыс. процедур. Общая сумма расходов на антивирусную кампанию может сложиться на уровне $42,22 млн и будет состоять из: трат на покупку медицинского оборудования – $22,8 млн., лекарств и расходных материалов – $11,4 млн., средств индивидуальной защиты – $6,6 млн.

Азербайджан (население – 10,1 млн. человек)

На начало мая азербайджанский фонд по борьбе с коронавирусом собрал более 113 млн. манатов ($67 млн). По словам председателя правления госагентства по обязательному медицинскому страхованию Заура Алиева, в день лечение каждого больного коронавирусом обходится стране в 80-150 манатов ($54-90). Эта сумма складывается из расходов на питание больного, лекарства, обеспечения больничной одеждой, зарплаты врачей, прибавки к ней, защитных средств и других статей. По его словам, ежедневно в Азербайджане проводятся около 5 тысяч тестов, тогда как в начале эпидемии в день на анализы направлялось по 200-300 образцов. Алиев также сообщил, что (по ситуации на начало мая) в Азербайджане строилось десять больниц модульного типа: шесть учреждений – за счет средств госбюджета, еще четыре – за счет частных пожертвований.

Согласно оценкам ВОЗ, потенциально 26 недель пандемии заразиться коронавирусом могут 1,78 млн. граждан Азербайджана. Госпитализация при этом потребуется 168,86 тыс. инфицированным. Для этого больницы должны иметь 28,5 тыс. пригодных больничных коек (1578 из них – в отделениях интенсивной терапии), тогда как сегодня в стране насчитывается 47 541 кровать. Помощь пациентам должны оказывать более 52,5 тыс. врачей, хотя их численность сегодня вдвое меньше. Избежав затруднений с закупом и поставках, Азербайджан может провести 2,83 млн. тестов. Предполагаемый размер расходов на борьбу с коронавирусом в стране может составить $156,67 млн., включая в себя закуп оборудования на $87,1 млн., препаратов и расходных материалов – на $41,4 млн., а также средств индивидуальной защиты на $23,5 млн.

На основании этих данных можно сделать целый ряд неутешительных выводов.

Первый состоит в том, что национальные правительства недооценили масштаб и продолжительность пандемии. В первые месяцы борьбы с вирусом они выделили относительно небольшие средства, в 2-4 раза меньше рекомендованной ВОЗ суммой. Второй вывод касается структуры расходов: далеко не все страны четко выделяют медицинские статьи из общей программы антикризисных мер, которые по преимуществу экономические. И это не говоря уже о том, чтобы регулярно информировать о своих финансовых действиях. Третий вывод – практически все рассмотренные страны испытывают 2-3-кратный дефицит медперсонала. Чего не скажешь о располагаемом количестве больничных мест, хотя их излишек не позволяет странам оптимально реорганизовать и избежать повышенной нагрузки на инфраструктуру. Наконец, последний вывод заключается в изначальной слабости национальных медицинских систем из-за их длительного недофинансирования.

Все это подтверждает тезисы ВОЗ и отчасти объясняет тот пласт проблем, с которыми столкнулись большинство стран.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики