17637
15 апреля 2019
Текст Вячеслава Абрамова

Очередные внеочередные. Выборы с несколькими неизвестными

Чего ждать от первых президентских выборов без Назарбаева?

Очередные внеочередные. Выборы с несколькими неизвестными

9 апреля Касым-Жомарт Токаев сделал телеобращение к нации, в котором сообщил, что ровно через два месяца стране предстоит выбрать нового президента. Это будут первые выборы в истории Казахстана, когда в бюллетене не будет имени Нурсултана Назарбаева. Но добавит ли это интриги выборам? Чего ждать от выборов 9 июня – в материале Vласти.

Выборная коллизия

С момента отставки Нурсултана Назарбаева с поста президента 19 марта вопрос о том, когда будут проведены президентские выборы, звучал едва ли менее часто, чем другой – кто станет на них кандидатом от власти.

Коллизия с датой следующих выборов возникла из-за того, что предыдущие президентские выборы (впрочем, как и остальные) были досрочными и прошли в апреле 2015-го. Конституция же Казахстана указывает, что президентские выборы должны проходить в первое воскресенье декабря. То есть, провести выборы в апреле 2020-го, когда у президента истекут полномочия, не позволяет Основной закон. Когда их проводить: в декабре 2019-го – за пять месяцев до истечения полномочий или в декабре 2020-го – через семь месяцев после истечения полномочий?

В реальности коллизию эту постарались устранить поправками в конституционный закон «О выборах», которые позволяли выборы провести уже после окончания полномочий действующего президента, но аналогичную проблему в 2005 году устранили сокращением срока полномочий президента Назарбаева и проведением выборов раньше срока.

Уже после назначения выборов на 9 июня юристы-конституционалисты собрались в столице, чтобы заявить, что решение о досрочном голосовании – правильное, поскольку проведение выборов в декабре 2020 года «поставило бы вопрос о легитимности» президента с апреля по декабрь. Юристы при этом ничего не говорят о том, что досрочные выборы закладывают основу для абсолютно такой же коллизии через пять лет – понадобится либо принять поправки в Конституцию (и отменить норму о выборах в декабре), либо вновь проводить выборы досрочно, чтобы сомнения о «легитимности президента» не появились вновь.

Тем не менее проведение выборов чуть меньше, чем за год до истечения срока президентских полномочий выглядит как устранение вовсе не коллизии со сроками выборов, а скорее решение иметь нового президента, избранного всеобщим голосованием и, таким образом, полностью «легитимного» в общественном восприятии. Об устранении «любой неопределенности» через выборы говорил в своем обращении и Токаев.

Два месяца на выборы

Выборы в Казахстане, вне зависимости от того, президентские они или парламентские, как правило, проводились досрочно. Этот феномен не раз пытались объяснять политологи и аналитики – внезапность выборов не позволяет к ним подготовиться практически никому, кроме системных игроков, на которых работают все ресурсы.

И так не очень активные в Казахстане политические партии и их кандидаты за короткую предвыборную кампанию практически не становятся известны избирателям. Редкое исключение из этих правил – парламентская избирательная кампания 2004 года, когда политпартии фактически начали агитацию за год до выборов и их кампании запомнились избирателям.

Поправки в законодательство, принятые в прошлом году, ограничили возможности для кандидатов в президенты еще сильнее. В частности, кандидатами больше не могут стать самовыдвиженцы – их может выдвинуть только республиканское общественное объединение (в такой форме в Казахстане существуют партии), они должны обладать пятилетним опытом работы на госслужбе, либо депутатской работы.

В случае с президентскими выборами-2019 у политпартий есть всего 20 дней на выдвижение своих кандидатов. При этом собственно для выдвижения им нужно провести съезд и собрать внушительный пакет документов для кандидата (включая документы о финансах и собственности и медицинскую справку, например). На агитационную кампанию у кандидатов будет около месяца, поэтому какой-то широкой и яркой избирательной кампании от альтернативных кандидатов точно не будет – подготовить и провести её в эти сроки просто невозможно.

Празднование Наурыза в Астане, 2017 год. Фото Жанары Каримовой.

Основной кандидат

Касым-Жомарт Токаев с 20 марта, дня, когда вступил в должность президента, провел несколько совещаний, совершил две рабочие поездки в регионы, один государственный визит, дал пару интервью, завел Инстаграм и написал несколько десятков сообщений в Твиттер. Но ни разу он не сказал о том, планирует ли баллотироваться на пост президента на следующих выборах. Даже объявив о досрочных выборах, он не стал говорить о своем участии в них.

Одновременно с этим те же юристы-конституционалисты на встрече в столице заявили о том, что Токаев на президентский пост баллотироваться может. Вопрос возник из-за его работы в ООН в 2011-2013 годах и требования Конституции о непрерывном пребывании кандидата в президенты в стране в течение 15 лет. Об отсутствии ограничений для выдвижения кандидатом Токаева заявил и Минюст.

Некоторые заявления Токаева – от поручения ускорить повышение зарплат бюджетникам до отсрочки строительства курорта Кок-Жайлау под Алматы – выглядят как предвыборные шаги. Но говорить об этом окончательно невозможно – у общества просто не было времени понять, какой он – президент Токаев.

Партия власти – «Нур Отан» - будет принимать решение о выдвижении своего кандидата на съезде 23 апреля. И пока нет никаких причин полагать, что кандидатом будет кто-то иной, кроме Касым-Жомарта Токаева. На это же указывают и источники в партии и администрации президента.

Никаких социологических исследований, которые бы могли показать, насколько общество знакомо с фигурой президента и готово его поддержать на выборах, в открытом доступе нет. А голосования в соцсетях вряд ли можно считать достаточно репрезентативными и относиться к ним всерьез.

В обществе тем временем обсуждается другая кандидатура – спикера сената Дариги Назарбаевой. Её помощница в день, когда президент Токаев назначил выборы, заявила, что сенатор не будет выдвигать свою кандидатуру, но спустя короткое время Назарбаева дезавуировала это заявление, сказав, что в выборах может участвовать любой, кто соответствует законодательству.

Формально интрига, таким образом, сохраняется и у наблюдателей есть повод рассуждать о том, что 23 апреля Казахстан еще ждут сюрпризы. Очевидно только, что до этой даты вряд ли кто-то из партии власти или самой власти эту интригу постарается снять.

Оппозиция не спешит

В Казахстане сейчас имеют регистрацию только две оппозиционные партии – Общенациональная социал-демократическая партия Казахстана (ОСДП) и демократическая партия «Азат». Второй фактически не существует – она не участвовала в парламентских выборах и после ухода из политики её лидера и спонсора Булата Абилова – бездействует. ОСДП работает и даже предпринимала попытки устроить объединение оппозиционных сил, но больших успехов не добилась.

Лидер ОСДП Жармахан Туякбай участвовал в президентских выборах в 2005 году, вскоре после перехода в оппозицию из власти, частью которой он был до этого. Тогда Туякбай занял второе место после Назарбаева, получив 6,6%, а в трех регионах смог набрать более десяти процентов голосов. Следующие две президентские кампании ОСДП игнорировала и не спешит с определением кандидата в этом году – партия пока даже не назвала дату своего съезда.

Очевидно, что против единственной активной зарегистрированной оппозиционной партии играет отсутствие ресурсов – финансовых и медийных. Серьезную конкуренцию кандидату от власти любой оппозиционный политик мог бы составить только в случае, если бы к этим важным ресурсам добавилось время, достаточное для того, чтобы в казахстанском обществе (в той его части, у которой нет Фейсбука, например) в принципе смогли вспомнить о том, что в стране есть оппозиция.

Лидер ОСДП Жармахан Туякбай. Фото Марии Гордеевой.

Движение «Жана Казахстан», созданное около года назад оппозиционными политиками, общественными деятелями и журналистами, формально не сможет выдвинуть своего кандидата, поскольку до сих пор не получило официальной регистрации. Идеальным сценарием для «Жана Казахстан» и внесистемной оппозиции было бы выдвижение единого кандидата от оппозиции и активная кампания в его поддержку, даже в эти сжатые сроки. Это вряд ли может привести к победе на выборах, но позволит повысить узнаваемость оппозиции перед выборами в мажилис и маслихаты (последние впервые пройдут по партийным спискам и у оппозиции есть шанс впервые в них попасть хотя бы в части регионов).

Кого могла бы выдвинуть оппозиция в качестве своего кандидата – важный и открытый вопрос. Вариантов не так много из-за многочисленных законодательных фильтров. Это может быть тот же Жармахан Туякбай (есть опыт на госслужбе, удовлетворяет всем остальным требованиями), Зауреш Батталова (была сенатором, работала на госслужбе), Амиржан Косанов (работал в правительстве), Балташ Турсумбаев (был вице-премьером, министром) и еще несколько человек. Оппозиция могла бы устроить настоящие праймериз и выбрать кандидата через них, но времени на это у нее просто нет.

Есть и еще один очевидный сценарий, когда оппозиционные силы объявят о бойкоте выборов, такое было на двух последних президентских выборах. Узнаваемости и популярности в обществе это оппозиции вряд ли прибавит. Для власти участие в выборах оппозиции тоже очевидно было бы выгодно, поскольку добавит голосованию альтернативности, а победителю – веса.

Выборы президента в 2015 году. Фото Данияра Мусирова

Кандидаты для массовки

Нурсултан Назарбаев на всех альтернативных выборах, с 1999 года, набирал не менее 80 процентов голосов избирателей и к предпоследним выборам – в 2011 году – участие в них реальных альтернативных кандидатов и вовсе ушло в прошлое. Такими реальными альтернативными кандидатами можно считать только Серикболсына Абдильдина (в 1999 году, получил 11,9% голосов) и того же Туякбая (в 2005 году, 6,6% голосов). Остальные кандидаты традиционно играли роль массовки.

К примеру, Коммунистическая народная партия Казахстана исправно выдвигает своих кандидатов на трех выборах подряд, а их результаты, как правило, колеблются около одного процента. Кандидатами уже побывали Ерасыл Аблыкасымов (2005 год, получил 0,34% голосов избирателей), Жамбыл Ахметбеков (2005 год, 1,36%) и Тургун Сыздыков (2011 год, 1,61%).

Техническими кандидатами на выборах выступали Гани Касымов от теперь уже несуществующей Партии патриотов (дважды – в 1999 и 2011 годах), Мэлс Елеусизов (дважды – в 2005 и 2011 годах). На прошлых выборах в 2015 году из-за отсутствия кандидатов власти пришлось выдвигать на выборы главу Федерации профсоюзов Абельгазы Кусаинова.

На выборах в этом году вряд ли случится парад кандидатов. Пока только две партии – «Нур Отан» и КНПК – твердо заявили о выдвижении своих кандидатов. «Ак жол» в последний раз участвовал в президентских выборах в 2005 году, когда ее тогдашний лидер Алихан Байменов «оттягивал» голоса у Жармахана Туякбая, на двух следующих выборах партия поддерживала Назарбаева, вполне может поддержать кандидата от власти и сейчас.

Еще две действующие партии – «Ауыл» и «Бирлик» - и вовсе никогда не участвовали в президентских кампаниях, не имеют сколько-нибудь известных обществу лидеров в своих составах и, очевидно, выдвинут кандидатов только в случае, если это понадобится власти.

От общественных объединений кандидаты могут появиться. Например, союз ветеранов планировал выдвинуть кандидатуру Мухтара Тайжана, но этого не случится - у него нет пятилетнего опыта работы на госслужбе. Общественный деятель Бахытжан Копбаев заявил, что выдвигает свою кандидатуру от движения интернационалистов.

Вероятно, появятся и другие кандидаты, которые могут не пройти законодательные ограничения или быть забракованы на этапе регистрации, например, из-за ошибок в документах или недостаточного уровня знания казахского языка. Таких примеров было множество во время предыдущих выборов, когда участвовать в них пытались самовыдвиженцы.

Выборы президента в 2015 году. Фото Данияра Мусирова

Поствыборный Казахстан

Касым-Жомарт Токаев отметил в своем обращении, что выборы должны снять любую неопределенность и что после них будет продолжен курс, начатый первым президентом страны Нурсултаном Назарбаевым. Долгая подготовка к транзиту, как очевидно, оставит открытым вопрос о том, завершают ли предстоящие выборы собственно транзит или они будут только очередным его этапом.

Судя по тому, как сейчас власть готовится к выдвижению своего кандидата и тому, как сам этот кандидат сохраняет молчание, открытого разговора на эту тему пока не будет. Но нельзя исключать, что подготовка к выборам и сами выборы это обсуждение все же запустят.

Эти досрочные выборы пока отличаются от других только отсутствием в бюллетенях имени, которое делало предыдущие голосования фактически безальтернативным. Но утверждать, что предстоящие выборы будут по-настоящему открытыми, нас ждет жесткая конкуренция кандидатов и их идей и программ – пока точно нельзя. Сможет ли оппозиция выдвинуть своего альтернативного кандидата, получит ли он регистрацию, каково будет влияние на выборах административного ресурса, насколько главный кандидат будет готов к диалогу с оппонентами – те многочисленные неизвестные, которые могут повернуть выборы 9 июня в любом направлении.

Рекомендовано для вас