Далай-лама просил не уходить в монастырь

Жанара Каримова, Vласть

60-летний алматинец Сергей Соколов  уже 15 лет помогает больным людям пройти лечение во всемирно-известной клинике тибетской медицины «Мен-Цзи-Кханг», которая находится в предгорьях Гималаев в Северной Индии. Когда-то тибетские врачи помогли ему самому преодолеть тяжелую болезнь. Он рассказал Vласти о своей работе по организации оздоровительных туров, а также о встречах с Далай-ламой и Ричардом Гиром и почему не стоит принимать близко к сердцу житейские неурядицы. 

— Я поступил на филологический факультет КазНУ им. Аль-Фараби в 1976 году, а окончил его только в 1995. На дневном отделении я проучился всего 2 курса, после чего бросил учебу. В тот период я был настолько поглощен поисками своего места в жизни, что воспринимал необходимость ежедневно ходить на лекции как посягательство на внутреннюю свободу. Спустя несколько лет я решил вернуться в строй студентов. Меня восстановили, но и это закончилось ничем. Я просто не пришел на зимнюю сессию. Потом уже в 90-х была еще одна попытка, и к моему удивлению меня опять приняли. В итоге, когда я все-таки защитил диплом, все прежние преподаватели филфака уже были убелены сединами. За свою жизнь я сменил много профессий. Работал художником-оформителем, журналистом на радио, писал для «Каравана», «Ярмарки», переводил с английского для журнала «Какаду»… А затем в середине 90-х жизнь сделала крутой поворот.

В 1994-м Сергей Соколов познакомился с известным американским профессором-востоковедом, буддологом и тибетологом Александром Берзиным, с легкой руки которого совершил первую поездку в Гималаи. Потом возвращался туда еще и еще раз. Поначалу это были одиночные путешествия по Индии и Непалу с одним рюкзаком за спиной, благодаря которым он неплохо узнал страны изнутри. Однако позже начались серьезные проблемы со здоровьем. В 1998 году дело дошло до тяжелой операции по удалению опухоли в печени, после которой Сергей восстанавливался с большим трудом. Состояние было близко к безнадежному.

— К зиме 2000-го я совсем сдал, но собрался с силами и отправился на Тибет в надежде хоть как-то поправить здоровье, - вспоминает Сергей. – Родные думали, что я не вернусь, так я был плох. Однако стараниями выдающихся тибетских врачей, я за короткое время буквально вернулся к жизни.

За годы странствий по Гималаям Сергей стал буддистом, жил в тибетских монастырях, получал посвящения у тибетских лам. Одно время у него даже возникло желание уйти на три года в пещеру. Есть такие особые практики в тибетской духовной традиции, которые требуют воздержания и уединения. Порой человек даже закрывается в темном помещении без доступа света, и не общается с людьми, даже с теми, кто раз в сутки приносит еду. Все это нужно для того, чтобы за максимально короткое время человек смог изменить себя в желаемую сторону.

— Меня остановил Далай-лама во время второй личной аудиенции. Вообще, он сразу берет инициативу в свои руки, вы не сможете поворачивать беседу как вам угодно. Он поразительная и многогранная личность, с невероятным чувством юмора и самоиронии. Мы говорили с ним о жизни людей в Казахстане; его интересовало, чем живут у нас люди, и какие испытывают трудности. Когда же беседа закончилась, и я стал прощаться, Далай-лама лукаво посмотрел на меня и сказал: «только, пожалуйста, не уходи ни в какую пещеру». Это было тем более удивительно, что мы с ним вообще на эту тему не говорили. По его словам, гораздо важнее, хотя и труднее, жить среди людей, и помогать каждому по мере сил.

С тех пор Сергей связан с тибетцами прочными узами. Когда он оправился от болезни, к нему обратились знакомые с просьбой организовать для них лечение в тибетских клиниках в Гималаях. Так постепенно стали образовываться группы. Было много случаев полного выздоровления, но происходили и неудачи. Одна женщина поехала с лейкемией четвертой стадии. К сожалению, в мире нет магического средства, способного избавить человека ото всех недугов в мгновение ока. Чтобы тибетская медицина помогла, требуется время, которое есть не у всех. Та женщина привезла лекарства, а уже через неделю ушла из жизни, так и не успев пропить их.

— С тех пор я очень тщательно отбирал людей в свои группы. Кроме того, если диагноз поставлен точно, можно организовать доставку лекарств по почте, что я и делал для многих моих соотечественников. Как-то раз я спросил у доктора Лхаванга, который принимал наши группы: «Я никого отношения к медицине не имею и никогда бы не подумал, что буду иметь. Но так уж сложилось, что мне делать?» В ответ я услышал: «Если жизнь так распорядилась за тебя; раз ты оказался связующим звеном между людьми с проблемами со здоровьем в твоей стране и нами, ты должен выполнять эту функцию до тех пор, пока эта ситуация не поменяется, и ты не будешь от этого свободен».

Сергей возит людей на лечение уже 15 лет – сопровождает группы два раза в год. Он заранее связывается с институтом медицины и договаривается о консультациях.

— У тибетских врачей есть своя ценовая политика. С выходцев с Запада берут больше денег, с пациентов из стран СНГ меньше, с индийцев – еще меньше. Вырученные средства от западных гостей каждый год идут на бесплатное лечение больных в выездных лагерях, где лечат сотни и тысячи людей, живущих на улице. У них нет ни работы, ни крыши над головой, ни денег. Для тибетцев количество людей, которым они могут оказать помощь, важнее сиюминутной финансовой прибыли. Самые известные лечащие врачи Далай-ламы живут по нашим меркам очень скромно, в простеньких малогабаритных квартирках, где из удобств только электричество и холодная вода. Жилье семей всемирно известных врачей состоит из 1-2 комнат.

— У одной женщины из Актау сын болен ихтиозом; это когда все тело покрыто коростой, похожей на рыбью чешую. При этом парень умница, получил домашнее образование и дистанционно окончил университет. Доктор Пема Дордже значительно облегчил его ситуацию, и хотя полного выздоровления добиться не удалось, кожа стала чище. Мать мальчика хотела отблагодарить доктора; кстати, сама она тоже врач. Я сказал, что с этим могут быть проблемы, доктор может жестко отреагировать, рассердиться. Однако она все-таки попросила предложить деньги. Я перевел. Доктор сразу сменил свой тон: «Я получаю свою зарплату в клинике, и больше мне ничего не нужно. Если у вас есть лишние деньги, и вы хотите отблагодарить меня, то у нас есть отдел пожертвований, где вы можете пожертвовать сколько сможете. Ваши деньги как раз и пойдут на лечение бездомных».

Тибетцы не лечат симптоматически. Они стараются выйти на изначальную причину заболевания и воздействовать на нее. С их точки зрения все жизненно-важные процессы в здоровом организме находятся в равновесии, а любое заболевание означает, что этот баланс нарушен. То есть, чего-то в нас стало слишком много, какой-то энергии, а в чем-то ощущается нехватка. Так вот, своими многокомпонентными препаратами тибетские врачи восполняют недостаток, который испытывает организм и подавляют все избыточное. Конечная цель – в восстановлении баланса, присущего здоровому организму. С VIII века нашей эры тибетская медицина не знает хирургического вмешательства. Некогда очень важный пациент умер на операционном столе, и тогда официально запретили хирургические операции. Именно поэтому тибетская медицина была вынуждена каким-то образом лечить все заболевания без хирургического вмешательства. Тибетские врачи часто удивляются, когда выясняют, что у каждого второго пациента в моих группах нет желчного пузыря. Это жизненно важный орган, но его проще удалить, чем лечить. Их это удивляет: складывается такое ощущение, что смысл лечения в Казахстане – это просто вырезать и выбросить больной орган.

Сергей Соколов принял буддизм много лет назад. Он шел к этому долго, занимался медитациями, получал посвящения в тайные духовные практики.

— Мы в жизни часто зацикливаемся на весьма тривиальных вещах, которые не имеют принципиального значения. Даже если они негативны, они не лишают нас возможности радоваться жизни. Поэтому, если вы меняете свою жизнь и восстанавливаете во многом уже утерянную связь с окружающим миром, то вас уже многое перестает задевать. Медитативные практики - это великолепный тренинг сознания, который повышает устойчивость к стрессу. Просто нужно затратить усилия, чтобы выполнять нехитрые упражнения регулярно, пока они не станут частью жизни. Любой человек и без обращения в буддизм может взять из этой традиции для себя много полезного. Есть вещи, которые вы не можете изменить и их нужно научиться принимать такими, каковы они есть. Очень много людей в современном мире, особенно в мегаполисах, живут придуманной жизнью, в вымышленной реальности. Они не живут в настоящем. Буддизм учит жить не просто в настоящем времени, но в этом самом мгновении, потому что никакой другой жизни нет. Согласитесь, того, что случилось 5 минут назад уже нет, а того, что произойдет в будущем, еще нет. И мы не можем гарантировать, что будущее будет таким, как нам бы хотелось, ибо это часто зависит не от нас. Жизнь в восточной стране хорошо учит этому. Мы тоже восточная страна, но пытаемся жить по каким-то западным трафаретам и шаблонам. Поэтому мои оздоровительные туры и экспедиции в Гималаи – это попытка познакомить людей с иным мировосприятием, и она, конечно, меняет в какой-то степени сознание людей. У нас огромная страна и не так много людей. В Индии нет ресурсов как у нас, нефти и газа, руды. При этом там гигантское количество людей, которые ничего не имеют. У них нет даже крыши над головой, чтобы укрыться от холода зимой. И, однако, когда вы туда приезжаете, у вас такое ощущение, будто какой-то груз с души сваливается. И это ни что иное, как груз надуманных проблем. В Индии, улыбнувшись на улице прокаженному без рук и ног, вы получаете в ответ улыбку счастливого человека. У него на мгновение освещается все лицо, как у человека, у которого нет абсолютно никаких проблем в жизни.

Сергей помнит почти всех, кого возил на лечение, а это более 600 человек:

— На днях мне звонила женщина, и после того как она назвала себя, я тотчас ее вспомнил, хотя прошло уже более 10-ти лет со времени нашей с ней поездки в Индию. Многие годами поддерживают со мной хорошие дружеские отношения, например, народный писатель Нурпеисов или певец Нурлан Абдуллин. Так интересно и неожиданно жизнь сводит многих людей. Точно так же в свое время она связала меня в Индии и с Ричардом Гиром. Мы с ним хорошо и по душам поговорили. Я убедился, что он абсолютно такой же человек, каким кажется на экране, то есть простой и открытый, без малейшего апломба голливудской звезды. Он - давний друг Далай-ламы. Что касается Казахстана, то для него это, по его же словам, белое пятно. Его, однако, интересовало, как и чем люди здесь живут. Как правило, подлинно человечных людей в первую очередь интересует именно это. Я начал разговор с того что мы в нашей стране знаем и любим его фильмы – и «Красотку», и «Осень в Нью-Йорке» или «Хатико».

10 октября Сергею Соколову присудили Евразийскую литературную премию за философские и мировоззренческие исследования.

— У меня есть заделы 2-3-х книг. Появилось желание написать что-то фундаментальное, в том числе и о тибетской медицине. Потому что, к сожалению, у нас есть очень много непорядочных или просто невежественных людей, выдающих себя за специалистов в этой области и даже открывающих клиники. Берут за свое «липовое» лечение дикие деньги. Мне ни один раз говорили об одном таком человеке, который выдает себя за тибетского врача здесь в Алматы. Там курс лечения стоит от 4 до 7 тысяч долларов.

Мой совет больным людям - в первую очередь нужно принять свою ситуацию такой, какая она есть. Не преувеличивать свои проблемы насколько бы серьезными они не были, потому что чем больше человек погружается в свои болезни, думает о них, тем меньше у него шансов выздороветь и поправить свое здоровье. Бывают безнадежные ситуации, там, наверное, нужно вспомнить о том, что пора о душе подумать. Но если у человека есть хоть малейший шанс выздороветь, ему нужно начинать с этого, думать не о себе и своей болезни, а о тех, кто рядом.

Может кто-то живет не лучше, а того гляди и хуже. Может рядом живет какой-нибудь престарелый, больной человек, и у него нет ни родных, ни средств; некого даже попросить принести лекарств. Это обычная вещь, мы должны это делать по отношению к каждому.

Бывали люди в очень плачевном состоянии. Помню одну женщину, колясочницу, которую я не хотел брать в поездку. У нее нет ступней ног и кистей обеих рук. Вдобавок, незадолго до поездки в каком-то ночном клубе убили ее младшего сына. Поэтому она была в отчаянном положении. Но ее дети очень просили ее повезти в Индию. Увидев ее в аэропорту, я, честно говоря, испугался: довезем ли мы ее вообще и пожалел, что ее взял. Позже я поменял свое мнение, так как спустя всего 2 недели она уезжала розовощекая. В ней точно какая-то жизнь появилась. Она вышла из чрезвычайно тяжелого состояния, и это больше, чем просто таблетки и лечение, потому что человек вернулся к жизни. И это главный стимул для меня продолжать мою работу пока у меня еще есть силы. Что будет дальше, я не знаю. Возможно, когда-нибудь я поселюсь среди своих друзей в Гималаях и проведу там последние годы. Кто знает…

Материал опубликован в 3-м номере журнала Vласть, любая перепечатка возможна только с письменного разрешения редакции.

Свежее из этой рубрики
Loading...